Ольга Егги и спасенные из котокомб

Ольга Егги и спасенные из котокомб
729
Ольга Егги - руководитель проекта "HappyCat"

Уникальный проект есть у нас в городе. Называется он «Кошачье тайм-кафе «HappyCat». По сути это приют для животных, совмещенный с кофейней и творческим пространством. Здесь живут 12 кошек, попавших сюда в разное время и по разным обстоятельствам. В большинстве своем это жертвы людской безалаберности, а порой и жестокости.

За нынешнюю зиму котокафе сменило три помещения, а это, как вы понимаете, не одно и то же, что простому предпринимателю переехать. Сейчас, слава богу, у котиков все благополучно: они водворились в одно из помещений гостиницы «Выборг». Вы можете их лицезреть в витринном окне, когда будете проходить мимо. Заправляет тайм-кафе Ольга ЕГГИ – наша сегодняшняя героиня рубрики «Стать успешной».

Ольга родилась в Выборге. Детство прошло между 11-й школой и «Полтинником», куда она ходила в хор к Серафиме РЕШЕТНИКОВОЙ, на танцы к Светлане БАЛКО и в кружок рисования к Наталье АРИСТАРХОВОЙ. Когда в 1990-е настали трудные времена, вспомнила о художественных навыках, которые привила ей Наталья Александровна, и об умениях, полученных на разных творческих мастер-классах. Долгое время изготавливала сувениры в качестве подработки, а когда в городе открылась туристическая лавка Рыжей Лапки, это занятие стало основным.

– Совместно с ребятами из «Рыжей Лапки» мы задумали сделать музей Выборгской кошки, где были бы представлены частные коллекции горожан, связанные кошачьей темой, – рассказывает Ольга. – И котик там должен был быть один, которого по договору обещал передать Эрмитаж. Но когда музей открылся, дети принесли нам котенка – будущую Змею Горыновну. Потом ее братиков – Бэтмена и Енота. Как говорится, где два, там и три. Один за другим у нас появились Царица Туся, японо-еврейский котобог Мойши, Одуванчик, Бегемот, Кайзер, Лонг-Дринк Виски, Бейлиз, дикий кот Манул, Мафусаил. Все это коты из выборгских подвалов-«котокомб», мусорных баков, спасенные людьми разного возраста. Когда их стало 12, мы поняли, что от формата котомузея надо отказываться: питомцы подрастали и портили экспонаты. Так музей трансформировался в пространство, где живут котики. Я находилась там много времени как ведущая мастер-классов, и постепенно на меня легла основная забота о питомцах. Когда стало понятно, что помещение на Красноармейской для нас уже тесно, мы перебрались на улицу Краснофлотскую, в клубный дом «Linna». Там было просторно, но место совершенно непроходное, нас никто не мог найти. Потом был «Атриум». Но оказалось, что режимы работы тайм-кафе и торгового центра совершенно несовместимы. В феврале я увидела объявление о том, что сдается бывшее помещение банка в гостинице «Выборг». Позвонила, объяснила ситуацию. Мне ответили: а почему бы и нет? Приходите, обсудим. Так благодаря депутату городского совета Игорю Борисовичу ДЕМКИНУ, бывшему на тот момент директором гостиницы, мы оказались здесь. В период ограничений нас даже освободили от арендной платы.

На котокафе много денег не заработаешь, это больше социально-благотворительный проект. К нам приходят волонтеры – школьники, студенты и даже взрослые люди – чтобы помочь в уходе за кошками, в обустройстве пространства. Многие умельцы из других городов привозят нам свои изделия в качестве благотворительного взноса. У нас можно купить сувениры, попить кофе, поиграть в игры, можно использовать котопространство как коворкинг, мы проводим мастер-классы, занимаемся с особенными детьми. Нередко посетители оставляют пожертвования в копилке для помощи бездомным животным. Эти деньги идут на стерилизацию бездомных кошек. Помогает нам ветеринар Снежана Марсовна ВАЛЕЕВА.

Мы отдаем наших питомцев на «укотовление» с последующим ненавязчивым отслеживанием. Но обычно все с удовольствием присылают фото сами. Великий Змей Ёрмсон Каа обрел дом в Выборге, Грета уехала в Петербург, Кот-Енот – в Москву. Когда место освобождается, мы можем взять еще кого-то. Так недавно у нас появился Водяной Топотун: его и других котят из помета владельцы хотели утопить, но одна девушка забила тревогу, и котят разобрали.

Люблю фильм «Москва слезам не верит». У меня сына зовут Георгий, дочь – Антонина. А теперь я еще верю, что в 40 лет жизнь только начинается. Верю, что туристы поедут на мой проект. Бывает, конечно, опускаются руки, особенно когда нас обвиняют в использовании котиков в коммерческих целях. Но это быстро проходит.

Зимой я поехала с Центром поддержки предпринимательства на слет ремесленников. Это было время судорожных поисков помещения: съезжать из старого надо было срочно. Я обращалась в КУМИГ, но безрезультатно. Удалось договориться только с частником. Как раз когда я была на слете, он позвонил и сказал, что сдавать нам помещение не будет. И тут меня накрыло «медным тазиком». После того, как областной КУМИГ отчитался в том, как легко выделяются помещения предпринимателям, я подняла руку и высказала все, что накопилось. Модератор прокомментировал: посмотрите, как человек бьётся за свой бизнес! Я вновь взяла микрофон и сказала: «Я бьюсь не за бизнес, а за своих котов!» Мне аплодировали те, кто возрождал из небытия народные промыслы Ленинградской области, и это было даже приятнее, чем то, что нам обещали помочь…

Юлия ПОДСКРЕБАЕВА

Смотреть все спецпроекты автора Юлия Подскребаева

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев