Владимир Берников: О тех, кто уже не придет никогда…

Владимир Берников: О тех, кто уже не придет никогда…
1073
Владимир Берников: О тех, кто уже не придет никогда…

Моего дядю, маминого брата, призвали в армию осенью 1943 года из деревни Виноградово, что в 100 км от сегодняшней столицы Казахстана Нур-Султан. Из всей деревни он призывался один, а провожали его всем селом, в том числе семья бабушкиного брата, где было четыре дочери и два сына.

Мне было тогда всего три года. В село уже приходили похоронки, поэтому все женщины плакали, а глядя на них заплакал и я. Дядя Коля взял меня на руки и сказал: «Не плачь, Вовка, я вернусь». И я замолчал, поверив…

Той осенью 43-го года нашим командованием была задумана операция «Багратион», целью которой было освобождение от фашистов Белоруссии. Операция готовилась в строжайшей тайне, была продумана целая система мер дезинформации противника. Немцы считали, что главные бои весной и летом 44-го будут идти за Украину, и наше командование делало всё, чтобы враг был в этом уверен. Днём, на виду у немецких самолётов-разведчиков, колонны пехоты и техники двигались к Центральному фронту, а ночью, скрытно преодолевая болота, перебазировались на север, чтобы устроить фашистам «Белорусский котел», аналогичный «Сталинградскому».

Протащить через болота тяжёлую артиллерию и противотанковые пушки, было невозможно, поэтому основным оружием против танков и бронетранспортеров были противотанковые ружья. Вес противотанкового ружья длиной 2 м, составлял 26 кг, поэтому его боевой расчет состоял из двух человек – стреляющий и заряжающий. Отдача после выстрела была очень сильной, поэтому стреляющими назначали наиболее крепких парней.  Мой дядя Коля был рослым и крепким, поэтому был определен стреляющим противотанкового ружья в 7-ой, отдельный истребительный противотанковый дивизион, 19-й гвардейской стрелковой дивизии, 5 стрелкового корпуса, 39-й армии, 3-го Белорусского фронта. Весь дивизион комплектовали в основном из призывников 1925 года рождения, и всем им «авансом» было присвоено звание – гвардеец.

Витебско-Оршанская операция проходила 22-28 июня 1944 года. Перед этим с 10 по 20 июня проводилась Выборгская наступательная операция, в ходе которой были уничтожены немецко-финские войска в тылу Белорусского фронта. Выборг был взят 20 июня, а 22 июня началась операция «Багратион».

Мощными ударами с севера и с юга была прорвана линия обороны фашистов, и 24 июня наши войска соединились, взяв в кольцо 5 немецких дивизий 3-й танковой армии, общей численностью более 40 тысяч человек.

Внешнее западное кольцо наших войск было сформировано в основном из опытных, закаленных в боях солдат, которые безостановочно гнали фашистов на запад, делая как можно шире коридор от окруженных фашистов. Внутреннее восточное кольцо состояло в основном из новобранцев. Немецкая разведка тоже работала, и по её данным окруженные фашисты двинулись на прорыв именно на участке, занятом новичками.

Впереди двигались танки и бронетранспортёры, а под их прикрытием – пехота.

Тактика таких боёв была выработана ещё в 1941 году, когда в Красной армии не хватало ни танков, ни противотанковых пушек. Пропускали танки через свои ряды в глубоких окопах, отсекали пехоту, а танки уничтожали сзади стрельбой из противотанковых ружей по самым уязвимым в танках местам и поджигали бутылками с горючей смесью – коктейль Молотова.

Бои были кровопролитные. В 19-й дивизии погибло 324 человека, и за № 124 – Бердников Николай Антонович. Лишённый хода прорывающийся танк успел развернуть башню и выстрелить прежде, чем его сожгли бутылками.

Новобранцы оправдали присвоенное им звание гвардейца, ни один фашист не вырвался из окружения, и 27 июня вся вражеская группировка, попавшая в окружение, прекратила сопротивление.

Заполняя похоронку на дядю Колю, политрук сказал командиру: «Смотри, 26 июня 1944 года ему исполнилось 19 лет, это день его рождения». «Навеки девятнадцатилетний», ответил тот.

Я иду по Красной площади Выборга в колонне «Бессмертного полка» с портретами своего дяди и дяди жены, тоже Николая, погибшего на Курской дуге, и не могу сдержать слёз. И слышится мне – «Не плачь, Вовка, я вернусь»...

Владимир БЕРНИКОВ, член Международного союза журналистов

Читайте также