Истории связующая нить: к 75-летию поселка Поляны

421
Внучка А. Пронина Нина Бриус с мужем Вячеславом

Имен всех сколько-нибудь приметных людей, связанных с историей Полян-Уусикиркко, установить не удастся. Их сотни… Кто-то просто проезжал волость или Церковную Деревню на пути в центральную Финляндию, как Микаэль Агрикола, Анна Керн, Михаил Глинка или Антон Дельвиг. А кто-то был очарован красотой здешних мест и построил тут дачу.

Тот же Леонид Андреев, Мария Крестовская или Осип Мандельштам…. У нас жил дачник генерал Куропаткин и тот, кто его судил судом военного трибунала за провал Японской войны, – дачник из Халилы, генерал-лейтенант Бабицын. В Мустамяках летом отдыхал на своей даче талантливый инженер, автор проекта ГОЭЛРО В.Д. Бонч-Бруевич, именем которого назван университет связи, который окончил автор этих строк. Пролетарский глашатай Демьян Бедный, наш дачник, любил сиживать за чаем в гостях, а также и в президиумах. А однажды привел к инженеру Бончу ещё и Ленина, любившего поплескаться в Гладышевском озере. Соседом Владимира Дмитриевича, кстати, был Максим Горький, который тоже проживал в Уусикиркко на даче у Марии Андреевой.

В нашей истории есть и свои святые – католичка св.Биргитта, в придел ее имени ставят саркофаги с телами датских королей и королев, включая ныне правящую Маргарет, и св. православный великомученик Евгений Боткин, принявший смерть вместе с царской семьёй. Дочь датской принцессы Дагмары, нашей императрицы Марии, чья дочь Ксения 12 лет судилась с властями Финляндии за имущество отца в уездном суде Уусикиркко. Александр III был собственником Халилы, но жена его, Мария, основала при санатории приют для бедных, где лечили туберкулёзников за государственный счёт. Что дало повод властям Уусикиркко посчитать санаторий государственным имуществом и конфисковать его. 12 лет на месте будущей ремонтной мастерской совхоза «Поляны» вяло шли заседания уездного суда, где рассматривалась претензия Ксении к властям. А вскоре ещё и парочка самозванцев подключилась к процессу. И судились бы до сих пор, пока двоюродный брат Ксении Александровны, английский король, предавший Николая II, но пожалевший сестру его, не заставил отдать Великой княгине 20 миллионов марок золотом отступных.

Есть в Полянской истории и другие царственные особы – от Петра до Николая с членами семей, и есть революционеры, насмерть бившиеся с этими особами. В числе дачников дореволюционной Уусикиркко числятся Рюриковичи и великие учёные, целый ряд знаменитых писателей и художников. Есть Клодт и Серов, есть Сергей Боткин и Роберт Ленц, есть уже упомянутый Максим Горький и Иосиф Бродский…

Еще один наш дачник М.Е. Салтыков, великий сатирик и правдолюб, возмущался тем, что приехавшие в Уусикиркко столичные богатеи позанимали берега всех без исключения озёр в 20-верстовой зоне от Финского залива до железной дороги. Салтыков-Щедрин умер давно, но дело богатеев живёт и процветает. Вдумайтесь только: 35 процентов территории волости Уусикиркко перед революцией принадлежало дачникам. А сегодня? Уберите из общей площади леса и озёра, дороги и полигоны, казённые земли, принадлежавшие Артиллерийскому ведомству и Сестрорецкому Заводу, церковные земельные наделы, и что там остаётся местным жителям? Вот это и называется: «понаехали тут». Да не просто понаехали, ещё и обосноваться решили тут навсегда. И если бы не революция, так бы оно и было при тенденции дальнейшего расширения дачных наделов. Любой из них был от одного гектара до предела финансовых возможностей. И за что финнам было нас любить, если без аннексий и контрибуций, без выстрелов и воплей «ура!» захватили толстосумы больше половины земли волости Уусикиркко?

А раз такое количество православного населения обосновалось в лютеранской волости, то им надо было где-то общаться с Богом. Православие – это потому что «правильно славят Бога», то есть по неизменным вековым традициям. Без прославления богатых и развратных, без искажения Писания и трактовки его так, как угодно вам, а не Богу. А для этого надо ходить в Дом Бога, то есть, в церковь. Поэтому в канун 300-летия Дома Романовых было принято решение о постройке целого ряда православных церквей на территории Уусикиркко.

Первые православные церкви стали появляться ещё со времён Петра вместе с приходом сюда и расквартированием в волости русских войск. До постройки приходской церкви в волостном центре, роль приходского храма выполняла Иннокентьевская церковь в Бобошино (Каменка). Там стоял военный гарнизон, и было управление Императорского артиллерийского полигона. Была ещё церковь в Халила (Сосновый Бор), в Кирстиняля (Тарасовское), в Ино (Приветненское) и ещё в нескольких деревнях волости, работавших в режиме часовен. То есть, службы ежедневно не велись, и священники не находились там постоянно.

Юбилей Дома Романовых отмечался широко и щедро. Были ордена и медали, царские подарки и памятные рубли, дарованное золотое оружие и возведение ряда православных храмов. Решено было и в волостном центре Уусикиркко построить православный собор. К 1912-му году число православных, постоянно проживающих в окрестностях административного центра волости, составляло 530 человек. Это не считая прихожан других церквей и воинских частей, которые не могли быть прихожанами будущей Церкви Преображения Господня в Уусикиркко. Была создана строительная комиссия под руководством Великого князя Николая Николаевича, Главнокомандующего Русской армией. Проект церкви заказали придворному архитектору Арсению Пронину, ещё одному нашему дачнику.

За протокой, что соединяет Подгорновское озеро с Красногвардейским, была дача генерала Семёна Пронина, отца Арсения. Первый зелёный забор за мостиком через протоку – это и есть бывшая генеральская дача. У него было шесть детей, из которых два – это семёновцы, лейб-гвардейцы Александр и Борис, генерал и полковник, погибшие в Гражданскую. Арсений, закончивший Академию художеств, стал архитектором Двора по надзору за жилыми строениями императора, которых было свыше 400 зданий. Дочь Ольга, вышедшая замуж и уехавшая в Финляндию, и ещё два сына. Владимир и Дмитрий, оставшийся в Уусикиркко после революции и бывший церковным старостой православной церкви в Новой Кирке вплоть до своей гибели осенью 1939-го года. Он был уездным врачом, ездил на велосипеде по вызовам и попал под самосвал со щебёнкой на строительстве укреплений на Линии Маннергейма в волости Уусикиркко. Видимо, где-то у Каменки или в Лужках.

Меньше чем за два года весь процесс создания церкви был завершён. От проекта до освящения храма в декабре 1912-го года. За работы по созданию Спасо-Преображенской церкви в селении Новая Кирка трое его самых активных участников были награждены царскими орденами. «Станислава» получил архитектор Арсений Семёнович Пронин, который и проект создал, и весь процесс постройки контролировал. Гонорар в четыре с половиной тысячи рублей он отдал в фонд постройки церкви и ещё добавил пять тысяч своих сбережений. Напомню, самолёт того периода стоил 9 тысяч рублей. Онисим Григорьев получил «Анну на шею» за выделение земельного участка в 50 десятин для постройки на нём церкви, колокольни, дома причта, православной школы и кладбища при церкви.

Орден Владимира получил знаменитый доктор Александр Липский, соавтор Толкового словаря Брокгауза и Ефрона. Ефрон, кстати, тоже «наш человек», Уусикирккский дачник. А.А Липский написал для Главного словаря Империи все медицинские статьи от «Ангина» до «Ящур», числом свыше 400. А ещё он собрал среди прихожан будущей церкви более 20 тысяч рублей пожертвований на строительство. Всех денег было собрано 40 тысяч рублей, при этом из царской казны не взято ни рубля государственных финансов.

Потомки двух уусикирккских дачников бывают на руинах замечательного творения их предков. У Арсения Пронина и Александра Липского есть внуки и правнуки. Потомков Онисима Григорьева, хлеботорговца из Петербурга, пока найти не удалось. Судьба раскидала известных нам потомков Прониных по всей Европе. Они есть в Финляндии, во Франции, в Петербурге. А потомки Липского проживают нынче в Карелии и Подмосковье. Ни одному, ни второму было бы не стыдно за потомков. Нина Бриус, внучка Арсения Пронина, в родословной которой только генералов 23 человека, а дворян вплоть до царской фамилии, десятки, всю жизнь проработала вместе с мужем Вячеславом Яковлевичем в военном строительстве. Подробнее про их род можете прочитать в книге «Заметки о Полянской истории».

Не менее драматична и богата и история потомков А. Липского. Внук его, ребёнком переживший блокаду, Константин Любарский живёт в Петрозаводске. Он окончил Петрозаводский Университет и по профессии историк. А правнук доктора Липского Владимир Любарский занимает должность заместителя главы Республики Карелия по внутренней политике. 20-го марта внук и правнук уусикирккского дачника Липского посетили Поляны. Побывали на месте усадебного дома, осмотрели окрестности бывшего волостного центра, заехали в канун Вербного Воскресенья и в Халила, к развалинам православной церкви Преображения Господня, которая сгорела в пламени Финской войны.

Глядя на закопчённые камни фундамента храма, трудно поверить, что тут когда-то была церковь, центр притяжения всех русских, волею судьбы оказавшихся на чужбине. И только она давала силу и надежду на выживание, и встречу с покинутой не по доброй воле Родиной. Посмотрите ещё раз на замечательное творение их предков и снимите перед ними шляпу. Они этого достойны. Как и их потомки, наследники Уусикиркских дачников вековой давности.

Борис ШУЙСКИЙ, полянский дачник, действительный член Русского Географического Общества

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев