День работников следственных изоляторов и тюрем недавно отмечался в нашей стране

435
Молодые специалисты: Евгений Афанасьев, Юрий Тайлаков, Магомедрасул Магомедов рядом с опытными сотрудниками Валентиной Яровой, Еленой Михайловой и Виктором Самоховцом

В ветеранской организации СИЗО № 3 более ста человек, возглавляет её Людмила КОЗЫРЕВА. На торжества прибыли полковник внутренней службы Василий БАЛКО, майор Александр СМИРНОВ, полковник Борис ИВАНОВ, подполковник Михаил НАСЕВИЧ, подполковник Валерий СИМАКОВ и другие ветераны.

Заместитель начальника следственного изолятора по оперативной работе полковник внутренней службы Валентина ЯРОВАЯ была в свое время единственной женщиной в этой должности в мужском изоляторе на весь Советский Союз.

…В январе 1945-го совсем маленькой девочкой она вместе с мамой и бабушкой приехала в Выборг (отец пропал без вести). Закончила школу, с 16 лет работала секретарем судебного заседания Выборгского народного суда, и заочно училась на юридическом факультете ЛГУ.

В 1969 году мужская колония в Выборге была ликвидирована, и на её базе организована колония для женщин, совершивших повторные преступления.

Не судья, а опер…

- Меня пригласили на должность оперуполномоченного. Но из суда не очень охотно отпустили, так как я должна была стать судьей, но мне ещё год оставался до 25 лет, и я не проходила возрастной ценз. Председатель суда Нина Волоткович отпустила меня с условием, что через год вернусь.

Но в колонии Валентина Яровая проработала до 1983 года, пока исправительное учреждение не преобразовали в СИЗО, где она и закончила карьеру в должности заместителя начальника следственного изолятора. В общей сложности отслужила, как говорит, «38 календарей»:

- Внучка захотела идти по моим стопам, но я против этого категорически возражаю. В этой системе и сейчас работать тяжело, хотя прав на отдых больше. А мы все праздники работали с усилением, нам не положены были за них отгулы, и материально нас не баловали. Дежурили сутками, зачастую воскресенье плавно перетекало в рабочий день. Коллектив был отличный, держали дисциплину и порядок, получали только положительные отзывы.

Часто мне задают вопрос, не боялась ли я быть на такой работе. Нет, не боялась, потому что знала: мы держим ситуацию под контролем. 

В женской колонии работать было гораздо тяжелее.  Разные вопросы приходилось решать - и с детьми, которые оказывались в детских домах, и со взаимоотношениями внутри колонии. Я должна была помогать заключенным распутывать их проблемы.

В женской колонии находились тогда, в основном, по статье 198 - без определенного места жительства, например, из тысячи человек 700 были лица БОМЖ. Если женщина теряла семью, а если еще и выпивала, то путь ее лежал нередко именно в колонию… Статья предусматривала срок наказания до года, и заключенные уже настолько адаптировались к колонии, что нигде, кроме нее, больше себя не видели. Вышли, погуляли, попили, и снова сюда, по несколько ходок.

- Мне приходилось ездить в интернаты, навещать детей наших заключенных, привозить им подарки от мамы, а мамам – детские рисунки. Сейчас здесь и храм есть, и батюшка приходит, а в 70-е годы с женщинами была просто беда… Они ходили по замкнутому кругу.

 Как-то во время моего воскресного дежурства пришел с внезапным визитом городской прокурор города. Прокуратура всегда первым делом проверяли, кто содержится в штрафном изоляторе, чтобы устранить наиболее вероятные нарушения.

Самых злостных колонисток помещали в помещение камерного типа: тяжелое было содержание, сидели как в клетке. Он пришел туда. увидел женщину-москвичку и возмутился таким бесчеловечным содержанием. Не слушал объяснений, что та уже несколько раз сидела в штрафном изоляторе (отказывалась выходить на работу, злостно нарушала дисциплину, никому не подчинялась, грубила). Он не успел еще и представиться нарушительнице, как она обрушилась на него с бранью, такой нецензурщиной, что у визитера лысина стала наливаться кровью, он опешил, был возмущен до глубины души…

Мужской изолятор - это сложная система. Сотрудники вспоминают и попытки побега, и нападения, и межкамерные разборки, которые заканчивались иногда и убийством. Не допустить этого - задача оперативного отдела. Вся работа была связана с тем, чтобы не допустить преступлений, но одно убийство, предотвратить было невозможно: вновь прибывшему с воли прислали сало в посылке, главный по камере хотел его забрать, но тот не отдал. И тогда ночью сокамерник его зарезал…

- Со мной работали настоящие профессионалы Владимир ШИРМУК, Василий ГУЗЕНКО, Евгений БЫЧКОВ…

Коллектив был сплоченным, в этом большая заслуга руководства. Делали свое дело честно, на совесть. Вся моя жизнь прошла в этих стенах…

Кстати, сейчас считается большой удачей на кассационный период попасть в Выборг.

Ольга НАБАТОВА

P.S. Профессиональный праздник работников уголовно-исполнительной системы отмечался 12 марта. В этот день на территории СИЗО №3 в Выборге собрались сотрудники следственного изолятора и приглашенные гости, о празднике читайте в статье на сайте

Читать все статьи автора Ольга Набатова

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев