Как мигранты могут стать друзьями

Как мигранты могут стать друзьями
1024
Как мигранты могут стать друзьями

Тема для размышлений

Основные миграционные «доноры» нашего региона по данным прошлого года – Украина, Армения, Таджикистан и Казахстан. Рабочие из Узбекистана и Белоруссии стали меньше интересоваться Ленинградской областью как сферой приложения своих усилий, хотя на улицах мы встречаем и их. В сезон традиционно активизируется строительство как в Выборге, так и в дачных массивах Ленинградской области – здесь работают как индивидуально, так и целыми бригадами. Средняя «вахта» составляет 4-5 месяцев. Затем пару месяцев на родине, и обратно – к нам.

Наблюдения заинтересованного человека

В течение нескольких месяцев я часто общался с трудовыми мигрантами – таксистами, парикмахерами, дорожными рабочими и строителями, и теперь могу свидетельствовать по ситуации и проблемным вопросам. Зарплата, по словам моих собеседников, варьируется в зависимости от квалификации и конкуренции в конкретной сфере услуг, и в среднем по Выборгскому району находится на уровне 35 000 рублей в месяц.

Где совсем незаметно влияния трудовых мигрантов – так это сфера культуры и искусства. Имею в виду не столько отсутствие желания и профессиональной компетенции трудовых мигрантов становиться местными артистами, краеведами и библиотекарями, сколько нашу организационную проблему – отсутствие практических шагов властей по вовлечению трудовой миграции в культуру и традиции региона. Разумеется, как и в любом деле, есть исключения, но в данном случае они только подтверждают правило: не только не уделяется внимание вопросам культурной ассимиляции, но даже возможные «услуги» для трудовых мигрантов пока не доступны. Я имею в виду языковые курсы, организованные экскурсии и совместные мероприятия, кинопоказы и рассказы о нашей культуре, истории, традициях. Если вы присмотритесь к современным библиотечным отчетам и публикациям в части вовлечения трудовых мигрантов в общественно-полезную жизнь, то окажется, что охват этой социальной страты крайне незначителен.

Не в качестве саморекламы, однако, чтобы прояснить собственные компетенции, должен заметить, что до 2013 года я служил инспектором в отделении иммиграционного контроля ФМС России, а московское издательство выпустило, в том числе, книги: Кашкаров А.П. Адаптация мигрантов: роль библиотеки. Методические рекомендации от специалистов-практиков. – М.: Либерея. – 2014. – 188 с. – (Библиотекарь и время XXI век. Вып. 156). – ISBN – 978-5-9905989-2-8 и сборник «Библиотека и закон» с авторским участием. Сейчас эта тема снова стала актуальной, но, к сожалению, из опыта прошлых лет и обоснованных инициатив – на уровне исполнительной власти было сделано не много шагов к культурной адаптации «временных тружеников». Это большая проблема и сегодня. Есть армия трудовых мигрантов, которая не вовлечена в процесс культурной адаптации в России, живет традиционно своим укладом и практически нет взаимопроникновения замечательных культур и цивилизаций, их аккумулированных веками развития ценностей; люди разобщены и поделены на группы.

«Побудьте день в милицейской шкуре, вам жизнь покажется наоборот»

Эта цитата из бессмертного песенного наследия Владимира Высоцкого по аналогии своей показательна для нашего эмпирического исследования. Для того, чтобы прочувствовать себя в чужой, хоть и дружественной стране, не надо летать на Луну. Попробуйте пожить в соседней Финляндии. А еще лучше поработайте там. Мне удавалось и такое. При общем нейтральном фоне и традициях, не часто, но услышишь вслед их любимое «рюсся». Две войны в ХХ веке, потеря территорий и память о пережитом не могут покинуть людей в одночасье. Примирение с памятью и самим собой очень инертный процесс. Мы это знаем, и, тем не менее, мы это слышим. И ничего.

Попробуйте поработать в Швеции. К работающему по контракту русскому тут относятся с большим уважением, чем просто к мигранту, живущему на пособие. Но и это отношение небезупречно. При всем скандинавском и североевропейском мультикультуризме русский – есть русский. Иностранец. В разной степени адаптационные механизмы действуют. С тобой хотя бы здороваются на улице, на работе. Хотя бы есть возможности на уровне языкового обучения. Но иностранец почти везде – в других странах – чувствует себя именно иностранцем, и общается в моноязычных сообществах. Причем, интересно, как многочисленные сообщества наших эмигрантов, объединенные даже в русскоязычные ассоциации к северу от Выборга, все время перебраниваются друг с другом, соревнуясь за внимание финских органов контроля и обеспечения деятельности. А в России пока нет даже таких простых адаптационных инструментов для трудовых мигрантов. Диаспоры – это еще не все. Видимо, считается, что рабочие из соседних стран не достойны нашего участия. По сути, они предоставлены сами себе. За совершенный криминал последует правовое возмездие. А культурно раскрыть их морально-деловые качества некому, да и незачем. На них воздействует то же ущербное в России правило: тут хлебом не корми – дай кого-нибудь покритиковать, причем культура критики несовершенна, а хвалим мы за дело очень неохотно. Не то, что иностранцев, и своих-то мы не любим. Потому, что не знаем. И знать не хотим.

Практические шаги

Казалось бы, что плохого в том, что местные жители получили бы доступ не только, к примеру, литературному наследию Узбекистана, что сделано на уровне некоторых общедоступных библиотек, но и к бытовым традициям «южан», других народов. Культурное и бытовое наследие также очень интересно. Между тем, хорошо это или плохо, но именно с активным участием трудовых мигрантов создается большое количество строительных объектов и осуществляется ремонт автодорог. К примеру, большинство занятых на производстве и в ремонтных бригадах компании «ВАД» рабочих – именно мигранты. Их силами осуществляется сегодня и ремонт дороги Выборг-Светогорск, и других магистралей. Тут можно спорить: дескать, местные жители тоже хотели бы и, возможно, смогли бы трудиться на «их» месте и зарабатывать. Компаниям выгодно брать мигрантов на работу по комплексным причинам. И даже эти тезисы могут быть верными, но не новыми. Хоть и близка мне эта тема, но давать очевидные советы не с руки. Лично мне гости из Средней Азии заметно нравятся все больше. Критичных случаев общения с ними я не припомню, зато положительные впечатления растут.

Трудовые мигранты не питекантропы. Они идут на контакт, если вы подойдете к ним искренне и просто. Для начала знакомства, равно как и в детском саду и школе, достаточно сказать просто «привет». И вам непременно ответят. Разговорившись с таксистом, я получил его контакты, а со второй поездки контакты его отца в городе Карши. На третий месяц посещения парикмахерского салона, где работает прекрасный мастер, получил от него приглашение посетить Самарканд. И впервые съездил туда на несколько дней весной текущего года. Отец одного из «мигрантов» встретил меня в аэропорту и со своим транспортом. Это была приятная неожиданность. Затем была культурная программа посещения местных музеев и достопримечательностей с обязательным угощением узбекским пловом.

Хочу признаться: никогда я так сытно не ел и не пил, как в солнечной стране Шейбанидов. Между прочим, в 2017 году жители Узбекистана признаны самыми счастливыми среди жителей СНГ. Женщина тут на особом, почетном положении, 8 марта – государственный праздник, а 1 сентября, когда мы провожаем в школу детей – в соседней стране День независимости. Кстати, вода там вовсе не такая дорогая, как принято у нас думать. А узбек (Özbäg) значит «хозяин себя» или «свободный человек», сам себе господин. Разумеется, я не стремлюсь сочинить им панегирик и благодарственное письмо, иначе непременно указал бы подробности поездки, до сих пор незабываемой и светлой. Я пишу о фактическом примере, который подтверждает, что вокруг нас… достойные люди. Чтобы это увидеть, не требуется особых «волшебных очков», желательно только искренне интересоваться не только собой.

Простая аналитика

Имеет смысл учитывать особенности оформления статистических данных. А именно: в начале каждого годового отчетного периода исполнительные органы (управление МВД по вопросам миграции) передают в Росстат обобщенные и полные сведения за предыдущий период, поэтому обычным людям, интересующимся статистикой, может показаться, что армии мигрантов прибыло. Но лучше всего анализировать статистические данные в динамике, в сравнении с предыдущими периодами, такие данные более валидны и транспарентны. По известной мне статистике из РАНХиГС, в прошлом году официальный приток работников в Россию из других стран составил чуть менее 125 тыс. человек – это минимальное значение с 2005 года. Эксперты указывают, что в отличие от 2017 года в 2018-м миграция не смогла компенсировать естественную убыль россиян. Условный прирост в 41 тысячу человек по всей России по статистике 2018 года, вполне проанализированной только в 2019 году, произошел за счет тех, кто получил временную регистрацию, а она действует 9-12 месяцев. Поэтому к началу 2020 года ожидается отток официально зарегистрированных мигрантов. И такая ситуация динамично меняется; нет ничего застывшего, навсегда данного.

Психологические выкладки

Общение – это тоже культура. Если его практиковать, результаты обязательно будут, хотя и не вдруг. Ибо культура редко отдает дивиденды немедленно. Надо иметь терпение, но с этим у нас все хорошо. Итак, главная проблема скудности эмоционального контакта местных жителей с трудовыми мигрантами из Средней Азии – надумана. И кроется не в них – в нас. Мы их не знаем, и поэтому опасаемся. Как чего-то чужого, ненужного… С критикой – то же: готовы критиковать сами себя беспрестанно, но не потерпим, когда иностранец попытается преподнести нам на блюдечке неудобоваримый факт. Между тем мигрантам в чужой стране жить не просто. Культуры и местных традиций по большому счету не знают. А мы пока не дали им этих инструментов. Не показали, где взять. А покажи – и кто-то возьмет непременно. Они не знают нас и опасаются нас. И это надо бы учитывать. В России не принято пока здороваться на улицах с незнакомыми. А с чужими и подавно. А почему бы не попробовать? Вот у меня был один памятный случай: я, житель мегаполиса, в свои 35 лет купил домик в вологодской деревне и выехал туда – хозяйствовать. Куры, козы, овцы, коровы, лошади. Кормить, доить, торговать… Первый год был адаптационным. Одна знакомая бабушка, сочувствовавшая моему эксперименту, советовала не раз: первый с незнакомыми не здоровайся. А я на другой день забуду, возьму и скажу: здравствуйте! Встреченные местные молчали и, многократно оглядываясь, смотрели как на полоумного. Но это же не моя проблема, это их проблема. Так и тут. Просто скажите: привет! И увидите – мир вокруг потеплеет и воздух наполнится не серой, а спасительным озоном.

Андрей Кашкаров
Специально для газеты «Выборг»

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

2 комментариев