Валентина Николаевна Макова: Работать и растить детей – это самое верное в жизни

Валентина Николаевна Макова: Работать и растить детей – это самое верное в жизни
412
Валентина Николаевна Макова: Работать и растить детей – это самое верное в жизни

Договариваясь о встрече с ветераном Великой Отечественной войны, труженицей тыла В. Маковой и попутно общаясь с жителями посёлка Сосново, я буквально от каждого слышала слова восхищения добротой, отзывчивостью и внутренней силой Валентины Николаевны:

– Она всем старается помочь, буквально всем, – говорят соседи и знакомые. – Никогда ни на кого не обижается, во всём видит только положительные моменты. И в свои 96 лет каждый день гуляет, да ещё и сама работает на огороде. Причём у неё на грядках всё начинает расти и цвести на две недели раньше, чем у остальных. Она лёгкий человек.

И вот мы в квартире ветерана. Валентина Николаевна радушно встречает гостей, провожает в комнату и терпеливо ждет, когда съемочная группа расставит оборудование. Под ногами ходит знатных размеров пушистый кот Тимофей – деловито обнюхивая камеры и провода, всем своим видом дает понять, что у него все под контролем.

Вот и готово все для съемки. Под ярким светом софитов ветеран немного жмурится. И вспоминает, что тот день тоже был ярким, солнечным. День, разделивший жизнь на до и после.

– Мне было 16 лет, – говорит Валентина Николаевна. – Мы гуляли с девчонками, и вдруг по деревне пронесся слух, что началась война. Люди передавали друг другу, что в правление колхоза приехал посыльный и привез страшную новость. Как же все испугались!.. А моя мама помнила еще Первую мировую войну, она родилась в 1899 году, ее отец воевал. Она уже знала, какое это горе – война.

Почти сразу в деревню Юсово Кировской области пошли повестки из военкомата, началась мобилизация мужчин. В сентябре 1941-го ушел и папа Вали – от жены и троих детей, самой младшенькой из которых исполнился всего месяц.

– Сестра родилась в августе, – рассказывает ветеран, и ее голос звучит тоньше, дрожит. – Папа ушел в сентябре, а уже в январе 1942 года мы получили похоронку – эшелон с красноармейцами, на котором их везли на фронт, разбомбили…

Плакали Валя с мамой, обнимая друг друга. Горько плакали.

– Но что делать – надо было выживать, надо было ребят растить, – опустив голову, ветеран сжимает руки в кулаки.

Будучи старшей из детей в семье, Валентина работала наравне со взрослыми женщинами. Девушка пахала землю на лошади.

– Бывало, гонят лошадей с поля в 4 часа утра, а мою лошадку мама всегда подкармливала, поэтому она сама у нашего дома останавливалась, ждала меня. Вместе на работу шли. Лошадей нам, девчатам, давали смирных, в возрасте, на них было проще пахать. Но ох и тяжелый был плуг, – вздыхает ветеран.

Не легче было и дрова заготавливать в лесу, помогать на сенокосе, жать, косить, скирдовать, боронить, ухаживать за скотиной в колхозе, собирать семена льна и перерабатывать на масло – девичьи руки и тела ломило от непосильных трудов. А у Валентины еще и сердечко оказалось слабым, поэтому, когда исполнилось 18 лет, девушку не отправили на войну. Зато теперь ее работой ради фронта, ради победы стала заготовка авиационной березы. Это зимой.

– Снега большие у нас были, – вспоминает ветеран, – морозы сильные, доходило до 40 градусов. Я надевала папины ватные штаны, ноги обматывала войлоком, а поверх него лапти привязывала. В валенках по сугробам ходить было невозможно, в снегу их так и оставишь.

Вот так, по двое, по пояс в снегу, из инструментов только ручная пила – девчонки ковали в тылу победу.

– Перед тем как нам в лес идти, мужчины помечали те деревья, которые нам нужно было повалить. Идем и смотрим – где букву “А” увидим, тут и останавливаемся. Повалить дерево нужно, распилить на чурбаки по два метра и поставить их на попа.

Вспомнила Валентина Николаевна и курьез, улыбнулась.

– Однажды мы с подругой пилу-то сломали, – рассказывает она немного заговорщицки. – То ли дерево мы неправильно подрубили, то ли сучья не рассмотрели – но только пошла она набок, и пилу переломило пополам. И вот идем мы с подругой, каждая по половинке пилы несет, нас спрашивают: куда это вы так рано собрались? Да вот, пилу сломали, отвечаем, – ветеран слегка разводит руками, словно в который раз оправдываясь за поломку.

А по весне перекинули девушку на строительство второго железнодорожного пути мимо деревни.

– Построили. Даже поезда уже пошли по нашим путям – туда-сюда, туда-сюда, – с некоторой даже гордостью отмечает труженица. – А после довелось площадку под аэродром посреди леса строить.

В 1944 году Валентине вручили медаль “За трудовую доблесть во время Великой Отечественной войны”. Это первая и самая дорогая ее награда.

Вспоминая день, когда узнали о победе над фашистами, Валентина Николаевна снова старается скрыть слезы.

– В тот день я была на работе, в райцентре. После такой радостной новости нас отпустили, я пришла домой, а в деревне еще и не знали, что война закончилась. Я рассказала своей семье. Потом уже все узнали. Люди танцевали и все плакали – кто от радости, а кто от горя. И мы с мамой тоже плакали – по папе, по всем тем бедам, что нам выпали.

После победы с фронта в родные дома возвращались нескоро, да и немногие, рассказывает ветеран. А кто пришел – так те с ранениями и инвалиды. Из всей мобилизованной деревенской молодежи домой вернулись лишь два парня да одна девушка. И снова люди плакали: те семьи, чьи отцы, сыновья, братья возвращались, – от счастья. Осиротевшие, глядя на них, – от горя.

Хороший добротный колхоз, грамотный хозяйственный председатель и каждодневный упорный труд спасли селян от голода в военное время. Но все же голод настиг семью Валентины и остальных в 1947 году, когда случился страшный неурожай.

– И председатель сменился, колхоз стал загибаться, – с горечью вспоминает ветеран. – Вот тогда мы сильно голодали. Я в то время уже работала в райцентре, в центральном статистическом управлении, и получала по карточке буханку хлеба. Положу ее за пазуху и несу домой, маленьких брата и сестру кормить надо было. Да хлеб-то тот хлебом нельзя было назвать. Но все-таки. А мы с мамой болтушку из муки и траву ели.

Целые семьи, убегая от голода, стали уезжать по вербовке. В 1948 году вслед за родственниками решилась съездить на разведку на Карельский перешеек и Валентина – приехала девушка в Снегиревку, да так и осталась. На работу удалось устроиться в Кексгольме. Сначала в ЦСУ, затем перешла в госстрах и трудилась там до самой пенсии – 34 года, из них 16 лет руководителем.

Валентина с мужем Николаем Маковым

Семейная жизнь у Валентины Николаевны сложилась – родила двоих сыновей, а они подарили ей пятерых внуков, да и правнуков уже четверо. Но жалеет ветеран, что с мужем прожили недолго – всего 20 лет.

– Он рано умер, в 64 года, – говорит она. – Вернулся с войны инвалидом, в звании старшего лейтенанта, много работал.

Работать и растить детей – это самое верное в жизни, считает труженица тыла. Тогда и благополучие будет.

Анна ТЮРИНА
Фото Г. Ожегова и из личного архива В. Маковой

Посмотреть ролик можно по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=cqmf9-xCLxI&feature=youtu.be

Читайте также