Мария Юркина: я занимаюсь трудным, но любимым делом

Мария Юркина:  я занимаюсь трудным, но любимым делом
4011
Мария Юркина: я занимаюсь трудным, но любимым делом

Ассоциация «Русское Вездеходное общество» создана сравнительно недавно, но уже успела заявить о себе. Сегодня в нашей рубрике «Стать успешной» – руководитель ассоциации Мария Юркина, которая рассказывает о себе, о своей работе и общественной деятельности, о том, как стать и оставаться успешной в нелегком мужском бизнесе.

– Чем занимается ваша ассоциация?

– Не столько туризмом, сколько развитием труднодоступных, удаленных территорий. В процессе мы выявляем интересные точки, например, небольшие музеи – зачастую местные краеведы могут много интересного рассказать. Получаем срез территории с достопримечательностями, о которых собираем информацию, и у нас рождаются уникальные маршруты.

Многие наши исследования проводятся в Ленинградской области - там, где еще есть белые пятна, и нет достаточной информации. В экспедиции приглашаем биологов, геологов, археологов, спелеологов. Питание, транспортные расходы, проживание в кемпингах или небольших отелях берем на себя, если едем на удаленную территорию. Экспедиция из 30 человек может стоить около 300 тыс. рублей. К сожалению, в сегодняшних условиях это стало для нас дороговато…

Ну и конечно, тесно сотрудничаем с Русским Географическим Обществом, которому в этом году исполняется 175 лет.

– Расскажите о событиях и планах нынешнего года.

– Карантин немножко задержал планы, но успели сделать в петербургском «Лофт Проекте Этажи», на Лиговском проспекте, фотовыставку «Карелия: сквозь времена и тайны». Она была посвящена проблемам изучения и сохранения петроглифов, в том числе расположенных на берегу Онежского озера. Показ фильмов, выступления специалистов из разных сфер перемежалось с концертами этнической музыки.

С начала года мы исследовали территорию Батарейной горы в Выборге, организовали пресс-тур по маршруту по линии Маннергейма. Руководитель отдела по туризму администрации Выборгского района Петр ФОМИН в период режима ограничений поддержал наш проект «Экспедиция онлайн»: туристская отрасль несла большие потери, но всем экспертам мы предоставили возможность рассказать о своих исследованиях. Несколько раз в неделю в инстаграме проходят прямые эфиры – рассказываем о неизвестных местах, явлениях, событиях, культуре малочисленных народов: вепсов, саамов, поморов...

Хочется сделать что-то и в родном Выборге. Сейчас готовлю сценарий нового инверсивного шоу по калевальской теме, интересно, что первым изучал карело-финскую мифологию Микаэль Агрикола, который к Выборгу имеет непосредственное отношение.

Планирую в рамках этого события представить фотовыставку петроглифов, калевальские коллекции музеев, привлечь и фольклорные коллективы с саамскими напевами к межрегиональному диалогу. Карельский перешеек очень разнообразен, разные народы с многообразной культурой здесь жили. Я понимаю, что могу это сделать, показать, что Выборг – это тоже земля Калевалы.  

Отдельная тематика – маленькие музеи в поселках, у Бориса ШУЙСКОГО, к примеру, очень интересный музей. Планов много, но времени и финансов не всегда хватает. Это некоммерческие проекты, направленные на формирование туристских маршрутов в труднодоступные места и сохранение культурных достопримечательностей.

– Почему вы считаете Выборг родным, если родились в Пушкине?

– В Выборг из Лодейного Поля в 1944 году переехала моя бабушка, здесь же родился мой папа Дмитрий Васильевич Климаков.

Мама родилась в Германии, по месту службы отца – полковника Владимира Романова, награжденного медалью «За отвагу» за участие в битве на Курской Дуге. Он был танкистом, отсюда моя тяга к гусеничной технике, к вездеходам. Помню, когда он преподавал на военной кафедре в пушкинском сельскохозяйственном институте, то сажал меня, маленькую, в кабину танка Т-34.

А ранее, во время службы деда в Выборге, моя мама училась в 13-й школе, с папой они были одноклассниками, сначала дружили, потом полюбили друг друга и поженились.

После окончания выборгского авиационно-технического училища отца распределили в Воронеж. Руководил ОТК, а потом госприемкой на заводе «Электросигнал», где делали телевизоры. В 80-е годы мы вернулись в Выборг, и в 4-й класс я пошла в 11-ю школу с английским уклоном. Папа со мной по самоучителю со второго класса занимался английским, хотя в школе изучал немецкий язык.

После школы я училась в ленинградском отделении Московского института иностранных языков и в Высшей школе экономики, а параллельно работала. Дело в том, что папа умер рано, когда началась перестройка, мне было 18 лет. Он был замдиректора «двадцатки», ушел с завода, чтобы содержать семью: работал таксистом, построил бизнес по торговле мебелью, но сердце не выдержало.

– Как пришло решение заняться предпринимательством?

– Сначала я преподавала английский язык в одной из школ Петербурга, затем занималась продажей продуктов питания в Ленинградской экологической Компании. Это был первый шаг карьеры в отделе внешнеэкономической деятельности. Кстати, я была первой, кто на рынок Северо-Запада привел марку «Бондюэль». Нарастила большие объемы продаж, фирма получила кредиты на несколько миллионов долларов. 

Во время кризиса 1998 года я временно оказалась без работы. В том же году устроилась коммерческим директором во французско-российскую компанию, которая занималась продажей грузовой техники – тягачей «Рено». Справилась с задачей по увеличению объемов продаж, несмотря на то, что было нелегко.

Потом, к сожалению, учредитель закрыл компанию. Я взяла кредит, открыла фирму «Альянс компаний Восток-Запад» и стала покупать- продавать эти машины самостоятельно. Так познакомилась со шведскими партнерами. Сначала у нас был совместный проект по производству рефрижераторных кузовов, а потом мне предложили продать конверсионные вездеходы. У меня всегда хорошо шли продажи, и вездеходы я удачно продала.

По вездеходам в нашем семейном бизнесе два направления деятельности: делаем новые по шведскому прототипу и восстанавливаем бывшие в употреблении в заводских условиях до состояния нового. Вездеходный рынок сейчас тяжелый: только наработали контракты, а тут коронавирус…

– Вы взвалили на свои плечи производство, не жалеете об этом? Много ли сил уходит и что вас подпитывает?

– Сил уходит очень много, но я люблю наши вездеходы. Нам удалось до введения карантинных мер в составе делегации побывать с деловой миссией в Новом Уренгое, и мы уже получили оттуда обратную связь.

Я сама поклонник отдыха с комфортом, в фешенебельных гостиницах, где включены все услуги. Но после первой же экспедиции с миссией в команде единомышленников, несмотря на трудности, которые пришлось переносить, преодолевая себя, появилось потрясающее чувство: я справилась!

Конечно, от участников экспедиций много интересного можно узнать. Любая территория в конце концов начинает сверкать всеми гранями, как алмаз! Где-то удивительная геология, где-то фортификационные сооружения или потрясающая этнография, где-то подводные исследования… Я на таких выездах просто отдыхаю душой.

А на производстве, конечно, большая ответственность за вездеход для работы в экстремальных условиях. Например, если в тундре, где на сотни км нет никакого сервиса, что-то случится с вездеходом – это серьезно. Мы никогда не экономим на безопасности, каждый вездеход, как дитя, рождается. Зачастую приходится принимать новые инженерные решения в его производстве.

– Действительно, серьезный бизнес! Ваш взгляд на мужской и женский стиль ведения дел?

– Я считаю, что нет женского или мужского подходов, есть профессиональный и непрофессиональный. Вот и все! Многие женщины, которых я знаю, очень жесткие предприниматели. Чувствительность, независимо от гендерной принадлежности, больше личностная характеристика, чем деловая.

Конечно, когда ты настоящий профессионал и при этом еще и эффектно выглядишь – это хороший коктейль, это производит впечатление. Правда, не на всех… Есть и обратная сторона медали, когда мужчины смотрят на тебя свысока и не хотят с женщиной иметь никаких дел. Это видно, я сразу чувствую такого человека.

А бывает и наоборот, когда слышат от тебя профессиональные рассуждения про технику, про слабые и сильные стороны конкурентов, когда ты проявляешь знание специфики, то соглашаются.

– Ваш любимый стиль одежды?

– Я люблю красивые, яркие платья. Предпочитаю отечественные брэнды, в России есть стильная и оригинальная одежда для женщин любого размера и возраста. Питерские имиджмейкеры помогают создать стиль, подобрать аксессуары. Выглядит дорого, а по цене вполне доступно…

Ольга НАБАТОВА

Читать все статьи автора Ольга Набатова

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев