О работе выборгских экстренных медицинских служб – из первых уст

О работе выборгских экстренных медицинских служб – из первых уст
1184
На мониторе в диспетчерской видно, где находится каждый из экипажей, куда и с какой скоростью направляется

Мир борется с COVID-19 уже больше двух лет. На первой линии этой борьбы в Выборгском районе – медики службы скорой помощи, спасающие пациентов, доставляя их в специализированные стационары региона.

Они приезжают в особой экипировке, машины оснащены всем необходимым, в том числе и кислородными баллонами. Иногда поездки длятся десять и более часов, фельдшеры успевают забежать на подстанцию, только чтобы пополнить так называемую укладку – чемодан с препаратами, перекусывают в пути между вызовами. Сегодня мы беседуем с главным врачом отделения скорой медицинской помощи Олегом РОЩУПКИНЫМ:

– К сожалению, обществу сегодня не хватает прямого диалога с властями, с медицинскими учреждениями. Примером открытости служит наш губернатор, но люди порой чересчур пользуются этой открытостью, своё недовольство по любому поводу высказывая в аккаунтах главы региона. Так быть не должно. Как-то я прочёл в комментариях, что человек не смог по какому-то вопросу дозвониться до поликлиники – ему в ответ: «А я в такой ситуации пишу в инстаграм губернатору, и мне его помощники сами перезванивают».

Ну включите вы логику и здравый смысл! Вы не можете дозвониться потому, что все медицинские службы перегружены. Мы ещё не оправились от третьей волны COVID-19, как уже на пороге четвёртая.

Главной проблемой нынешней напряженности Олег Рощупкин считает отсутствие персональной ответственности за своё здоровье. Человек годами и десятилетиями игнорирует советы обратиться к специалисту, пройти диспансеризацию, занимается самолечением, доводя состояние организма до критического – что в итоге?

– В 323-м федеральном законе об основах охраны здоровья граждан, который прописывает взаимоотношения врача и пациента, нет ни одного момента, за который бы отвечал пациент. За всё отвечает врач… Так не должно быть! Министр здравоохранения, кстати, тоже не раз говорил об этом. Вы должны нести ответственность за своё здоровье, а я должен оказывать медицинскую помощь.

Прививаться или нет – это ваше личное дело. Но делайте выводы: смертность среди привитых стремится к нулю, цифры смертности среди непривитых мы ежедневно видим в сводках летальной статистики. Болеть не страшно, страшно умереть от COVID-19.

Не ближний свет…

В нынешних условиях бригады скорой помощи часами не могут доехать до пациентов, поскольку им приходится заниматься транспортировкой больных COVID-19 в специализированные стационары. Самый ближайший из них – Рощинская межрайонная больница в посёлке Первомайское. Если там нет свободных мест, то везем в Приозерск, Тосно, Лугу, Кингисепп и даже Бокситогорск, который находится в 390 км от Выборга.

– В Лугу наша машина как-то повезла двух пациентов в 12 часов ночи, а вернулась в 2 часа дня. Как можно успеть на остальные неотложные вызовы?! На экстренные – ДТП, инфаркты, инсульты, роды, к детям до года, на кровотечения, травмы – конечно, мы отправляем освободившиеся бригады в первую очередь.

Позвоните на «03» прямо сейчас, и вам ответят, что машин нет. Но если диспетчер поймёт, что ситуация экстренная, то он направит туда ближайшую освободившуюся бригаду, конечно, при условии, что в очереди нет других экстренных вызовов. Когда мы «разгрузим» экстренную очередь, сможем поехать на неотложку – высокую температуру и другие. В декабре прошлого года мы могли прибыть на неотложный вызов, поступивший в понедельник, только в среду или в четверг. В тот период – с 11-го по 15-е – наблюдался самый пик третьей волны заболеваемости COVID-19  и госпитализаций.

24/7

Когда речь идёт о своём здоровье или опасности для близкого человека, каждый из нас резко отзывается о медлительности экстренных служб. Но если разобраться, то бригады скорой помощи не тратят попусту ни минуты. Питаются когда придется и как придется. Что уж говорить об отдыхе…

– Все пациенты хотят, чтобы им сделали КТ, совершенно не задумываясь, что одно компьютерное исследование органов грудной клетки – это годовая лучевая нагрузка на организм. Больные требуют, а мы не можем им отказать. Возможно, в скором времени из-за этого мы получим рост онкологических заболеваний.

На минуточку, томограмма при ковиде не является вполне информативной, компьютерный снимок запаздывает на день-два, то есть мы видим картинку двухдневной давности. В вышедших недавно последних рекомендациях так и сказано, что при определении тяжести состояния мы не должны ориентироваться на КТ; врач смотрит на анализы крови, мазок, сатурацию, температуру, наличие одышки.

Почувствовав характерные симптомы, пациент должен обратиться в «красную зону», где ему проведут осмотр: измерят температуру и уровень насыщения крови кислородом, возьмут мазок из зева и носа, сделают назначения, выпишут больничный.

Если затем состояние резко ухудшится в течение нескольких дней, и тест положительный, – это показание для госпитализации. Равно как и возраст больного старше 65 лет.

Карета скорой везёт пациента в тот стационар, где есть свободные места. По прибытии на место необходимо потратить время в очереди на КТ. Больше часа бригада проводит с больным в приёмном покое, пока не передаст его с рук на руки коллегам из стационара. К примеру, из Приозерска, дорога до которого занимает два часа в одну сторону, скорая возвращается в лучшем случаев через 6-7 часов.

В течение суток на дежурстве находятся 18 экипажей, в состав которых входят водитель и фельдшер, реже – еще и медицинская сестра. В зависимости от ситуации количество машин в Выборге и районе варьируется. Центральная подстанция расположена в райцентре, отделения – в Светогорске, Каменногорске, Советском, Приморске, Рощино. И именно в Рощино порой приходится отправлять дополнительные машины на усиление, поскольку там сезонно живёт очень много петербуржцев.

– Наш коллектив – одна большая семья, все друг друга понимают, поддерживают, в случае необходимости без разговоров спешат на выручку. К сожалению, не всегда мы находим понимание у пациентов.

Вот пример: ночной вызов к 10-месячному ребёнку с высокой температурой. По негласному правилу водитель всегда оставляет машину там, где высадил фельдшера, в данном случае у подъезда, чтобы тот не тратил потом время (бывает, и драгоценные минуты) на ее поиски. Несколько автомобилей, в том числе и экипаж Росгвардии, спокойно объехали скорую. Но одному из водителей не понравилось, как припаркована наша машина, он принципиально вызвал ГАИ. Не приходит в голову, что завтра скорая может приехать к тебе?..

Рука на пульсе

Во время нашего разговора Олегу Вячеславовичу то и дело звонят с вызовов: советуются, обсуждают тактику оказания помощи. В течение данных конкретных суток он – старший врач, держащий руку на пульсе каждой из 18 бригад, организующий и координирующий весь процесс.

Его опыт работы на скорой более 20 лет. По окончании Военно-медицинской академии Олег Рощупкин прослужил в армии недолго. Вспоминает, что тогда фельдшер платной скорой получал вдвое больше, чем военный врач на Дальнем Востоке. В платную скорую и устроился, параллельно – ординатура по хирургии.

Он руководит отделением скорой медицинской помощи в Выборгской межрайонной больнице четыре года. Признаётся, что по возможности сам ездит на сложные вызовы.

Приходится уделять время социальным сетям (куда же в наши дни без них?), разбираться в жалобах, хоть и немногочисленных, типа «мою родственницу не повезли в больницу», а на поверку оказывается, что та подписала отказ от госпитализации... К счастью, чаще на странице «Скорая Помощь г. Выборг» люди пишут: «Низкий вам поклон и благодарность за вашу работу. Столько льётся негатива на вас со всех сторон, но вы молодцы. Все грамотно, вежливо, профессионально. Спасибо»…

Елена СТЕПАНОВА

 

Читать все статьи автора Елена Степанова

Читайте также