Итоги детско-юношеского литературного конкурса подвели в Выборге

Итоги детско-юношеского литературного конкурса подвели в Выборге
1778
Итоги детско-юношеского литературного конкурса подвели в Выборге

В библиотеке Алвара Аалто вручили призы и награды победителям V детско-юношеского литературного конкурса

В этом году на конкурс, который носит имя выборгского писателя Александра Хлебникова, было представлено 78 работ, авторами которых являются юные жители Выборга и района, одна работа прислана из Санкт-Петербурга.

В числе участников школьники из Выборгской гимназия, Гимназии №11, школ №№ 6, 10, 12, 13, 14, 37, а также студенты из ЛГУ им. А.С. Пушкина и Института экономической безопасности. Из района участие в конкурсе приняли школьники из поселков Первомайское, Вещево, Поляны, Возрождение, Пушново, из Светогорска и Каменногорска. По словам организаторов, наиболее активны оказались ученики Вещевской школы и Гимназии №11.

Конкурсные работы оценивались по 4 номинациям: о природе, о родном городе, о любви, свободная тема -  в трех возрастных группах 7-10 лет; 11-14 лет; 15-18 лет.

ИТОГИ КОНКУРСА

Победитель народного голосования на сайте – Айдар Кашежев (7 лет). Стихотворение "Я люблю тебя, мама!"

Проза

7-10 лет        

О природе

2 место К. Рублева. «Спичка-невеличка и огонь-великан»

2 место К. Брулёв.  «Воспоминание»

3 место Т. Меркулов. «Случай с колбасой»

Свободная тема

1 место  А. Александрова. «Как рождается музыка»

3 место  О. Афанасьева.  «Сказка о хитрой лисице и доверчивом волке»

11-14 лет

О природе                            

2 место М. Юрченко. «Сказочная история осеннего парка»

3 место Т. Кутняя.  «Яблонька»

3 место В. Романовская. «Дикий» 

О родном городе

2 место С. Лебедева. «Кусочек сказки наяву»

3 место В. Радионова.  «Невский пятачок»           

О любви

3 место Е. Каргозерова.  «Бесценный дар»

Свободная тема

1 место Н. Аханин «Варенька»

2 место А. Воропаева. «Сон о Лермонтове»

3 место Ю. Костикова. «Все мы родом из детства»

3 место М. Юрченко. «Фантазия по рассказам Р.Э. Распе "Приключения барона Мюнхаузена" "Длинный нос"

15-18 лет

О природе                                        

2 место  М Прокопович.  «Посмотри вокруг себя»

3 место Д. Дмитриев. «Первый снег в моём посёлке»

О родном городе    

3 место  П. Лесникова. «Помню»

О любви

2 место Е. Русакова. «Чёрно-белый мир»

3 место А. Тулупова. «Одиночество прекрасно»

Свободная тема     

1 место Ф.  Смолев. «Корка хлеба», «Блокадный талисман»

2 место Кац В. «Если мы гореть не будем, то кто развеет тьму»

2 место Шматкова Я. «Три фантазии об искусстве»

3 место П. Сулим. « Легко ли быть молодым?»

3 место А.Панин. «Обращение к доброй половине несчастной молодёжи»

Поэзия

7-10 лет

О природе

2 место А. Пугач. «Пожар»

О любви

2 место С. Завьялова. «Про маму»

11-14 лет      

О природе

1 место М. Гореликова. «Вот наступила осень золотая…»

1 место А Ефремов. «Осень»

2 место А Чернякова. «Наступила осень»

3 место Я. Зорина. Дождик капает с утра»

3 место А. Клименко. «Зелёный клен»     

Свободная тема                 

2 место С. Афанасьева. «Хулиганская»

15-18 лет                  

О родном городе                

1 место Е.Уварова. «Посвящаю Васильевскому острову»

О любви

1 место А. Щемелева. «Любовь до гроба, в бездну смотрящая»

3 место Е.Вишнякова. «Поезда»

3 место И. Лысков. «Все в мире движется любовью»    

Свободная тема

2 место А. Щемелева. « Всё исписано, списано, вымучено»

3 место Д. Топорец. «С самим собой»

В нынешнем году  страна отмечает 75-летие снятия блокады Ленинграда.

На конкурс «Ветер перемен» было представлено несколько работ, посвященных этой теме. Представляем вниманию читателей одну из них.

Федор СМОЛЕВ. "Блокадный талисман"

Вы любите ходить в гости? А я очень любил до одного дня. Особенно нравилось мне ходить в гости к нашим соседям. Это была молодая пара с двумя пятилетними близнецами. Вот они и приглашали меня поиграть с детьми, чтобы самим сделать хоть какие-то домашние дела. Наверное, так бы продолжалось и дальше, если б не приехал к ним жить дедушка дяди Саши, отца близнецов.

Поначалу я бегал к ним чаще обычного. Мне очень нравилось слушать рассказы умудренного опытом человека. Рассказывал он очень интересно, не спеша, по-доброму как-то. Даже воспоминания о тяжелых военных временах были наполнены какой-то добротой. Казалось, что этот человек относится с любовью ко всему, что его окружает. И сначала деда в семье тоже все полюбили.

Со временем же я стал замечать, что молодая хозяйка то ли устала от присутствия еще одного члена семьи, то ли перестала сдерживать свои эмоции. Но она стала часто прикрикивать на деда. То воду плохо закрыл, то чашку не убрал, то телевизор громко работает.

А однажды я увидел, как он плакал. Многочисленные морщины вокруг его глаз были наполнены слезами. Слезами боли и отчаяния. Дело в том, что дед всегда после обеда оставлял небольшой кусочек хлеба и клал его в карман. Не знаю, когда он потом съедал этот хлеб, но каждый раз после обеда в кармане деда оказывался новый кусочек. За это ему и попало. Жена дяди Саши нашла в комнате крошки засохшего хлеба и отругала деда. Еще она поставила перед ним целую тарелку нарезанного хлеба и кричала, чтобы ел, сколько хочет, «хоть до изжоги», пока не наестся, но по карманам не рассовывал.

Сначала дед Ваня пытался ей что-то объяснить, потом, после тарелки с хлебом, заплакал. Тихо, но с таким отчаянием и горестью, что у меня сжалось сердце. И я пообещал себе, что вечером все расскажу дяде Саше, хоть до этого времени никогда не ябедничал, считая это подлостью.

Дед стыдливо вытирал слезы и все повторял: «Да разве ж я… Да не от голода… Да если б я тогда… Не понять вам, не понять!...»

Он рассказал, как остался с сестрой и мамой в блокадном Ленинграде. Когда сестренка заболела, мама стала оставлять ей половинку своей нормы блокадного хлеба. Того, который был не столько хлебом, сколько жизнью. Дед, что был тогда пятилетним мальчиком Ваней, тоже хотел отдавать часть своего хлеба, чтобы сестренка поправилась, но мама запретила.

Однажды мамы долго не было. Был уже вечер. Холодный зимний блокадный вечер. А мамы все не было. Ее принес на руках какой-то парень. Замерзшую, еле живую. Он вскипятил воду, сказал Ване растирать ей ладони до тех пор, пока они не перестанут быть такими ледяными. Когда мама открыла глаза, Ване показалось, что счастливее момента в его жизни никогда не было. Даже когда папа еще на войну не уходил и водил его, Ваню, в зоопарк, он был счастлив, но не так, как сейчас. Сейчас даже казалось, что война отступила, попятилась, не выдержав такого неприкрытого мальчишеского счастья в прозябшем блокадном Ленинграде…

Уходя, парень, что спас маму, достал из кармана маленький кусочек хлеба, странно назвав его «энзэ», и заставил маму съесть этот полузасохший хлеб. Оказалось, что он нашел маму на улице, когда она уже почти замерзла. Видимо, она обессилила за время блокады так, что опухшие от голода ноги просто отказались ее слушаться.

Конечно, маму спас этот незнакомый парень. И кипяток, которым он ее отпаивал, и Ванины растирания, и сестренки поцелуи, и ихдетская любовь и забота. Но Ване казалось, что спасением оказался именно тот кусочек полузасохшего хлеба. Наверное, из-за той ценности, которая была у него в блокадном Ленинграде. С тех пор Ваня тоже каждый день оставлял в кармане маленький кусочек. Зачем? Он верил, что этот хлеб когда-нибудь поможет кому-то, что он спасет чью-то жизнь, как тогда спас его маму.

Когда Ленинград скинул с себя блокадное оцепенение, Ваня все так же продолжал каждый день носить в кармане кусочек хлеба. Не знаю, привычкой ли это стало, либо превратилось в талисман – символ выживания и спасения, но Ваня свято верил, что пока в его кармане есть кусочек хлеба, ничего страшного не случится. Ведь он никогда не смог бы забыть, как мама открыла глаза после встречи со смертью в блокадном Ленинграде…

Я слушал и плакал, представляя все, о чем рассказывал дед Ваня. Потом я еще долго сидел и разговаривал с ним обо всем вокруг, только чтобы отвлечь его от воспоминаний о неприятной сегодняшней ситуации.

Вечером я все рассказал дяде Саше. Он слушал молча, лишь только слегка прищуренные глаза и покачивание головой выдавали его отношение к происходящему.

Не знаю, какой разговор последовал за всем этим, но деда, вроде, больше не обижали. Во всяком случае, я никогда больше не слышал, чтобы его в чем-то упрекали. Но он как-то сник после всего этого. Даже шутить перестал. И я несколько раз ловил себя на мысли, что мне теперь не нравится ходить в гости к соседям. Мне было жалко деда Ваню. Ведь он не сделал ничего плохого. Он так жил все это время – оставляя в кармане кусочек хлеба, который, как ему казалось, был его спасением от участи сироты, от потери мамы, от расставания с сестрой и от всего того ужаса, который был бы неминуем, если б не тот парень с огромным человеческим сердцем и маленьким спасительным кусочком блокадного хлеба.

Вскоре дед уехал жить к матери дяди Саши, к своей дочери. Прощаясь с ним, я сдерживал себя изо всех сил, чтобы не заплакать. И обняв его, я, сам не зная, зачем, тайком положил в его карман  кусочек хлеба, его талисман и память о тех живительных блокадных 125 граммах. 

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев