Видно, все мы рано повзрослели

Видно, все мы  рано повзрослели
88
Видно, все мы рано повзрослели Видно, все мы рано повзрослели

Немецкие самолеты пролетали очень низко, чуть ли не над крышей.

Великая Отечественная война застала их семью под Мгой в августе. Родители тогда приобрели участок в поселке ЦНИГРИ (сейчас – Дачное) и соорудили на нем небольшой домик вместе с еще одной семьей. И именно там война ворвалась в жизнь 10-летней девочки: немецкий самолет летел прямо над крышей их дома. Летел так низко, что можно было разглядеть пилота…

–  Я еще ему рукой помахала, за что меня потом отругали, –  вспоминает Ирина Николаевна ХРУЩЕВА. – Потом вокруг дома в укрытиях появились пулеметы и зенитки. Собаку нашу мобилизовали на фронт. Начались бомбежки, пришлось рыть защитные укрытия. Дети тоже, как могли, помогали. Домой возвращались ночевать только когда темнело…

Потом по дороге, проходившей мимо нашего участка, со стороны Мги пошли беженцы, а в противоположном направлении, в сторону боевых действий, – солдатики. Остановились как-то, водички попить попросили, говорят: «Мы скоро вернемся». Не вернулись…

Немцы подступали все ближе. Понять, что и где происходит, было невозможно, –  семья приняла решение вернуться в Ленинград:

–  Взяли немного еды в дорогу, все припасы круп оставили на чердаке в бельевом баке. Мы тогда не предполагали, что идем голодать…

Железная дорога на станции уже была разбомблена, поэтому пошли пешком в сторону Невской Дубровки. Переправляться через Неву пришлось на барже с коровами. Ирина Николаевна помнит, что над ними кружили два немецких самолета, один сбили, второй улетел. А вот на другой стороне реки было действительно страшно:

–  Били минометы, осколки летели со всех сторон. Мы передвигались перебежками. Раздастся свист мины – падаем, потом поднимаемся и опять бежать… Какой-то солдатик кричит: «Открой рот!». Как мне потом объяснили, это чтобы не оглохнуть… Чудо, что все остались живы. Добрались до станции, в каком-то укрытии дождались поезда, приехали в Ленинград, а там… Что меня поразило: все памятники досками были укрыты. В это время уже горели Бадаевские продовольственные склады. В магазинах была только чечевица. Но мы тогда не понимали происходящего –  брать ее не стали: невкусно! А потом мама по карточкам получала какой-то отсев от крупы да клей в плитках. Мы его любили жевать, вкусный был. Не такой, как мебельный…

Зимой ютились на маленькой кухне –  так теплее. Свет давала лампочка от аккумуляторной батареи, папа как-то приспособил. Спала я в ванной, а мама с папой – на матрасе на полу.

Ближе к весне 42-го, пока еще лед на Ладожском озере позволял, семью  вывезли из Ленинграда. В блокадном городе они прожили около полугода. Дальше была жизнь в эвакуации.

Ирина Николаевна тепло вспоминает о людях, которые встречались в  годы войны. В одном селе им дали мороженых корнеплодов, потом какой-то парнишка угощал кониной: с минных полей подбитых лошадей собирали. А в какой-то марийской деревеньке, где довелось провести какое-то время, местные жители обустроили им домик, несли кто что мог. В гости приглашали, угощали.

Потом еще не раз приходилось перебираться с места на место. В 1944 году семья приехала поближе к дому, в Тосно, въезд в Ленинград тогда еще был запрещен. Прожили там до весны 1945-го, Ирина закончила   шестой класс.

–  Помню, кто-то из детворы вручил мне ржавую винтовку. Я выстрелила –  в плечо сильно ударило прикладом… Так праздновали Победу… Вернулись в Ленинград к осени 1945 года. Квартиру уже кто-то занял, дали другую. В сентябре я пошла в 7 класс…

Так началась мирная жизнь. Потом была учеба в Ленинградском сельскохозяйственном институте на факультете защиты растений. После института  она вышла замуж и уехала с мужем на его родину, в Куйбышевскую область.

В Выборге Ирина Николаевна с 1970 года, когда семье дали квартиру в деревянном доме в Кировских дачах. Работала в карантинной инспекции на пограничном пункте пропуска, потом в теплице санатория.

Два года назад она как житель блокадного Ленинграда получила субсидию и смогла переехать в отдельную квартиру с удобствами. Дочка, внучка и три правнучки часто навещают бабушку.

Несколько раз в день заглядывает соседка, ангел-хранитель, как ее называет Ирина Николаевна: узнать самочувствие, помочь по дому, да и просто чайку попить – побеседовать. Накануне 75-летия полного снятия блокады Ленинграда навестила Татьяна ТРЕТЬЯК, депутат городского совета по 20 округу, поздравила  с памятным днем, вручила  медаль.

Ирина Николаевна всегда рада гостям. Она – интересный собеседник, любит читать (правда, с этим все труднее из-за ухудшившегося зрения), интересуется новостями, следит за политическими событиями.

–  Скоро весна, можно будет выйти во двор, посидеть на скамеечке, с людьми поговорить. Живу под таким лозунгом, чтобы завтра не было хуже, чем сегодня, –  улыбается Ирина Николаевна.

Светлана ЛЫСОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев