Как Сергей Рыбников нашел могилу деда

Как Сергей Рыбников нашел могилу деда
669
Сергей Рыбников в Любином поле, где похоронен его дед

Несколько лет назад сотрудники Петербургского информационно-аналитического центра «Помним всех поимённо» установили, в какой именно могиле на Пискарёвском кладбище похоронен Виктор Путин, в полуторагодовалом возрасте погибший от голода в блокадном Ленинграде. Лет десять назад такое и представить было нельзя, но новое время – новые возможности.

Где они погибали…

Есть и более близкие к нам примеры тому в подтверждение. Взять хотя бы историю красноармейца Павла Степановича Ильюшина, место захоронения которого разыскал внук Олег Боганов. Благодаря ему теперь мы знаем о захоронении на острове Клёст, известно количество похороненных там солдат – 310, обнародованы их имена, места призыва, есть также адреса и имена родственников. Кстати, некоторые из родных и близких уже откликнулись.

Мы уже рассказывали читателям о том, что на днях на могилу своего деда Ивана Балдычева, похороненного на этом маленьком острове, приезжал Сергей Балдычев. Откликнулась дальняя родственница Дмитрия Ивановича Измайлова Анна ИЗМАЙЛОВА, прислала поисковикам довоенное фото, сохранившееся в семейном архиве извещение о гибели Дмитрия Измайлова.

 Остались пять сыновей

 В последнее время глава администрации Селезнёвского поселения Сергей Рыбников много общается с поисковиками – остров Клёст, где с начала мая проходит поисковая вахта, расположен на территории поселения, неподалёку от Подборовья.

Как-то у них зашёл разговор о том, что дед Сергея Рыбникова, Михаил Николаевич, погиб в 1942-м где-то на территории Ленинградской области. Где именно – не ясно:

– У моего дяди Владимира Михайловича, живущего в Архангельске, сохранились документы и фотографии, письма, которые дед писал бабушке с фронта. Когда Михаил Николаевич Рыбников уходил на фронт, он оставил жену и пятерых сыновей. Они были бойкими и спортивными ребятами, держали в «ежовых рукавицах» всю улицу Розы Люксембург в родном Архангельске. Отец вспоминал, что они с братьями были первыми «фарцовщиками»: выпрашивали у представителей армий союзников по антигитлировской коалиции, англичан, американцев (их тогда можно было нередко встретить в Архангельске), главную «валюту» тех времён – сигареты, которые можно было обменять на хлеб или тюлений жир. Заучили несколько английских фраз, с которыми обращались к иностранным морякам. А те охотнее давали детям шоколад, который, увы, ценился меньше. Однажды подарили мальчишкам галстук, им потом взрослые охапки дров перевязывали.

От отца и дяди Сергей Рыбников и узнал, что дедушка до войны был главным бухгалтером сенозаготовительных контор всей Архангельской области. В конторского служащего он переквалифицировался после ранения в Гражданскую (шрам от палаша на лбу прятал под кепкой, считал, что от смерти его спасла буденовка). Жена его тоже работала бухгалтером в зернозаготовительной конторе, заниматься пятью сыновьями помогала няня Катерина (в 1943-м она ушла на фронт). В семейном архиве сохранилось фото 1937-го года, где Михаил и Марфа запечатлены на отдыхе в Крыму; мальчишки в это время оставались дома под присмотром няни.

– Братья были людьми самостоятельными, шкодники, со слов дяди, еще те! За ними нужен был глаз да глаз – куда-нибудь да залезут…

Дед по линии мамы, Иван Тимофеевич Сюзев, тоже воевал, пропал без вести. Бабушка Даша в войну таскала шпалы – это тяжелейший труд! Осталась с пятью детьми, выжили из них только трое… Великая труженица, в возрасте под 70 она ещё на трёх работах работала.  То поколение очень ценило мир и жизнь в мире. Им столько довелось пережить: войну, голод, разрух, потери близких… Поэтому, наверное, и не любили вспоминать…

Примечательно, что соседом Рыбниковых в свое время был Петр Викторович Додогорский – заместитель коменданта Берлина, Герой Советского Союза, который обращался к Сергею, занимавшемуся в школьные годы боксом, не иначе как «пан спортсмен»:

– Незабываемый образ: бравый боевой полковник – колоссальный мужик!

 Деревня Мостки, Долина смерти…

 Поисковики нашли информацию о том, где находится могила деда Сергея Рыбникова за считанные дни. Все лавры они адресуют «дяде Мише», как называют товарищи военного эксперта Михаила ЧИПЕНКО, работающего на острове Клёст. Вот что он рассказывает:

– Первичная информация содержалась в похоронке, которую нам показал Сергей Борисович: «Чудовский район Ленинградской области, лесопункт». По электронным базам я отследил несколько записей по Михаилу Николаевич Рыбникову, и в одной из записей обнаружил уточнение: деревня Мостки, лесопункт.

Деревня Мостки – это Долина смерти, Мясной Бор, начало 1942-го, гибель 2-й ударной армии. Михаил Рыбников воевал в части, входившей в состав 59-й армии, действовавшей на правом фланге у 2-й ударной; погиб в первый день выхода из окружения.

Я не работал в тех местах, поэтому знаю об операции только в общих чертах. Знаю,что когда первая попытка не удалась, прилетел Климент Ворошилов. Вместе с командованием они поработали над картами, и предприняли вторую попытку, усилив остатки 2-й ударной силами соседних армий. Эта попытка также оказалась безуспешной. Ну а дальше был настоящий котел…

Так совпало, что в эти дни в Северную столицу на несколько дней прилетала Елена РЯБЧИКОВА из Екатеринбурга. Елена опытный поисковик, вместе с Михаилом они начинали на Невском пятачке ещё в 90-х. Она много лет работала как раз в Долине смерти и, как оказалось, знает тот самый лесопункт.

– Мемориалов там всего два – Мясной бор и Любино поле. По этим ориентирам мы посмотрели паспорта воинских захоронений. Рыбников М.Н. числится на Любином поле.

 Всего-то 350 километров от Выборга

 – На захоронении увековечены трое Рыбниковых. Один – наш! Ездил туда всей семьёй, теперь изучаем документы о том, что там было в годы войны… А было мужикам не сладко…

Существовал план вывести 2-ю ударную армию из окружения, но участок прорыва шириной в три километра простреливался немецкой артиллерией. Дед мой погиб в первый день операции, 13 мая, – говорит Сергей Рыбников.

Рыбниковы побывали и в Любином поле, и в Мясном бору, где в двух огромных братских могилах, находящихся друг от друга всего на расстоянии в несколько километров, похоронены десятки тысяч советских солдат.

Елена СТЕПАНОВА

Читать все статьи автора Елена Степанова

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев