По штату топографу полагался фотоаппарат

227

Мы уже сообщали, что в Зале воинской славы в эти дни демонстрируется фотовыставка «Афганистан глазами шурави». Большинство снимков для экспозиции предоставил руководитель организации «Боевое братство» Николай АСМАЛОВСКИЙ.

В Ленинградском высшем военно-топографическом командном училище, которое окончил Асмаловский, помимо военных дисциплин он освоил и фотодело. Три года в Афганистане был начальником топографической службы в штабе 108-й мотострелковой дивизии, дислоцировавшейся в Баграме. Дивизия помимо всего прочего охраняла дорогу до Джелалабада, по которой осуществлялось снабжение советских войск и афганских городов.

По штату топографу полагался фотоаппарат, поэтому ежедневное снаряжение Николая Асмаловского включало пистолет, автомат, четыре гранаты и фотокамеру. Он снимал жизнь военных и местных жителей, природу Афганистана – горы и реки. Вспоминает, что особенно охотно фотографировались солдаты афганской армии: увидев камеру, сразу начинали позировать. Он сам проявлял и печатал снимки – свои будущие воспоминания о прошлом. Для фотографа природа Афганистана – просто находка, а вот для военных – опасна: никогда не знаешь, что тебя ждет, одежда душманов практически неотличима на фоне гор.

Три года в Афганистане...

– Все топографы, и я в том числе, готовили материал для карты масштаба 1:50 000, необходимой младшим командирам в условиях горной местности. Такая карта должна была помочь в передвижении солдат, планировании боевых действий и т.д. Нам помогали разведывательные и саперные подразделения, – рассказывает Николай Евгеньевич. – В старых каталогах имелись геодезические знаки, но на местности их центр обозначался обыкновенной гильзой от патрона, при аэросъемке точки сливались с ландшафтом, поэтому мы их маркировали – выстраивали пирамиды из камней.

По согласованию со штабом афганской армии наша дивизия вела бои, которые тщательно планировались: операции сна- чала отрабатывали на карте. Можно сказать, что топографы участвовали во всех боевых операциях, потому что мы мастерили макеты сражений. Из глины лепили дома, реки, дороги, раскрашивали их красками, чтобы солдатам была четко видна местность, на которой они будут действовать. Горы ведь скрадывают расстояние: кажется, все близко, а на самом деле - идти и идти. В бою солдатам также помогали разведчики, которые предварительно исследовали местность. При взятии пленных помогали переводчики при штабе (в основном таджики). Однажды недалеко от Панджшерского ущелья мы взять в плен душмана, который рассказал, что пошел воевать лишь для того, чтобы заработать денег и выкупить невесту.

Асмаловский рассказывает, что условия для быта и отдыха наших солдат были созданы неплохие. Где-то даже имелся рояль (белый!), на котором с удовольствием играл командир роты. Готовил для солдат свой повар, продукты (в основном, консервы) доставлялись из Союза. Для того чтобы продукты не портились в теплое время, были оборудованы подземные продуктовые склады.

– Казалось бы Афганистан – южная страна, но из-за горной местности погода там переменчивая. Помню, как-то весной я уже снял зимний бушлат и шапку, надел пилотку. Мы как раз поднимались в горы, было уже довольно тепло, а на высоте – снежная метель, вот я там замерз!.. А однажды меня чуть не подстрелили: пришла аэросъемка местности, и не было понятно, что за здание на ней отмечено, топографы должны были на местности проверить. Нам выделили бронегруппу и мы совершенно расслабились, шли в полный рост, как вдруг сзади солдат афганской армии закричал: «Стой, шурави, пригнись, там снайпер сидит».

Николай Евгеньевич вспоминает, что солдатам выходить за пределы своей части было запрещено, но с разрешения командира иногда выходили. Ему, к примеру, представилась однажды возможность съездить в Кабул и даже заглянуть за высокий забор:

– Дома местных находились практически сразу за нашей частью, мы общались с ними, даже дружили, помогали продуктами и вещами. Часто к нам забегали местные мальчишки, которым всегда все интересно. Вы спрашиваете, что представляет собой дом местного зажиточного жителя? Это, скажу я вам, крепость! Как правило, дома в Афганистане возводятся из глины, высушенной на солнце – тогда она становится тверже камня. Дом всегда окружен высокой стеной тоже из глины, а по верху – колючий кустарник. Посередине двора обязательно колодец или фонтан. Вход в дом низкий, на первом этаже чаще всего – терраса, увитая виноградной лозой, чтобы спасаться от жары. Второй этаж – жилые комнаты, мебели практически нет, спальное место представляет собой возвышение из глины, на которое укладываются одеяла, стульев нет, но обязателен низкий стол.

Местные жители очень трудолюбивы, я наблюдал, как они «молотят» пшеницу: по собранным колосьям, разложенным по кругу, ходят ослы, выбивая зерна. А землю весной тогда пахали на коровах, лошадей не хватало. В Афганистане растет чай, виноград, мандарины, особенно красиво, когда они цветут.

Прошло тридцать лет, но все было как будто вчера. Вчера корреспонденты готовили выпуск дивизионной газеты «Ленинское знамя». Вчера фотографировал он своих боевых товарищей… Примечательно, что память сохранила и какие-то забавные случаи, к примеру, что в одной из рот дружно жили собака и обезьяна…
Все фотоснимки, все документы военных лет, а также и наградные листы отца и дедов Николай Асмаловский бережно складывает в папку с надписью: «Хранить вечно, передавать по наследству». Сегодня папка хранится у старшей внучки.

Маргарита ЗАХАРОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев