Марина Важова советует смотреть на жизнь с оптимизмом

Марина Важова советует смотреть на жизнь с оптимизмом
982
Марина Важова и любимые плетистые розы

Не многие знают, что неподалеку от парка Монрепо на трех сотках произрастает прекрасный сад. Его хозяйка – Марина ВАЖОВА, член Союза художников России, а также поэт, писатель, автор нескольких романов – недавно презентовала в библиотеке Алвара Аалто свой новый сборник рассказов «Не будь таким серьезным». А еще она 16 лет ведет свой сайт «Сады Северо-Запада».

– Кем больше себя чувствуете – художником, писателем или садоводом?

– Я человек природы: летом – садовод, зимой – писатель. В последнее время практически ничего не рисую, сейчас для меня художество – это сад.

– А почему не рисуете больше?

– Сейчас другие интересы. В свое время закончила Академию художеств, оформляла книги, создавала эстампы, потом открыла издательство «Русская коллекция» – бизнес затянул, и стало уже не до рисования.

– Несколько лет назад вы переехали из Санкт-Петербурга в Выборг – почему выбор пал на этот город?

– Здесь давно живет моя сестра, мама жила в Выборге последние годы.  Мне захотелось поменять свою дачу в Псковской области на участок поближе. Когда я нашла этот дом, уже не хотелось отсюда уезжать. Приезжаю в Петербург, там шум, толчея –  спешу поскорее вернуться обратно.

– Ваш сад, судя по фотографиям, просто прекрасен. Вы рассказывали, что в нем более 800 видов растений. Как это возможно сосчитать? Вы ведете учет?

– Обязательно! Я по натуре систематик, математическая шишка на голове. Все разложено по полочкам: списки, фотографии – каждое растение в своей папке.

– Планируете эту цифру увеличивать?

– Вообще-то некуда – каждый год говорю это себе (смеется). Потом понимаю: кое-что могу подарить или продать, если есть несколько одинаковых растений. В моем саду нет массивов или «пятен», как это принято на больших участках. У меня все поштучно, ведь садик маленький.

– То есть вы еще и коллекционер?

– Ну нет, я не бегаю за новинками и изысканными редкими растениями. У меня своего рода ботанический сад, возле многих растений стоят таблички. Правда, иногда сороки и вороны вытаскивают их и забирают строить гнездо. 

– А какие у вас любимые цветы? Любите, когда вам их дарят на праздники?

– Предпочитаю, чтобы мне дарили не срезанные цветы, а луковички – гиацинта или нарцисса, например, или в горшках, но только не комнатные растения. Мои любимые растения – плетистые розы. Они закрывают соседские заборы, образуя цветущие ковры.

– Какие растения посоветуете выращивать в нашем капризном климате?

– На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Все, что хорошо растет на болотистой почве, не подойдет для сада на песке. Мой сайт «Сады Северо-Запада» построен по этому принципу – ведь сад у всех один. Поэтому: Сад на болоте, Сад в лесу, Сад на песке и т.д. Но в нашем климате лучше всего растениям, которые любят кислую почву, образованную гранитом и торфом. Из древесных в Выборге прекрасно растут хвойные растения, рододендроны и вересковые. Да много чего еще.

– На встрече в библиотеке Алвара Аалто вы рассказывали, что сначала писали стихи, а затем уже перешли к прозе…

– Начала писать стихи еще в детстве, посылала их в «Ленинские искры». И сейчас время от времени пишу. Как-то полгода переписывалась с другом юности только стихами. А рассказы начала писать в 6 классе. Они были немного  фантастические, до сих пор храню тетрадочку. Почерк, кстати, хороший был (смеется)…

Любопытно, что писать мне посоветовала… повариха. Мне всегда нравилось рассказывать сотрудникам издательства смешные истории из жизни. Как правило, это происходило в столовой. И тут Таня, наша повариха, говорит: «У вас такая интересная жизнь, вы бы записывали!». Тогда я подумала, а почему бы нет? И вот уже не представляю себе, как это –  не писать. Уже издала около 20 книг.

– Встреча в библиотеке Аалто называлась «Не будь таким серьезным!», и читали вы рассказы из одноименного сборника. Сложно ли писать веселые рассказы?

– Люблю поговорку «В каждой шутке есть доля шутки». То есть вообще-то все не так смешно. Как сказал в «Мертвых душах» Гоголь: «…веселое мигом обратится в печальное, если долго застоишься перед ним». Тем не менее, считаю, что чувство юмора – это неотъемлемая часть позитивно-настроенной личности. Оно помогает пережить многие неприятности, поэтому в любом моем произведении обязательно будут смешные моменты.

– Расскажите какую-нибудь забавную ситуацию из своей жизни…

– Когда мы возили выставку в Германию, мне подарили два платья-рубашки, очень симпатичные, с буквенными вензелями и цветами. А тут мы готовили в Доме Дружбы ответную выставку немецких художников, стояла страшная жара, и я надела одну из этих размахаек. В тот день мне пришлось встречать бургомистра немецкого городка, он приезжал на торжественную церемонию открытия. 

И вот стою я в аэропорту с огромным букетом, самолет из Франкфурта задерживается, зато выходят пассажиры, прилетевшие из Франции. Мужики смотрят на меня и улыбаются, женщины гневно хмурятся. Думаю, ладно, вот они французы: увидели симпатичную женщину и растаяли. Потом прибывает рейс из Канады – та же история! Наконец, прилетает наш самолет, выходит бургомистр (узнаю его по фотографии), я машу букетом и бегу навстречу. А он, увидев меня, тоже начинает улыбаться, кидается ко мне, будто мы давно знакомы. Везу его в «Европейскую», он меня не отпускает: нет-нет, сначала в бар… Зачем-то познакомил с графом и графиней Баденвюртенбергскими, а я чувствую: что-то здесь не то. С трудом удрала к коллегам на развеску выставки. Там ко мне подошла Марина, одна из наших художниц, уставилась на мою рубашку и говорит: «Я твоя на всю ночь». Я ей: что, что ты сказала?! Она отвечает: «У тебя написано на груди «Я твоя на всю ночь…». По-французски.

– Похоже, девиз «Не будь таким серьезным!» органично перекликается с вашей жизнью. Давно по этому принципу живете?

– Во всяком случае, стараюсь придерживаться. Эта черта передалась генетически, от мамы, она помогла ей выжить в блокаду. Мама потом всю жизнь оценивала людей с позиций наличия или отсутствия чувства юмора. Помните, как в «Маленьком принце» у Экзюпери на одной из планет ее владелец, весьма несимпатичный, все повторял: «Я – человек серьезный!». Этот маме бы не понравился.

– Пандемия как-то повлияла на ваш оптимизм?

– Представляете, не оказала почти никакого воздействия. Во-первых, я человек верующий и убеждена: все, что происходит, – нам дается для чего-то, а не за что-то. Во-вторых, я давно живу своей жизнью. До пандемии писала, занималась садом, гуляла, встречалась с близкими людьми, много читала, смотрела фильмы –  так что ничего не пришлось в своей жизни менять. Мне просто жаль тех людей, которые легко поддаются панике.

– Если уж вы упомянули чтение, кто из писателей вам нравится?

– Читаю очень много и счастлива, что открываю для себя новые имена. Открыла для себя Гайто Газданова, сейчас перечитываю Фазиля Искандера, Сергея Довлатова. Из современных авторов люблю Дину Рубину, Ирину Богатыреву, Валерия Попова, Ольгу Славникову, Ирину Полянскую.  Очень приятно и оптимистично пишет американская писательница Фэнни Флегг. В наше тревожное время как-то хочется жизнелюбия… 

Сейчас Марина Важова пишет третью часть романа «Похождения бизнесвумен» и готовится к дачному сезону. Пообещала, что уже скоро мы сможем увидеть ее сад во всей красе. «Садик-минима» входит в реестр «Открытые сады России», туда привозят экскурсии. Так что в следующий раз встречаться мы будем уже в беседке, разглядывая пульсатиллу или пионы. 

Ульяна ШОРМАНОВА

 

Читать все статьи автора Ульяна Шорманова

Читайте также