Композитор Петр Акимов и его муза. Вспомни вечер, окутанный негой

Продолжение рассказа о Выборгском композиторе
1229
Композитор Петр Акимов

Продолжаем рассказ о композиторе, дирижёре и педагоге Петре Акимове, нашем земляке, и фрейлине Эрне Гревэ, которая стала его первой любовью и музой.

Рядом с Ее Величеством

Быть фрейлиной в царской России считалось очень престижным. Родители мечтали, чтобы их дочери были пристроены при императорской семье. При представлении во дворце фрейлины соблюдали придворный этикет: следовало знать, сколько шагов надо было сделать, чтобы подойти к их императорским величествам, как держать при этом голову, глаза и руки, как низко сделать реверанс и как отойти; этому этикету прежде обучали балетмейстеры или танцевальные учителя. Будучи свитой, фрейлины были обязаны всегда и везде сопровождать императрицу. Девушки дежурили по трое в течение недели, распределяя при этом время так, чтобы одна из них всегда находилась в течение суток рядом с её величеством. В список обязанностей фрейлин входило:

- сопровождение на прогулках и в поездках, во время торжественных выходов и приёмов гостей;

- чтение для императрицы книг вслух, игры в шахматы, бадминтон и т.д.;

- ответы на письма под диктовку императрицы, написание телеграмм, поздравительных открыток;

- игра на фортепиано, пение, танцы.

Главной должностной обязанностью штатной фрейлины являлось суточное дежурство, во время которого она не могла отлучиться и должна была в любое время являться по первому звонку императрицы. Это было довольно тяжело – 24-часовое безотлучное дежурство, при котором иногда приходилось выполнять множество неожиданных поручений. Фрейлины несли посменно как суточные, так и недельные дежурства.

В дополнение к этому, они должны были быть в курсе всех дворцовых событий, знать на память всех приближённых императорской семьи, даты и дни рождения, новости об именитых семействах. На любой вопрос императрицы девушки должны были дать точный и верный ответ, поблажек не делалось даже новеньким. В любой момент императрица могла позвать любую фрейлину и дать ей поручение. Поэтому девушки практически не имели собственной жизни.

Анна Александровна Вырубова писала: «Можно подумать, что всё это было просто – и работа была лёгкой, но в действительности это было совсем не так. Надо было быть полностью в курсе дел Двора. Надо было знать дни рождения важных особ, дни именин, титулы, ранги и т.п. и надо было уметь ответить на тысячу вопросов, которые государыня могла задать… Рабочий день был долгий, и даже в недели, свободные от дежурств, фрейлина должна была выполнять обязанности, которые не успевала выполнить дежурная».

Несмотря на практически полное отсутствие свободы, стать фрейлиной мечтала чуть ли не каждая девушка. В чём секрет? Фрейлина попадала под покровительство императрицы, и поэтому она могла надеяться на свою безопасность и обеспеченность. Фрейлинам выплачивалось жалование в зависимости от ранга: от 1000 до 4000 рублей в год. При этом они находились на полном государственном обеспечении: жили во дворце, одевались, путешествовали и посещали самые пышные торжества.

Покидали фрейлины придворную службу только после выхода замуж. При этом императрица награждала невесту хорошим приданым: наличными деньгами, драгоценностями, одеждой, кроватными и постельными уборами, галантерейными предметами на сумму от 25 до 40 тысяч рублей, а также иконой той святой, имя которой носила новобрачная.

При выходе замуж фрейлины сохраняли право получать приглашения на придворные церемонии и балы в Большом зале Зимнего дворца вместе с мужьями, независимо от их чина.

От атамана войска Донского и старинного финляндского рода…

Марина Голенищева-Кутузова, получив назначение на должность фрейлины в 1900-м, в следующем же году вступила в брак с поручиком Кавалергардского полка Дмитрием Граббе, который был старше своей избранницы на шесть лет. Российский графский род Граббе вёл своё начало от наказного атамана войска Донского, генерала от кавалерии, генерал-адъютанта Павла Христофоровича, происходившего из старинного финляндского рода, известного с XV века и в 1866 году возведённого в графское достоинство Российской Империи.

Дмитрий Михайлович, сын офицера, дослужился до полковника Кавалергардского полка, участвовал в Первой мировой войне, состоял при великом князе Николае Михайловиче, единственном из казнённых большевиками Романовых, кого Русская православная церковь за рубежом в 1981 году не стала причислять к лику святых, так как он являлся наиболее радикальным оппонентом царствующего монарха из числа великих князей. Кстати, именно его оппозиционные взгляды в 1916-1917 годах в отношении проводимого царём и его правительством курса получили название «великокняжеская фронда». Дмитрий Михайлович был награждён шестью российскими орденами. В семье Граббе было пять дочерей: Ольга, Софья, Елена, Анна и Вера.

«Душа моя, проснись от тягостного сна!»

Почему глаза красавицы-графини на её парадной фотографии столь печальны? Возможно, это связано с предвидением грядущих событий: бегство с супругом и дочерьми из Новороссийска на судне «Браунфельз» после революции, смерть двух дочерей на острове Лемносе. «Браунфельз», который германская армия передала союзникам после Первой мировой войны, использовался англичанами для перевозки грузов и не был приспособлен для транспортировки людей. Это был один из последних кораблей, покинувших Новороссийск в начале 1920 года, и поэтому он был заполнен до отказа: по некоторым сведениям, на нём находилось более 1 500 беженцев. В изгнание отправился служивший в Вооруженных Силах Юга России Дмитрий Михайлович Граббе вместе с семьёй и родственниками, с верной прислугой, нянями и гувернантками – общим числом 30 человек.

Марина Александровна Граббе подробно описала исход и лемносскую эпопею в письме из более 50 листов. Кроме того, в семье сохранились тетради, в которые она переписывала молитвы, проповеди, жития святых, келейные правила преподобного Серафима Саровского и христианскую поэзию, к примеру, стихи графа Петра Капниста: «Душа моя, восстань! Душа моя, проснись От тягостного сна! Душа, войди в себя, опомнись, осмотрись! Ты вся во тьме грехов погружена!..» Записки Марины Граббе часто касаются пророчеств о будущем России, а также темы покаяния и обращения к Богу, с надеждой, что только Господь может спасти Россию.

Марина Александровна похоронила двух дочерей: Елену на о. Лемнос и Веру в Константинополе. Обе скончались благочестиво. Перед смертью Елена, думая, что умирает, несколько раз в день клала икону на грудь, складывала крестом руки и ждала смерти, молясь. Ей было 14 лет. Среди её вещей была найдена следующая молитва: «Спаси, Господи, Государя нашего Императора Николая Александровича, уменьши страдания его, поддержи его и соблюди от врагов его. Дай ему, Господи, силу побороть врагов своих и, если будет на то воля Твоя, просвети его на мудрое царствие. Спаси, Господи, Цесаревича Алексея, укрепи его телом и духом, помоги ему перенести испытания, которые Ты послал ему. Укрепи его в вере Православной, в милосердии и добродетели и, если суждено, Господи, вручи ему престол отца, умудри его и способствуй ему. Аминь».

Шестилетная Вера молилась вслух: «Господи, помилуй Папа́, Мама́, Марусю, Ольгу, Соню, Елену, Анну, Вереньку, Бабеньку-Бабусю, няню и всех людей. Богородица Дева, радуйся… Ангелю-Хранителю, спаси и сохрани младенца Веру. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матери и всех святых помилуй нас».

Семья Граббе проживала в эмиграции во Франции. Дмитрий Михайлович почил в 1927 году в Сен-Клу, Марина Александровна пережила мужа на 24 года, упокоившись в 1951 году в Париже. Потомки лемносских сидельцев семьи Граббе, а также их родственников Голенищевых-Кутузовых и Лёвшиных, которых сегодня насчитывается более 250, проживают во Франции, Марокко, США, Канаде, Австралии, Коста-Рике, Китае, Казахстане и в России.

Светлана КУДРЯШОВА

(Окончание следует)

Читайте также