Забытые форты и редуты. Как строились укрепления 1914-1918 годов

Забытые форты и редуты. Как строились укрепления 1914-1918 годов
1322
Забытые форты и редуты. Как строились укрепления 1914-1918 годов

Сегодня мы поговорим о памятниках фортификации на территории Выборгского района. Между прочим, только у нас можно увидеть последовательное развитие этого направления, начиная от единственного в России западно-европейского замка эпохи позднего средневековья и заканчивая объектами долговременной фортификации середины XX века.

Надо сказать, что если расположенные в Выборге замок и более поздние оборонительные сооружения, включая построенные в последней половине XIX века Восточно-выборгские, хорошо известны и тщательно изучены, то строившаяся в годы Первой мировой войны фортовая Выборгская крепость является, пожалуй, наименее известной среди российских крепостей начала XX века. Эта крепость не была достроена, но привлекает внимание величественными фортами и таинственными подземельями, а также глубокими рвами, поражающими воображение.

Крепость не принимала участия в боевых действиях, исключая взятие Выборга белыми весной 1918 года, и потому не снискала ни боевой славы и не заняла места в сводках военных действий. Пограничный режим, действовавший здесь в советское время, ограничивал возможности посещения объектов рядовыми людьми, и они не вызывали особого любопытства гуляющей публики.  А между тем, история этих сооружения очень интересна.  В ходе укрепления границ Российской империи после неудачной Крымской войны на острове Linnasaari, ныне остров Твердыш, была развёрнута батарея из пятнадцати орудий береговой артиллерии. Располагалась эта батарея на северной оконечности острова и к началу XXI века от неё остались только фрагменты вала и пороховой погреб.

В начале XX века на острове были продолжены работы по созданию военной инфраструктуры. Тогда же по всей видимости был построен военный городок и наведена понтонная переправа, от которых в настоящее время сохранились только фундаменты и полуразрушенный пирс. На месте батареи ХIХ века, судя по картам, сейчас располагаются железнодорожный мост, а также жилые дома охраны – это закрытая территория охранной зоны.

Вокруг Выборга существует немало военных артерий. Проход с большого на малый рейд через Тронгзундский архипелаг возможен по трём фарватерам. Это Тронгзундский – центральный, Пильский – северный и Ниемильский – южный. Последние два крайне извилисты и для прохождения больших судов практически непригодны. Однако в свое время все они были защищены артиллерией. С морской стороны дела в этом плане обстояли довольно-таки хорошо, а вот береговая материковая линия защищена была хуже. Ведь дальнобойность и мощность орудий начала XX века очень сильно увеличилась – изобретали новые пушки, снаряды, виды пороха и требовалось отодвинуть линию обороны до безопасного расстояния. Напомним, что Выборг находился в узле кратчайших путей, ведущих из Финляндии к Петербургу, расположенному чуть больше чем в 120 верстах, и фактически был последней преградой на пути к столице из Скандинавии. Таким образом к началу ХХ века была очевидна необходимость развития сухопутной обороны Выборга посредством её вынесения на большое удаление от города, вынос западного фронта за Кивисильтский пролив (район сегодняшнего автодорожного моста Дружбы) с занятием господствующих высот западного берега – Хистала (предместье п. Калинина) и Хертуала.

К работе по переустройству обороны Выборга удалось приступить только в 1909 году. А финансирование началось только в 1911 году. Предполагалась постройка бетонных и каменных пороховых погребов. На западном направлении их должно было быть четыре, на 4000 пудов бездымного пороха каждый, а также на первой линии – близ Хистала и два центральных на островах Сорвали и Линнасаари.

Следующей проблемой, на которую обратил внимание комитет по обороне, была уязвимость семивёрстного промежутка между Карельскими высотами и Сайменским каналом. Чтобы прикрыть этот участок от атаки врага, который мог спуститься по Сайменскому каналу на лёгких судах, было решено укрепить оборону на высоком берегу озера Линнасаари, неподалеку от Монрепо.

Большинство вновь возводимых казарм и складов, а также рытьё колодцев проектировались на о. Линнасаари, вблизи построенных в XVIII веке укреплений Короны Святой Анны.

Стоимость работ по всем объектам сухопутной обороны оценивалась в 5 млн 660 тыс. руб.

22 марта 1914 года состоялось заседание местной инженерной комиссии по вооружению строящейся крепости. Проект был утвержден генералом Величко, который внес в него некоторые замечания.  Примечательно, что практически все земли, отданные под эти работы, были непригодны для сельского хозяйства. Было предложено выкупить эти земли в казну, что и было сделано. Стоимость отчуждения составляла около 400 тыс. руб.

Работы начались в апреле 1914 года с разработки дорог на этих строительных участках. На высоте 17,7, в местечке Хертуала, недалеко от Кивисильтских переправ железной дороги и дорожных мостов, был  устроен блиндаж для коменданта, штаб крепости и телефонная станция. 19 июля начались работы редута №1 и села Лойканен (п. Кирова). Там было занято 1200 рабочих, 89 подвод. Руководил работами штабс-капитан Беднягин. Работы по строительству порохового погреба в Хертуала (тоннель в скале) были начаты 26 мая 1915 года, а к сооружению бетонной лаборатории на Линнасаари, которую тоже можно было использовать как пороховой погреб, приступили 1 июля.

Того же числа капитана Бендягина перевели на Линнасаари, и он возглавил сооружение пороховой лаборатории. Помощником у него был капитан Никуличев. Проводились работы по выемке земли и уборке камней, оборудованию бетонного завода, ремонту дорог, рытью котлована и т.д 15 октября были устроены три площадки для стрельбы по аэропланам в редутах Короны Святой Анны. Там же строилось центральное бетонное убежище.

Поскольку уже шла Первая мировая война, то работы ускорились. Канцелярией крепостного комитета ещё в июне 1913 года и главным инженером крепости были разосланы запросы на поставку необходимой строительной техники.

Автор этих строк побывал на месте, где когда-то располагалась пороховая лаборатория. Рассматривая то, что от нее осталось, невольно задаешься вопросом: как и с помощью чего все это можно было построить? Ответ дает список заказанной техники: бетономешалки, камнедробилки, щебнепромывочные машины, двигатели и локомобили для них, грузовые автомобили, экскаваторы. В управлении тогда склонялись к бетономешалкам и другим машинам, предпочтение было отдано стационарным как более эффективным.

Развернулась острая конкуренция между поставщиками, в т.ч. всемирно известными фирмами бетономешалок Даймлер-Бени, Сен-Шамон и другими. До начала войны большая часть необходимой техники и материалов – цемент, балки, асфальт и пр. – были получены. Приказом от 15 января 1915 года для производства торгов на поставку местных строительных материалов  был назначен помощник строителя крепости инженер-полковник Максимович, членами комиссии – капитан Кириллов и надворный советник Перепёлкин. На поставку цемента был отдан приказ от 17 марта 1914 года.

Ещё раньше для новой крепости были заказаны артиллерийские орудия разных видов. Названия пушек автору этих строк показалось интересными: береговые скорострельные гаубицы, линейные гаубицы, трехдюймовые на колёсных лафетах, скорострельные пушки, противоштурмовые, канонирные… Все они были разных калибров. Также интересным и немногочисленным представляется  состав штаба «главного строителя»: сам строитель, его помощник – военный инженер, начальник хозяйственного отделения, старшие производители работ – штаб-офицеры и обер-офицеры, младшие производители работ – военные инженеры, делопроизводители по военной и хозяйственной части и их помощники – бухгалтеры, кондукторы и писари, ну и, конечно же, сами рабочие. Все они имели не только светлые головы, но и золотые руки.

В 1914 году в крепость был откомандирован капитан корпуса военных топографов П.А. Бахмурин.

 Павел Акимович редактировал карты стрельб артиллерии точной топографической съёмкой, а исправления карт подчеркивали важность этой работы. Очень быстро была построена полевая позиция вокруг крепости протяженностью по фронту 11 вёрст. Было сооружено множество редутов, отрыты километры окопов. В документах того времени читаем: «Редуты и окопы имеют деревянную одежду крепостей, снабжены нишами для патронов, траверсами, лёгкими блиндажами и более солидными убежищами».

Проведение работ в 1914-1916 годах было сильно затруднено в связи с войной. В частности, все отмечали перегруженность железнодорожной сети, что затрудняло получение материалов из России. Железные балки, швеллера, цемент, асфальт поступали, увы, в малом количестве. Ввиду недостачи рельс для производства путевых работ пришлось отказаться и заменить их другими. Несмотря ни на что, почти все объекты были достроены, основные сооружения сухопутного фронта Выборгской крепости согласно записи журнала инженерного комитета от 7 ноября 1913 года выполнены. Конечно, они нe были полностью укомплектованы ни людьми, ни  вооружением – война смешала планы.

Для тех, кто интересуется нашей военной историей, хочу сказать, что на Николаевском острове в Выборгском заливе была построена защищенная от 11- дюймовых бомб бетонная боевая минная станция, ещё сохранившаяся и сегодня.  На острове Линнасаари была закончена соответственно защищенная от 16-дюймовых бомб лаборатория, которая могла служить и пороховым погребом. У мызы Хертуала в скале был отрыт тоннельный пороховой погреб в скале. Были построены дороги, мосты, дамбы, причалы… Эти объекты имели различные назначения, например форт № 3, расположенный на возвышенности и занимавший сравнительно небольшой участок и имевший немногочисленный (около 300 человек), но хорошо вооруженный гарнизон, играл очень важную роль,  поскольку запирал Фридрихсгамское шоссе.

Все остальные объекты имели самое различное значение как на воде, так и на суше – все было хорошо продумано и выполнено. Руины этих сооружений во многих местах еще можно увидеть, к примеру, в районе п. Калинина, Лавола; частично сохранились окопы в п. Кирова, ну и, конечно же, на острове Твердыш…

Но советую посещение без квалифицированного сопровождения этих объектов не делать, это опасно. Если пойдете с экскурсоводом, внимательно слушайте, ведь очень часто и многие из них не совсем в теме. Этим я не хочу никого обидеть, если кто-то захочет посетить эти места, то желаю доброго пути. Но советую начинать с библиотек, а более серьёзным следопытам – и с архивов. Думается, мы еще очень и очень мало знаем свою историю,  в т.ч военную, а ведь в ней немало славных страниц, и нам по праву есть чем гордиться. Искренне жаль, что подлинные памятники российского фортификационного искусства сейчас пребывают в таком состоянии – наши предки не заслужили этого.

Александр Баскаков

Читайте также