Выборгский краевед: петербуржцы – хорошие покупатели

Выборгский краевед: петербуржцы – хорошие покупатели
3006
Выборгский краевед: петербуржцы – хорошие покупатели

Наши северные соседи издавна торговали с Россией, это старая добрая традиция. Сегодня мы предлагаем читателям познакомиться с некоторыми подробностями наших исторически сложившихся взаимовыгодных контактов.

Везли лес, песок и гравий

Исследователи в Финляндии полагают, что сельская торговля с Россией и Петербургом составляла очень важную часть товарооборота страны. Тракты связывали Финляндию с Выборгом и Петербургом, а с декабря их дополняло множество зимников. Зима была сезоном торговых поездок. Отправившись в такую поездку, обычно двигались единой группой, чтобы возчики, столкнувшись с шайкой грабителей, могли помочь оказавшемуся в затруднении соседу. Так, в счетах, отправленных из Выборга зимой 1711 года, то и дело встречается упоминание обозов по 10-20 лошадей, которые везли зерно, сало, соль и другие товары в только что перенесший тяготы осады город. Везли и все необходимое для скотоводства. В это время наблюдался рекордно большой вывоз леса на лесопилки, а оттуда в городские гавани, что дало толчок развитию извоза.

Юго-восточная Финляндия посредничала в вывозе товаров в Петербург. В столице можно было найти дело и мелким земледельцам, отправляющимся на сезонные работы в Петербург. Развернувшееся там строительство требовало много материалов, да и дороги были не в самом лучшем состоянии. Соответственно быстро развивались перевозки гравия, камня, прежде всего в Петербург и в Кронштадт, на строившиеся поблизости от него форты. Песок и гравий были на берегу, но камни приходилось собирать на своих полях, а когда они там кончались, то в лесу. По свидетельствам очевидцев, они с некоторым удивлением наблюдали, как женщины доставали со дна залива булыжники для мощения улиц.

Работали и женщины

Во многих местах побережье было мелкое, суда не ходили до берега. Лошади тянули тяжёлые грузы в лодке, на которых гребцы плыли к судну. В погрузочных работах участвовали и жители деревень, среди которых было много женщин. Работа была тяжёлая. Водный путь в Петербург занимал несколько часов, а в бурную погоду в несколько раз больше. Кроме экипажа судов, в разгрузке участвовали привлекаемые с берега мужчины, в том числе и финны. В Петербурге нужно было много дров для отопления, и прибрежные мореплаватели доставляли их по назначению. Меньшие суда использовались для перевозки песка и камня, большие перевозили в город дрова.

У жителей Койвисто и Выборга имелось право перевозить дрова, и это был очень важный для них заработок. Жители Саво сначала продавали свои дрова морякам Койвисто, но был случай, когда самоходная баржа из Саво доплыла со своими дровами до самого Петербурга.

Вместе с дровами стали перевозить мясо, масло, свежую рыбу, крупный рогатый скот, птицу, картофель, грибы, ягоды, сено, солому, а также шкуры, древесный уголь, ивовую кору и кровельную дранку. На обратном пути везли рожь для помола на местных мельницах, муку, разные крупы, а также парусину.

В Петербургском порту были специальные укладчики дров, бывшие моряки – как финны, так и русские, которые умели правильно укладывать дрова: по назначению и по породам, причем так, чтобы между ними оставалось как можно больше места для просушки. От соблюдения всех этих правил зависела конечная цена товара.

И новогодние ёлки, и сморчки…

В волости Муола было широко развито гончарное производство, которое нуждалось в особой организации сбыта. За продажу брались люди той же волости, а также бродячие торговцы. Доставляли свои товары в Петербург на своих же возах, везли и различные изделия мелких кустарей.

Петербуржцы покупали почти все: кроме вышеуказанных товаров, метлы, новогодние ёлки, грибы (малоизвестные строчки и всевозможные губчатые грибы) муравьиные яйца, различных птичек – жители столицы считались у финнов хорошими покупателями. О размерах торговли, к сожалению, узнать ничего не удалось, однако известно, что до октября 1917 года они стабильно росли. Финские крестьяне все больше отказывались от натурального хозяйства и активно покупали товары повседневного спроса. На обратном пути крестьяне везли как продукты для себя, так и заказанные торговцами товары, получая за это какие-то деньги. Одни привозили из России семена для посева, а другим землевладельцам приходилось отводить большие площади под травы на сено.

Была здесь улица Извозчичья

В посёлке Лайканен (сейчас посёлок им. Кирова) существовала гильдия перевозчиков. В финское время здесь была даже улица Извозчичья – на перекрёстке нынешней ул. Кирова и далее к 1-й Полевой. Там находилась большая конюшня, а за посёлком простирались поля для сенокоса. Транспортировка была очень выгодным делом. На возах возвращающихся крестьян и торговцев Выборгской волости, да и других волостей было почти всё, чего не доставало дома: различные крупы – все это в Петербурге было сравнительно дешево. На гостинцы шли длинные подсоленные булочки, а также круглые твёрдые карамельки. Ситник стоил за фунт 2-4 копейки. Глаза у женщин загорались, когда на возу оказывались шали, головные платки, полотна, ситец... А потом в домах появлялись рубашки и передники.

Особую статью составляли чай, кофе, папиросы, патока, табак, а также всяческая петербургская выпечка. Ведь употребление чая было всеобщим, а самовары как у дачников, так и в домах жителей Карельского перешейка тоже были.

Развитие водного, железнодорожного транспорта, строительство новых дорог активно шло в Выборгской губернии, которая в первой половине 1800-х годов представляла собой единственную в Финляндии территорию, где промыслы оказывались столь важными и по значимости граничили с земледелием и скотоводством. Быстрыми темпами развивался морской извоз, производство строительных материалов, гранитные ломки, рыболовство. Всё это внесло существенный вклад в развитие Петербурга, Кронштадта, Выборга и других поселений Финляндии и России, особенно, в строительное дело.

Публикация подготовлена с использованием материалов книги Туокко Кайно «На границе беспокойно» (2000 г.)

Александр БАСКАКОВ

Читайте также