«Я всю жизнь делал кино для зрителей»

«Я всю жизнь делал кино для зрителей»
369
«Я всю жизнь делал кино для зрителей» «Я всю жизнь делал кино для зрителей»

Мастер-класс от сценариста, педагога и режиссёра Александра Бородянского

– Заслуги Саши Бородянского перечислять можно очень долго, – в качестве вступления сказал его давний друг и коллега президент кинофестиваля «Окно в Европу» Армен МЕДВЕДЕВ. И действительно, фильмы снятые по сценариям Александра Эммануиловича хорошо известны не только у нас, но и за рубежом. Советская трагикомедия «Афоня» в 1975 году стала лидером проката – 62,2 млн. зрителей – на тот момент каждый четвёртый житель СССР, а по кинофильму «Курьер» студенты Сорбонны изучали взаимоотношения родителей и детей в Советском Союзе.

– Я приехал из Воркуты и о Москве даже не мечтал, – начал разговор легендарный кинематографист. – Вообще, вся моя жизнь сложилась из случайностей, если бы мой товарищ Сева Иванов, с которым мы вместе учились в строительном техникуме в Киеве, не позвал бы меня во ВГИК, я бы так и продолжал работать маляром-штукатуром, усердно орудуя валиком и умеренно выпивая в обеденное время. Кстати, оставив этот нужный вид деятельности и частично потеряв приобретённые на этой работе пагубные привычки, я потом ещё долго не мог понять, почему в обед, я себя так плохо чувствовал, чего-то явно не хватало.

– Учиться мне пришлось заочно, – продолжает вспоминать свои юные годы сценарист, – чтобы поступить на дневное отделение во ВГИК, нужно было сдавать английский, а с этим у меня были трудности.

Будучи студентом третьего курса, Бородянский пишет курсовой сценарий к фильму «Афоня», который по идейным соображениям не принимают. По совету друга, отправляет его на конкурс работ о рабочем классе и в журнал. Сценарий попадает к кинорежиссёру Георгию Данелия и выходит в журнале «Север» под названием «Про сантехника Борщева». За этот сценарий он получает свою первую премию и разгромную статью одного из критиков (потом, конечно, появились и хорошие).

– Я только каким-то чудом не запил, – рассказывает Александр Эммануилович, переживавший больше не за себя, а за родных и близких, прочитавших этот критический очерк. С этого момента молодой сценарист перестаёт читать отзывы о себе в прессе – как плохие, так и хорошие. Хотя отрицательные рецензии, наверное, можно считать своего рода признанием, между прочим, у Булгакова, за десять лет его творческой деятельности накопилось 298 ругательных рецензий и только 3 – благожелательные. Он всякий раз вырезал их из газет и тщательно наклеивал на стену над письменным столом в своей маленькой комнате в «нехорошей квартире», где происходили действия его знаменитого романа «Мастер и Маргарита».

– Всех героев я пишу с себя, – продолжает Бородянский. – Афоня первоначально был маляром и только уже потом я сделал его сантехником. Сантехник в те времена был медийным персонажем – про него очень часто сочиняли анекдоты, но главным героем фильма он до этого ещё никогда не был.

– Вообще все кино про меня, – продолжая тему, скромно признается Александр Бородянский, – когда я работаю над сценарием, то сам становлюсь этим персонажем, хорошие качества – мои, плохие, разумеется, беру на стороне.

– Когда пишу, я вижу перед собой актёра, – делится своими творческими секретами Александр Эммануилович, – в лице Афони, например, я представлял молодого Никулина, иногда это запросто может быть кто-то из американских артистов. На роль Афони пробовался даже Высоцкий, но в итоге, как мы знаем, прошёл Куравлев.

На написание сценария Александр Эммануилович обычно тратит не больше месяца, а вот сбор материала может тянуться и до полугода:

– Порой толчком для сценария может служить всего одна фраза или жизненная ситуация. К примеру, образ голой секретарши, печатающей на машинке, послужил идеей для создания фильма «Город Зеро».

Жанр абсурда Бородянский считает одним из своих любимых, возможность делать мистику появилась у кинематографистов с началом «перестройки» в СССР, так в 1988 году увидел свет фантасмагорический фильм «Город Зеро».

– Абсурд и гротеск обнажают многие вещи, с которыми мы сталкиваемся каждый день.Александр Бородянский

– Никакой любви к книгам родители мне в детстве не прививали, – отвечает на вопросы касающиеся воспитательных процессов в его семье, Александр Эммануилович, – я был ужасным фантазёром, и что бы ни придумывал, меня никогда за это не ругали. Дар выдумывать и фантазировать есть в каждом ребёнке, но у многих он пропадает, после того как родители начинают ему говорить: хватит нести ерунду.

– Призы мне всегда были безразличны, – заканчивает своё выступление сценарист, – а вот если бы в кинотеатре на моем фильме не было бы зрителей, я бы действительно расстроился.

Встреча завершилась тем, что Александр Эммануилович был взят в плотное кольцо своих поклонников.

– И вам тоже автограф?! Вы же мужик! – смеётся Бородянский, подписывая библиотечную программку, и со словами: «Ну сейчас, конечно, я стал толстый», охотно фотографируется с представительницами прекрасного пола.

– Ощущение, как будто я домой приезжаю, – отвечает Александр Эммануилович, на просьбу репортера сказать несколько слов о нашем городе, – Выборг такой же маленький и уютный, как моя родная Воркута.

Денис ГИЛЬМАНОВ

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев