Ирина Любимова: И в нашей семье есть герои

Ирина Любимова: И в нашей семье есть герои
1438
Ирина Любимова: и в нашей семье есть герои

Анна Ивановна Любимова родилась в большой семье: у родителей было три дочери. Летом 1941 года одна из них была отправлена с детским садом в загородный лагерь в Ленинградскую область. Анна с мамой и сестрой оставалась в Ленинграде. Глава этой семьи был политруком, поэтому ему разрешили вывезти уже из осажденного города одного члена семьи. Он выбрал Анну.  

О дальнейшей судьбе Анны нашему корреспонденту рассказала ее дочь - Ирина ЛЮБИМОВА, которая сегодня занимается с пожилыми людьми рукоделием в Первомайском информационном культурно-спортивном досуговом центре «Кивеннапа».

-В середине 1943 года вышел призыв: всем ленинградцам-комсомольцам вернуться в город, не хватало рабочей силы. Мама вернулась, к тому времени ей уже исполнилось 15 лет. Ее устроили в школу фабрично-заводского обучения при Ленинградском металлическом заводе, на котором ремонтировали танки. Мама вспоминала, как получила первые карточки на продовольствие и их у нее украли. Об этом она никому не рассказала, некому было жаловаться, к тому времени бабушка и еще одна мамина сестра, которые оставались в блокадном городе, умерли. Однажды мама на улице потеряла сознание от голода, на помощь пришел мужчина, он же помог попасть в медицинский пункт при школе ФЗО для восстановления сил.

Когда окрепла, трудилась на заводе, а жила в подвале дома, там размещалось заводское общежитие (верхние этажи здания были разрушены, а нижние можно было занимать). За водой ходили на Неву. Мама вспоминала, что нести двухлитровый бидон с водой было очень тяжело.

Порой, вечером совсем не было сил идти домой, тогда ночевали в заводской кочегарке. Однажды мама с подругой уснули на отработанном угле, который вытаскивали из шахты. Мама проснулась от крика - подруга горела, спасти ее не удалось. Если бы она не закричала, мама бы тоже сгорела, потому что подошва ее ботинок уже дымилась…   

Часто мама вспоминала и вторую свою подругу, с которой в один из дней попала под бомбежку. Прозвучал призыв: все в бомбоубежище, но девушки решили, что успеют добежать до общежития. Ударной волной их ударило о стену, у мамы – сотрясение, она отбила легкие, а подруга умерла на месте. Мама жалела ее, рассказывала, что та была красивой, какие у нее были косы, как она пела. После этого случая мама попала в госпиталь, где подхватила туберкулез, а оттуда ее направили в санаторий, расположенный в поселке Сосновый Бор. Здесь мама встретила моего папу...

Мой отец Василий Любимов в 1943 году, не дожидаясь своего совершеннолетия, ушел добровольцем на фонт. Попал в артиллерийскую часть. Папа не любил вспоминать прошлое, всегда говорил, что на войне было страшно, а в блокаду еще страшнее. Рассказывал лишь кое-что. Новобранцем он попал в окружение под Синявино. Была весна, окопы полные воды, солдаты в валенках и тулупах. Одежда и обувь днем намокала, а ночью замерзала. Там его, неопытного бойца, ранило, осколки попали в ногу и легкие. Дальше был госпиталь – большая штабная палатка, в которой тоже стояла вода по колено. Солдаты смастерили плот из того, что было под рукой, на него ставили все необходимое, а медсестре, которая за ними ухаживала, сшили штаны из плащ-палатки, чтобы удобнее было по воде ходить. Папа был веселым человеком, и в госпитале подбадривал всех бойцов, его даже прозвали Вася Теркин за байки, которые он рассказывал. Врач положительных прогнозов не давал, но отцу повезло, после прорыва блокадного кольца его вместе с другими больными эвакуировали в Баку. Местный доктор обследовал отца и обнаружил туберкулез, вылечить который мог бы пенициллин, но его давали только офицерам. Однако папе снова повезло: из больницы выписался офицер, которому кололи пенициллин, и осталось 10 ампул… На свой страх и риск доктор не сдал оставшееся лекарство, а проколол его отцу. Потом долгие годы папа и этот врач дружили, часто встречались.

Таким образом, папа и мама однажды попали в один санаторий для больных туберкулезом. Познакомились на волейбольной площадке: мама подвернула ногу, папа отнес ее в медпункт. Маму выписали раньше, и она уехала домой в Ленинград.

Но судьба есть судьба, и через полтора года Анна и Василий вновь оказались в Сосновом Бору… На этот раз из санатория они вернулись как муж и жена.

-У мамы из родных никого не осталось, а папина мама до войны работала поваром в ресторане «Метрополь», в блокаду трудилась в Доме радио, готовила для сотрудников. Так вот, когда папа привел маму в качестве жены, бабушка сказала: «А чего такую нищую привел?». У мамы действительно, кроме шинели, которую выдали на заводе, ничего не было.

Жизнь у папы с мамой и бабушкой в коммунальной квартире легкой не была, но при этом, они всегда оставались жизнерадостными и гостеприимными. На День Победы у нас всегда собиралась компания сослуживцев отца с женами и детьми.

Василий Любимов умер в 1990-х годах, его жена Анна – в прошлом году. Они оба не охотно вспоминали войну и блокаду, как признается их дочь Ирина Васильевна, перед смертью мама почти два года лежала, и только в это время небольшими отрывками удалось у нее что-то выспросить.

-А так многое хотелось знать и мне, и моей дочери - студентке исторического факультета, это наша семья, наша история, наша память…

Наталья Ростова

Смотреть все спецпроекты автора Наталья Ростова

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

10 комментариев

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 »