Алексей Дудин: не столько сапожник, сколько художник

Алексей Дудин: не столько сапожник, сколько художник
858
Алексей Дудин: в нашем роду всегда были сапожники

Так я и бормотал эту считалку всю дорогу до костела святого Гиацинта (он же – «Рыцарский дом»). «… Царь-царевич, король-королевич, сапожник-портной – кто ты будешь такой?» А все потому, что отправлялся на встречу с нашим очередным мастером. Сапожником. Впрочем, по отношению к Алексею Дудину это определение прозвучит слишком узко. Он – настоящий маэстро по работе с кожей: обувь, перчатки, ремни, сумки, шляпы, береты, даже пуговицы – вот лишь неполный перечень того, что создает из кожи и замши Алексей на протяжении уже 35 лет.

– Алексей, уже и без вопросов понятно, что вы тоже связаны с реконструкторским движением. Но все же расскажите в двух словах, как вас втянули в эту «авантюру»?

– Совсем уж в двух словах вряд ли получится, – смеется мастер. – Но в целом, вы правы. Я родился и вырос в старинном русском городе Ельце Липецкой области, в семье сапожников. Так что это наше исконное родовое ремесло. И да, занимался в елецком реконструкторском клубе «Копье». В начале 2000-х годов мы приехали с командой в Выборг на турнир и задали всем хорошую трепку!

– Вы прямо как викинг! Приехал, увидел, победил. А как задержались на балтийских берегах?

– К тому времени у меня уже был большой опыт участия в различных реконструкторских шоу, и ремесло я свое освоил. Довелось поездить по России и по миру: Петербург, парк «Кудыкина гора» под Липецком, Калининград, Финляндия, Швеция… Но Выборг как-то сразу пришелся по душе. Словно в прошлой жизни здесь родился. Поэтому, когда мои новые выборгские друзья предложили помочь с организацией реконструкторского клуба здесь, с радостью согласился.

– Чем-то это напоминает историю с призванием на Русь Рюрика! Не жалеете, что перебрались с юга на север?

– Ничуть! Было очень интересно развивать в Выборге это направление. Парадоксально, но в городе, где все пропитано духом средневековья, где бывает множество туристов, до 2003 года не существовало подобной организации – все держалось лишь на небольшой группе энтузиастов. Так и появился наш клуб. А название абсолютно случайно возникло. Проходил байкерский слет, в котором мы были должны выступить со своей программой (турнир, огненное шоу), – и ведущий стал нас объявлять: «А теперь выступает клуб…» Мы заметались – какое же название придумать? Срочно. Тут кто-то из нас и крикнул – «Лебединая дорога»! Кстати, с автором одноименного романа – писательницей Марией Семеновой – мы тоже хорошо знакомы. Удивительная женщина.

– Да… Было время… Однако довольно о «Лебединой дороге»! А то уже начинаю чувствовать себя пресс-атташе этого славного объединения. Расскажите, чем сейчас занимаетесь?

– Работаю экскурсоводом в «Рыцарском доме». Делим мастерскую с моим старым другом Вячеславом НИКОНОВЫМ (мы писали об этом мастере-столяре в предыдущем номере – ред.), трудимся на пару: он с деревом работает, я – с кожей. Сейчас вместе делаем модель парусника. Шью, тачаю обувь в средневековом стиле, провожу мастер-классы.

– Как все хорошо сложилось. Скажите, мастер, а сколько времени вы тратите на свою работу? Например, вот на эти чудные башмачки?

– Это не башмачки, а кеньгас – финские средневековые туфли, – лукаво улыбается мой собеседник. – А что до времени изготовления… Не уверен, что стоит раскрывать производственные тайны. Во всяком случае, в модных мастерских Санкт-Петербурга, вам бы, скорее всего, сказали: «У мастера сейчас очень много заказов. Можем записать вас на очередь на такое-то число такого-то месяца…» Все это – элемент рекламы и маркетинга. Ну, а если серьезно – могу сделать всю работу, начиная от раскройки кожи, прошивки, сушки до готового изделия за день. То же относится к перчаткам, сумкам, шляпам.

– Однако… Вот уж верна пословица: дело мастера боится! Но, наверное, вы используете какие-то сверхсовременные инструменты?..

– Вовсе нет, – усмехается в бороду Алексей. – Работа с кожей – это вообще очень консервативное ремесло: за последние столетия новшеств в нашем деле появилось немного. В основном, все инструменты остались прежними: молоток, шило, ножницы, иглы… И все это легко умещается на рабочем столе. В этом еще одно преимущество профессии – если гончару или кузнецу, например, требуется специальное помещение, оснащенное мехами, наковальней, печью для обжига керамики, то я могу работать где угодно.

– А проводить мастер-классы вам нравится?

– Я вообще люблю учить людей тому, что умею делать сам. Но только тех, кто чувствует к этому подлинное желание. Помню случай, когда выезжал на ярмарку народных ремесел в Швецию со своими изделиями. Там ко мне подошел один из местных жителей с просьбой починить его обувь. Вместо этого я усадил его рядом с собой, дал в руки шило, иглы, нитки и показал, что и как делать. Он все и сделал сам, а через какое-то время вернулся с угощением. Спрашиваю: за что? А он отвечает: вы научили меня новой профессии! Вот и на мастер-классах бывает, что люди занимаются с таким интересом и удовольствием, что сердце радуется. А бывает наоборот. Сидит человек – зевает, другим мешает. Спрашивается, зачем пришел, если тебе неинтересно?..

– Понимаю. А есть ли у вас постоянные ученики, которым вы передаете секреты своего ремесла?

– Пока нет. Но мне бы очень этого хотелось. Работа с кожей требует усидчивости, терпения и внимания. Это довольно редкие качества в наше время. Поэтому не ожидаю, что ко мне выстроится очередь желающих. Да и работать с группой в этом плане сложно – один-два человека максимум. Но если в Выборге найдутся те, кому по-настоящему интересно это дело, буду искренне рад поделиться всеми своими знаниями.

– Спасибо за интересный рассказ, Алексей! И удачи в вашем красивом и изящном ремесле!

А мы с вами, уважаемый читатель, отправляемся дальше: в древнем Выборге трудится еще немало мастеров, плетущих из лозы корзины, работающих с берестой и стеклом, выпекающих крендели по старинным рецептам – есть, где разгуляться!

Беседовал Тимур САВЧЕНКО

Читайте также