Виктор Цветов: Служитель музыкальной культуры

Виктор Цветов: Служитель музыкальной культуры
2723
Виктор Цветов ведет урок сольфеджио в Выборгской детской музыкальной школе, конец 1960-х гг. Фото из архива Выборгской детской школы искусств

27 декабря исполняется 117 лет со дня рождения дирижера, директора Выборгской музыкальной школы (1956-1968), преподавателя сольфеджио, организатора массового музыкального просвещения в нашем городе – Виктора Цветова. В сентябре этого года появилась книга, посвященная его профессиональной биографии – «Виктор Цветов: служитель культуры».

Мы задали несколько вопросов автору – библиотекарю, выпускнику кафедры культурологии Выборгского филиала РГПУ им. А. И. Герцена Дмитрию ЦВЕТОВУ.

– Как Вам пришла идея написать книгу о своем прадеде?

– Много лет у меня копилось множество вопросов: как прадед обосновался Выборге? Каким был он музыкантом? Какой предмет вел в музыкальной школе? Каким был период его директорства в ней? Был ли он все же и композитором? То есть, в первую очередь, мне самому нужен был текст, объяснивший бы это все. Но его нигде не было.

Сначала я решил писать статью. Стал искать источники – документы, фотографии. Когда я учился в университете, основные дисциплины нам читала историк, кандидат культурологии Наталия ГОНЧАРОВА. Она много сил и внимания уделила источниковедению и его зерно, вероятно, тогда посеяла. Но проросло это только сейчас.

И вот количество источников, их содержание и мой «внутренний голос Наталии Владимировны» дали понять – может получиться целая книга, и нужна она не только мне, а еще и корпусу выборгской краеведческой литературы. Если я не ошибаюсь, то это первая книга по локальной истории, посвященная музыке в советском Выборге.

Как известно, ничто не возникает из ниоткуда и не исчезает в никуда – да, у меня были вопросы без ответов, но, если бы не было гуманитарного университета в Выборге, я вряд ли сегодня смог бы и захотел на них ответить именно в форме, выражаясь словами Лидии Чуковской, «научно-художественной» литературы, по крайней мере, в попытке освоить эту форму.

– Где именно Вы искали источники для работы?

– В госархивах, музейных фондах – без них такие книги просто невозможны. Первое фото с прадедом за дирижерским пультом, которое я увидел – из фондов ЛОГАВ. Позже работал с мемориальным фондом Выборгской музыкальной школы. Откликнулись свидетели событий – коллеги и ученицы прадеда охотно соглашались на интервью.

– А как долго трудились над книгой? Как к этому отнеслась Ваша семья?

– Работа шла в течение года. Эта книга пока единственная, о дальнейшем – есть идея, но она еще не оформлена, поэтому рассказывать не буду. А членов семьи больше впечатлил результат, нежели идея.

– Кто-нибудь из Вашей семьи еще увлекается или увлекался музыкой?

– В целом род Цветовых в прошлом и настоящем будто делится на две половины: одну, скажем грубо, – математическую и другую – гуманитарную, и она более всего музыкальная. К примеру, родной брат прадеда Аарон Абрамович тоже был музыкантом, играл на скрипке, занимался живописью. Но он погиб, будучи солдатом, во время первой мировой войны в 1916 году.

Сестры же их были противоположного склада. Старшая – Роза Абрамовна – училась на физико-математическом факультете Бестужевских курсов, занималась астрономией, написала в 1925 году две просветительные книжки и почти всю жизнь была учительницей математики. Младшая сестра – Раиса Абрамовна – была экономистом, а ее дочь Ирина стала металлофизиком.

В нашей ветке профессиональным музыкантом был только Виктор Цветов. Его сын (и мой дед) Арнольд был военным-летчиком. Отец мой любил историю, но в университет поступить у него не вышло, он был рабочим, как и мой дядя. Но слушать музыку любили все…

В августе этого года мы с мамой были на концерте пианиста Алексея МЕЛЬНИКОВА. Я одновременно и страшно завидовал, и радовался, ведь выступал мой ровесник, а я в детстве очень хотел играть на фортепьяно. Меня приняли в музыкальную школу, но мои занятия долго не продлились. Сейчас уже несколько лет учусь и самостоятельно, и с учительницей. Насущная задача – доучить прелюдию до-минор Баха из сборника «Двенадцать маленьких прелюдий» и начать следующую.

– Расскажите, пожалуйста, чем Вы сейчас занимаетесь и бываете ли в Выборге?

- Сейчас работаю над короткой биографической статьей о ленинградском пианисте и педагоге Иване Белоземцеве. Вообще, большую часть своего времени я провожу в библиотеке, где работаю, общаюсь с людьми, с книгами. Когда приезжаю в Выборг, иду в гости к брату или на кладбище – либо на то, где похоронен прадед, либо на могилы деда, отца и дяди.

– Что Вы почувствовали, когда взяли в руки уже изданную книгу?

– Я радовался. Выйдя от издателя, сразу отправил фото книги Михаилу ПЫРКОВУ (жертвователь средств на издание – прим. ред.) и побежал домой показать книгу маме, она тогда была у меня в гостях.

– Где можно прочесть книгу в Выборге? Есть ли текст в электронном виде?

– В электронном варианте текст будет доступен позднее, а сейчас книгу можно читать в музейной библиотеке Выборгского замка и в краеведческом кабинете библиотеки Алвара Аалто.

– Кому стоит прочесть ваше произведение?

– Не скрою – хочу, чтобы прочли все, в том числе и те горожане, для которых музыка в жизни не так уж важна. Ведь книга моя в целом о том, что художественная культура – сокровище всеобщее, но создаваемое и охраняемое меньшинством. И оно нуждается в исключительно трепетном отношении со стороны всего общества.

Эти люди – и знаменитые авторы-художники, и неизвестные широкой публике служители культуры (их и в истории советского Выборга было немало) – преподаватели школ и университетов, музейщики, библиотекари, просветители, участники любительских коллективов. Именно через их деятельность художественная культура воспроизводится и помогает человеку проходить исторические кризисы, снова и снова ставя перед нами главные вопросы – что такое человек? каково его место в мире? что такое смерть, и как, собственно, нам жить?

Не так давно в воспоминаниях о поэте Михаиле Лозинском я прочел и запомнил его слова: «Конечно, жить в России очень тяжело, во многих отношениях. (…) В отдельности влияние каждого культурного человека на окружающую жизнь может казаться очень скромным и не оправдывающим приносимой им жертвы. Но как только один из таких немногих покидает Россию, видишь, какой огромный и невосполнимый он этим приносит ей ущерб; каждый уходящий подрывает дело сохранения культуры; а ее надо сберечь во что бы то ни стало. Если все разойдутся, в России наступит тьма (…)».

И вот мне бы хотелось, чтобы этого не происходило, чтобы «тьма» не наступала, а наступало бы просвещение, и чтобы то меньшинство людей – просвещающее, исследующее и сохраняющее память, историю культуры – служило бы ориентиром и проводником в жизни для большинства.

Беседовала Ульяна ШОРМАНОВА

Читать все статьи автора Ульяна Шорманова

Читайте также