Приозерский район в годы Великой Отечественной войны

Приозерский район в годы Великой Отечественной войны
498
Разрушенный вокзал Кексгольма. 17 декабря 1941 г. Фотоархив Сил обороны Финляндии

Мы завершаем цикл публикаций о жизни районов Ленинградской области в годы Великой Отечественной войны на основе материалов Ленинградского областного государственного архива в городе Выборге. Сегодня наш рассказ о Приозерском районе.

Говоря об истории Приозерского района в годы Великой Отечественной войны, необходимо вспомнить, что эта земля, за которую когда-то Российское государство упорно боролось со шведами, была передана Финляндией Советскому Союзу в марте 1940 года, по итогам «зимней войны». Город Кякисалми (по-шведски − Кексгольм, а с 1948 года – Приозерск) стал районным центром Карело-Финской ССР.

Освоение новых земель

В состав СССР вошел довольно развитый регион, где было железнодорожное сообщение, развивалось земледелие и рыболовство, находилось несколько лесопильных заводов, а также крупный целлюлозный завод. Советское правительство было намерено максимально использовать экономический потенциал края: здесь в срочном порядке стали создавать колхозы, и началось заселение района выходцами из других регионов.

Документы Кякисалмского райисполкома, хранящиеся в Ленинградском областном государственном архиве, показывают, что процесс освоения новых земель шел очень трудно. Так, план переселения не был выполнен ни в 1940, ни в 1941 году. В 1940 году должно было переехать более четырех тысяч хозяйств, преимущественно из Тверской (тогда Калининской) и Орловской областей. План удалось выполнить только на 77,8%. Отмечалось, что плохо сработал переселенческий отдел в Тверской области. Вместо того чтобы направить в Кякисалмский район вначале только глав семей, которые по приезду смогли бы заняться строительством домов, часто приезжали сразу целые семьи. Соответственно, людей безотлагательно нужно было где-то расселять, создавать определенные бытовые условия, а такой возможности просто не было. В итоге, не справившись с трудностями, часть хозяйств вернулась на старое место жительства.

Председатель Кякисалмского райисполкома подготовил специальное обращение к председателям сельсоветов, в котором подчеркнул, что считает «…такое положение дел крайне ненормальным, направленным на подрыв стоящих задач перед нашим районом». Он обратил внимание на то, что нужно проводить «массово-политическую» работу, а также «на всех выбывших колхозников составить акты … и направить райпрокурору для привлечения виновных к уголовной ответственности».

В соответствии с планом, принятым на 1941 год, в район должно было приехать чуть меньше двух тысяч хозяйств. В течение года колхозникам предстояло построить более тысячи новых домов, перенести с хуторов 350 домов и их также использовать для постройки. Предполагалось, что до прибытия переселенцев все строительство будет вестись силами самих колхозников. По району председатели колхозов должны были выделить на выполнение этой задачи три тысячи человек, более 600 лошадей.

Сделать это было весьма затруднительно, если учесть, что колхозы были созданы менее года назад, а работы предстояло много: надо было выполнить план заготовки леса, подготовиться к весеннему севу. И в протоколе заседания райисполкома от 05.06.1941 года сказано, что большинство колхозов совершенно прекратило строительство и перенос домов для колхозников-переселенцев. Из 65 колхозов, у которых был план строительства новых домов, переноса и ремонта уже существующих, только 27 колхозов располагали строительными бригадами. Исполком призвал незамедлительно устранить это нарушение.

Не смогли к июню 1941 года выполнить и постановление Совета народных комиссаров о развитии местной промышленности на базе местного сырья. Так, в районе не открыли швейные мастерские и мастерские художественной вышивки. Заработала обувная мастерская, но «…выпустила 40 пар обуви, и тем дело ограничилось…» Для сбора ягод и грибов не было нужного количества тары. Имелись сети, но не укомплектовали рыболовецкие бригады, и в итоге не было выловлено ни одного килограмма рыбы.

Постановления райисполкома изобилуют датами, к которым следовало исправить существующие недочеты в работе: 1 июня, 15 июля, 1 августа. И всем этим планам помешала война…

Военные годы

Самолеты противника появились над Кякисалми уже в первые дни Великой Отечественной войны, вскоре начались и артиллерийские обстрелы. Жители района были призваны к строительству оборонных сооружений. На тот момент трудоспособного населения насчитывалось чуть более 11 тысяч (не считая жителей Кякисалми − Приозерска), две тысячи было привлечено к работам, военнообязанные направлены в действующие войска. Также для борьбы с десантом и лазутчиками противника были созданы партизанские отряды и истребительный батальон, в который вошли более 200 добровольцев, в основном работники целлюлозного завода.

Части 23-й армии оказали упорное сопротивление финским войскам, что позволило провести эвакуацию гражданского населения и ценного имущества. Тем не менее, 21 августа 1941 года финские войска вошли в Кякисалми. Район находился в оккупации в течение трех лет.

Летом 1944 года начались широкомасштабные действия по освобождению Карельского перешейка. Одним из направлений удара в ходе Выборгско-Петрозаводской наступательной операции был как раз Кякисалми. В результате ожесточенных боев советские войска ликвидировали финский плацдарм на правом берегу Вуоксы, затем форсировали реку и захватили плацдарм на левом берегу, но дальше развить наступление не смогли. Общая ситуация складывалась неблагоприятно для Финляндии, она начала вести с СССР переговоры о мире, и в сентябре 1944 года в Москве было подписано перемирие. Кексгольмский район, а финское название Кякисальми теперь уже не использовалось в документах, вернулся в Карело-Финскую ССР. Уже через 2 месяца, 24 ноября 1944 года, он стал частью Ленинградской области.

Фото 1941 года. Фотоархив Сил обороны Финляндии

Восстановление края

Важнейшей задачей на осень 1944 года стал сбор урожая зерновых культур и картофеля. Работы начались уже в первых числах октября, но гражданского населения на территории региона было очень мало, и на помощь пришли соседние районы. С середины октября в уборке урожая принимали участие рабочие Ленинграда, жители Сестрорецка, Гатчинского района, затем к ним присоединились колхозники из Волховского и Красносельского районов. Из заключительного отчета по уборке урожая зерновых и картофеля в Кексгольмском районе следует, что всего в работе принял участие 1951 человек. Было привлечено более тысячи рабочих Ленинградских заводов и фабрик, 600 членов местной противовоздушной обороны Ленинграда.

Важно было не только собрать урожай, но и сохранить его, сберечь от крыс и мышей. Из протокола райисполкома: «Грызунами заселены картофелехранилища, скотные дворы, гумна, риги, жилые дома, а также скирды необмолоченного хлеба. Ущерб, причиняемый грызунами сельскому хозяйству, ставит под угрозу урожай зерновых и овощных культур будущего года». Райисполком обязал колхозы, совхозы и частных лиц «...организовать всеми доступными способами истребление грызунов». Также рекомендовалось завести кошек. О масштабах бедствия говорит и тот факт, что для района закупили тысячу мышеловок. Медлить было нельзя.

Продовольственный вопрос в районе стоял очень остро, и в конце декабря 1944 года райисполком принимает решение об открытии рыбозавода. Причем директор рыбозавода обязан «…немедленно приступить к организационно-хозяйственному укреплению хозяйств рыбозавода, рыбопромысловых баз и к развертыванию лова рыбы с расчетом выполнения плана добычи рыбы на 1 квартал 1945 года». План составлял 150 центнеров. Начальник НКВД и заведующий районным коммунальным хозяйством получили задание «…изъять все промысловые лодки, а также трофейные орудия лова из военных и хозяйственных организаций, а также у частных граждан, передав их на баланс рыбозаводу…».  

Необходимо было как можно быстрее наладить мирную жизнь. И в первую очередь создать сеть учебных заведений в районе. Первая школа в районе открылась уже 17 ноября 1944 года, 25 детей получило возможность сесть за парты. До конца 1944 года заработало еще две школы, а число учеников достигло 90 человек. В задачах, поставленных райисполкомом перед РОНО на 1 квартал 1945 года, значилось открытие в районе еще шести начальных школ, двух неполных средних и одной средней школы. Число детей росло: в район возвращались эвакуированные ранее колхозы и приезжали переселенцы.

Так, по данным на 11 апреля 1945 года в районе проживало 1578 человек. Из них более 500 – это как раз дети до 12 лет. Мужчин трудоспособного возраста, от 16 лет до 60, насчитывалось всего 171 человек, в то время как женщин того же возраста было в три раза больше – 553. И совсем немногочисленной была группа населения старше 60 лет – всего 40 человек. По данным на 1 декабря 1945 года, в районе проживало уже 5655 человек: за 7 с небольшим месяцев население увеличилось в 3,5 раза. Данные цифры не включают жителей Кексгольма, а районный город тоже оживал. 

В годы войны Кексгольму был причинен огромный ущерб, он составил 76 млн рублей. Из отчета исполкома горсовета в 1947 году: «Оборудование заводов было увезено полностью. Сожжено и уничтожено до 80% жилого фонда. Полностью уничтожены медицинские, детские, культурно-просветительские учреждения, большинство административных зданий, коммунальных объектов. В сохранившихся помещениях никакого оборудования не осталось. Все это пришлось приобретать вновь, а больницы, детские консультации и административные учреждения размещать в неприспособленных помещениях. Жизнь города приходилось начинать вновь».

Городской совет отметил, что за три года, прошедших с момента освобождения города, многое было сделано: восстановлено железнодорожное сообщение с Ленинградом, Выборгом и Петрозаводском, возведен новый жилой фонд, в городе работали школы, больницы, кинотеатр и даже две гостиницы. Наконец, в 1947 году возобновил свою работу целлюлозно-бумажный комбинат.

Тем не менее, многое еще предстояло сделать, но не было сомнений, что «…и в дальнейшем город Кексгольм получит свое развитие как административный, хозяйственный, культурный центр большого района Ленинградской области и как один из самых крупным промышленных центров».

Материалы предоставлены ведущим архивистом Ольгой Кривенковой

Подготовила Елена Суралёва 

Читайте также