Памяти выборгского музыканта Бориса Сирпо

Памяти выборгского музыканта Бориса Сирпо
879
Грета и Борис Сирпо с приёмным сыном Хеймо Хайтто

(Начало в №3)

Переезд в Соединённые Штаты

В марте 1940 года чета Сирпо и 14-летний Хеймо прибыли в Соединённые Штаты Америки. Несмотря на многочисленные концерты, в которых участвовал юный виртуоз-скрипач, самой большой озабоченностью Греты стало ухудшение отношений между приёмным сыном и отцом. В своих письмах к сестре Элле Кари она рассказывала о всё увеличивающихся разногласиях между ними в связи с приближающимся 18-летием Хеймо.

Увы, с окончанием договора пути отца и сына разошлись окончательно и бесповоротно. Вполне возможно, что история с Хеймо напоминает печальную судьбу непростых отношений самого Бориса со своим приёмным отцом.

От тюрьмы и от сумы не зарекайся

В 1945 году Хайтто стал гражданином США, женившись на одарённой виолончелистке Беверли Ле Бек, дочери миллионера. Они поселились в Голливуде, у них родилось двое детей. Карьера Хеймо первоначально развивалась вполне успешно: Лос-Анджелесский и Гавайский филармонические оркестры, Метрополитен-опера. Гастролировал он и в Финляндии, где крестился в 1956 году в церкви пятидесятников.

Когда у Хеймо начались проблемы с алкоголем и азартными играми, жена развелась с ним в 1965 году: последней каплей стала проигранная им скрипка Гварнери, подаренная тестем. Бросив семью и игру на скрипке, Хеймо превратился в бродягу на 11 лет. Только встреча с финской журналисткой Эвой Вастари (Кайнулайнен) возродила его к жизни, и они поженились в Лас-Вегасе в 1976 году. Музыкант снова начал играть на скрипке на поэтических вечерах жены. Когда супружеская чета возвратилась в Финляндию, он стал вести жизнь примерного христианина, организуя вместе с женой церковные концерты. Хеймо играл в оркестрах Савонлинны и Йоэнсу, преподавал в консерватории Савонлинны. Вспоминая годы своих странствий, он вместе со своей второй женой написал два тома мемуаров «Скрипач, ставший бродягой».

Последние годы своей жизни он провёл с женой в испанском курортном городе Марбе́лье, где и умер в 1999 году. Урну с его прахом перевезли в 2005 году в Финляндию и захоронили в Хельсинки на холме Художников кладбища Хиетаниеми.

Приёмный отец пришёл на помощь

Когда в жизни его приёмного сына произошла неприятная история – Хеймо был арестован в 1963 году за подделку чека в Сан-Франциско, именно приёмный отец был среди тех, кто пришёл к нему на помощь. Из 10 месяцев тюремного заключения Хеймо отсидел 7 и после освобождения отправился в Лахти для преподавания в музыкальном училище: этому во многом способствовал Борис Сирпо.

Однако преподавательская работа не вдохновляла Хеймо так, как это было свойственно его приёмному отцу. В одном радиоинтервью он признался почему: «Так как никто не хочет посвятить себя полностью игре на скрипке, поэтому они (ученики) охотнее играют в футбол».

Борис Сирпо в Портленде

Борис Сирпо с супругой поселились в городе Портленде штата Орегон, где он в 1945 году стал преподавать на музыкальном факультете колледжа Льюиса и Кларка сначала доцентом, а с 1949 года в звании профессора. Созданный им женский камерный оркестр был столь успешен, что выступал с гастролями в 1955 и 1957 годах во многих городах Финляндии.

Когда в 1958 году Бориса пригласили дирижёром городского оркестра в Лахти, то маэстро серьёзно задумался о переезде, но затем дело разладилось. Когда второй раз его вновь пригласили в Лахти на должность директора музыкального училища, то ему пришлось отказаться – он был уже очень болен. Гражданство США Борис получил только в конце 1950-х годов, прожив в этой стране 19 лет.

После смерти Греты в декабре 1955 года Борис женился второй раз только спустя пять лет, взяв в супруги свою бывшую ученицу Гретхен, немку по происхождению, с которой прожил 7 лет до своей смерти. Учительница немецкого языка и математики Гретхен преподавала в одной из школ. Борис Осипович скончался 25 января 1967 года в возрасте 73 лет и был похоронен в Портленде.

Тайна исчезнувших картин Репина

В Выборге стены квартиры Сирпо, расположенной в только что построенном современном доме на Красной площади (сейчас Дом культуры), были украшены, согласно обычаю того времени, многочисленными картинами. Среди них наиболее ценными считались полотна Ильи Ефимовича Репина, проживавшего в Куоккале (ныне Репино).

Чета Сирпо владела дачей на Карельском перешейке в Перкъярви (ныне Кирилловское), принадлежавшей раньше русскому генералу, у которого мать Греты, Анна Ольберг, купила её для себя, а потом передала дочери и зятю. Когда супруги отдыхали на даче, они часто ездили навещать жившего в Куоккале художника и покупали у него картины.

Картин пера Репина насчитывалось с полдюжины, и наиболее запоминающейся была картина большого размера, изображавшая православного священника. Когда родственники спросили вторую жену Сирпо о судьбе репинских картин, она ничего не смогла ответить. Можно предположить, что чета Сирпо продала их, чтобы начать новую жизнь в Соединённых Штатах, или, возможно, они были украдены.

Ходила шутка о проникновении воров в дом, когда была жива ещё первая жена. Услышав странный шум, Борис сказал супруге: «Сходи и посмотри кто там, ведь ты лучше говоришь по-английски».

Награды и звания

Борис Сирпо был рыцарем 1-го класса ордена Белой Розы Финляндии, представлявшего собой позолоченный серебряный крест на нагрудной колодке, обтянутой голубой лентой и украшенной розеткой. За выдающийся вклад в музыкальную жизнь Северо-Запада США он получил награду Стэйнвея, известной американской компании «Стэйнвей и Сыновья», выпускающей фортепиано. Колледж Льюиса и Кларка, частный гуманитарный университет в городе Портленде, наградил его в 1963 году почётной степенью доктора музыки. До сих пор действующий в Портленде камерный оркестр, основанный Борисом Осиповичем в 1946 году, считается самым старым в США. Сейчас в Лахтинской консерватории, продолжательнице Выборгского музыкального училища, один из залов носит фамилию Сирпо. Как композитор Сирпо написал 3 симфонии, 3 оркестровых сюиты, большой концерт и фортепьянный квинтет.

О Выборге и о себе

Оркестр «Выборгские друзья музыки» был возрождён Борисом Сиробом в 1929 году, принеся большой успех и гордость его создателю. В 1934 году он произнёс такую фразу: «Двадцать лет назад в оркестре из 24 человек был только один отечественный исполнитель [остальные были немецкими поддаными]. Сейчас нас 48, из которых только один чужеземец, но и для него Выборг стал родным домом».

Борис Осипович Сирпо часто повторял ученикам: «Дом не является культурным домом, если в нём не чтут музыку». 

Светлана Кудряшова

Читайте также