Владимир Потегов: от тяги к звездам до увлечения пчелами

Владимир Потегов: от тяги к звездам до увлечения пчелами
454
Владимир Иванович Потегов мундир надевает поособым случаям

Несмотря на все тяготы и испытания, которые пришлось отцу пережить в войну и нелёгкое время восстановления от разрухи, и о которых он рассказывал потом своему сыну-подростку, Владимир выбрал профессию военного. Только не артиллерию, как отец, а космические войска.

Сегодня в память о славных временах Владимир Иванович ПОТЕГОВ оформил у себя дома особый уголок в лучших традициях штабной культуры, называет его «Стена героя».

Когда-то космонавты были военными

– В 1967 году я поступил в академию Можайского, закончил её с красным дипломом. Затем служил два года в Евпатории, в Центре дальней космической связи. В своё время там стояли большие радиотелескопы, которые позволяли слушать дальний космос. Но во время моей службы там находился запасной ЦУП (центр управления полётами) по запуску обитаемых объектов. Я видел практически всех космонавтов; Титов у нас был начальником.

Однажды лейтенанту Потегову пришлось выручать имущество начальника: прилетевшему в Симферополь Герману Степановичу немолодая попутчица случайно подменила чемодан, похожий на её. А там полковничья форма с наградами… Гражданка, приехавшая на курорт, едва не лишилась чувств, увидев в «своём» чемодане такое! Конечно, на поиски пропавшего багажа была поднята милиция всего Крымского полуострова, вспоминает Владимир Потегов:

– Я тогда только пришёл служить после выпуска, ещё не был обременён ответственностью за личный состав. Мне дали машину. Титов напутствовал: главное, смотри, чтобы звезда Героя была на месте! Взяли с собой начальника Симферопольского аэропорта, который к тому времени уже трое суток не спал. Прочесали все дороги... Эту женщину на момент, когда мы к ней добрались, уже нашли сотрудники Комитета госбезопасности: два оперативника допрашивали – нарочно она подменила чемодан? Потом, конечно, она написала письмо Герману Степановичу с извинениями.

Сегодня Владимир Иванович с большой теплотой вспоминает многих из отряда космонавтов: Валерий Быковский, уже побывавший к тому времени на орбите Земли, например, очень любил продукцию с местных виноградников, у Владимира Шаталова, совершившего три экспедиции, как сам говорит, «набрался наглости и попросил автограф», видел Андрияна Николаева. Все они были людьми военными. Затем времена изменились, в космос стали летать гражданские…

– Военные космонавты были людьми простыми. Вот я лейтенант, а Николаев – генерал; ему звонят, например, из Москвы, и мне надо пригласить его к телефону, он по-простому отвечал «сейчассейчас»…

На родину, к истокам

На 5-м курсе академии курсант Потегов проходил стажировку на северном полигоне в Плесецке. Ох и глушь там, вспоминает сегодня Владимир Иванович начало 70-х, – медведи ходили, как у себя в лесу… Довелось побывать там и потом, в середине 80-х, когда поехал за техникой:

– Это был год 40-летия Победы. Начальник полигона устроил там инсталляции на тему разгрома фашизма. Там же есть, на мой взгляд, один из самых несуразных памятников Гагарину: он как бы выходит из двери в скале с поднятыми руками.

После службы в Евпатории Владимир Потегов вернулся в родную «можайку», в учебную лабораторию, затем стал преподавать специальные дисциплины.

Сегодня на своей «стене героя» с гордостью рассказывает о добрых друзьях, глядящих с фотографий:

Вот Владимир Викторович Гладченко. Он запускал в космос Гагарина и Титова. Вот начальник кафедры, который меня принимал в 1974-м, Пётр Васильевич Оленюк. Он примерно ровесник моего отца, служил в авиации, и его ранило под Выборгом. Лечился в нашем госпитале, здесь же познакомился с медсестричкой, которая потом стала его женой.

Рядом подарок детей на день рождения – газета «Правда», датированная 11 ноября 1949 года; это, конечно, компьютерный «хендмейд», объясняет свое присутствие на главном фото Владимир Иванович. К 50-летию основания факультета – грамота за большие успехи в подготовке кадров для военно-космических сил; в ней опечатка «полковнику», хотя Владимир Потегов был в то время подполковником. Провожал в отставку нашего героя участник трёх космических экспедиций и дважды Герой Советского Союза космонавт Леонид Кизим, возглавлявший академию.

Владимир Потегов помимо преподавания ещё и писал статьи, научные обзоры в журнал «Зарубежная радиоэлектроника»; за лучшую публикацию по описанию американской космической системы получил диплом. Система, говорит, работает в Америке до сих пор.

Пчёлы, как космос, не перестают удивлять

Владимир не только пошел по военным стопам отца, но и перенял от него «мирные» увлечения. Например, Иван Владимирович ещё в первой половине 60-х годов начал заниматься пчёлами; из-за тотального дефицита тех времён и стремления прокормить семью, старший Потегов разводил кроликов, занимался промыслами – рыбалкой и охотой.

После выхода в отставку Владимир Иванович перебрался в Выборг к родителям. Здесь с новой силой окунулся в пчеловодство, любовь к которому прививалась отцом многие годы, и на которое теперь, наконец, появилось время.

– Пчёлы чем хороши? Они не требуют постоянного присутствия, их не надо каждый день кормить, поить, холить. А зимой – вообще свободен. Пчела – это первое насекомое, которое вылетает после зимы очень рано (такой вопрос был даже на «поле чудес»); пчёлам надо избавиться от продуктов жизнедеятельности, ведь всю зиму они этого не могли сделать… Это же живое существо, у которого происходит обмен веществ. И вот я за ними наблюдаю, всё записываю. И дочки просят: пиши, папа, чтоб нам потом легче было с пчёлами управляться.

Оказывается, самой первой из «пчелиных лакомств» пробуждается от зимнего анабиоза ольха, её пыльцу (или, как говорит Владимир Иванович, обножку) в качестве первой весенней добычи труженица и несёт в улей.

– Сама пчела отрицательно заряжена, пыльца – положительно. И когда пчела садится на цветок, пыльца к ней притягивается, облепляет все шерстинки. На локтевом сгибе задних лапок насекомого есть две чашечки, и когда пчела начинает себя чистить, вся «примагнитившаяся» пыльца собирается в бляшечки. А ольховая пыльца не имеет заряда, поэтому чтобы получить её, пчела садится на серёжку и сама начинает её трясти, чтобы пыльца осыпалась. Очень интересно за этим наблюдать.

Имея опыт в публицистике (в его активе два десятка только закрытых научно-исследовательских работ, не считая статей в общедоступной периодике), Владимир Иванович несколько лет назад писал в нашей газете о пчёлах и пчеловодах в соавторстве с товарищем по увлечению.

Елена СТЕПАНОВА

Читать все статьи автора Елена Степанова

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев