И стал Лойкканен посёлком Кирова (Часть 2)

И стал Лойкканен посёлком Кирова (Часть 2)
578
И стал Лойкканен посёлком Кирова (Часть 2)

Наш постоянный автор, неутомимый краевед и исследователь Александр БАСКАКОВ провел детство в поселке имени Кирова. Перелопатив уйму всевозможных источников, в основном на финском языке, тщательно изучив подшивки нашей газеты за разные годы, Александр написал статью, посвященную своей малой родине. В ней – боль от упадка, в который пришла часть города, сравниваемая когда-то с цветущим садом, но в ней есть и надежда…

(Начало в № 38)

Конный переулок есть и сегодня

Прекрасная начальная школа была построена в 1908 году и имела всего 3 класса. Но по стандартам Финляндии, школа для малышей должна быть в шаговой доступности. В этом же году Эльза Вартиайнен начала преподавать уже в поселковой школе и была очень довольна своей работой.

Первый автобус в Лойкканен стал ходить в 1923 году. Частные автобусы Юсси Теивонена появились на линии в начале 30-х годов. Впрочем, были в разное время и другие перевозчики. В посёлке имелось немало конюшен, одна из улиц называлась Извозческой, да и сегодня здесь есть Конный переулок.

Сена для домашнего скота было в достатке, поселок окружали обширные поля, с прекрасной мелиорацией, остатки которую местами видно и сейчас.

В посёлке было несколько магазинов: обувной, молочный, а также киоски. Действовала очень хорошая сауна из красивого гранита и мрамора, с подземной кочегаркой.

Находилась баня на Лоухикату (сейчас улица Волковская, 6). Сегодня здесь можно увидеть многоквартирный дом барачного типа. Построили здание на фундаменте прежней бани.

Интересы разносторонние…

Существовали различные клубы по интересам, например, бойцовский «Карельский Тармо». Были созданы Молодежная ассоциация и Клуб бедных. Естественно, вместе со спортивными клубами в 1905 году была основана пожарная команда. Действовал Рабочий клуб, который в 1905 году участвовал в забастовках. При Молодежной ассоциации был организован духовный клуб Yong Christian со своим собственным молельным домом, предположительно он находился в нынешнем Конном переулке. Объединение спортивных клубов и общества по разным видам спорта, в т.ч. лёгкой атлетике, тоже имели место. Все эти организации поднимали уровень жизни, отдыха и труда на высокий уровень.

Из промышленных предприятий в посёлке и поблизости была только скотобойня, построенная в 1913 году, рядом с дорогой на Heinjoki (Вещево). Комплекс скотобойни состоял из нескольких зданий. В 1930 году рядом с путями было построено отдельное здание проверки качества мяса. В 1938 году завершилось строительство нового здания для работников скотобойни, севернее дороги на Heinjoki. В советское время предприятие работало, но без очистных сооружений (у финнов они были). Сейчас бывший мясокомбинат не действует и комплекс вообще не используется.

И даже больница для душевнобольных

Была еще одна достопримечательность на территории поселка – психиатрическая больница. Автором проекта здания был известный архитектор Paavo Votila. Больница представляла собой двухэтажный корпус с двумя боковыми флигелями, имелся также жилой дом для персонала и хозблок. Во время войны лечебный корпус был сильно разрушен, а дом для персонала дожил до наших дней. Сейчас он как бы ничейный, город на свой баланс его не взял, хотя это и памятник архитектуры. Сохранились и остатки хозяйственного блока. На фундаменте корпуса больницы в 1995 году возвели здание, в плане повторяющее лечебный корпус.

Эхо войны

Пострадал посёлок и от войны 1939-1940 года, и от боёв Великой Отечественной, и от затопления водой. В конце войны были взорваны шлюзы на Сайменском канале, и огромная территория была заполнена водой, в т.ч. и часть поселка. В 1944 году вновь сильно досталось Лойкканену, правда, тогда уже переименованному в Карьяла. От артиллерии и бомбежек было разрушено и сгорело много домов. Но несколько зданий или их подвальные помещения были пригодны для проживания. После войны посёлок, уже носящий имя Сергея Кирова, стал отстраиваться одним из первых, поскольку водоснабжение и водоотвод практически не пострадали. Посёлок стал наполовину железнодорожным, наполовину – военным, и тоже понятно почему. Но эхо войны ещё долго не давало спокойно спать его жителям. В свое время подорвались местные школьники, уходить далеко за пределы поселка не рекомендовалось: невзорвавшиеся боеприпасы представляли реальную опасность.

В 1967 году старшеклассники всё же зашли в лес и в незнакомом месте увидели столбик с металлической табличкой. Потерли табличку – проступили буквы… Ребята обрадовались: «Это же наши». Обратились в городской военкомат. Там сказали: «Могила эта нам неизвестна, но о ней надо позаботиться». В итоге удалось установить девять фамилий похороненных там воинов. В мае 1968 года был открыт памятник девяти танкистам (сегодня это захоронение числится под номером 72).

… «Да забыли про овраги»

Прошли годы, посёлок отстроился, улицы осветили и заасфальтировали. Но многое не учли. Из статьи в нашей газете за 1988 год под названием «Был самый красивый посёлок» можно понять, до какой разрухи по незнанию (или недосмотру) довели нижнюю часть поселка. Автор статьи отмечал несколько причин. Первая – «заводнение» посёлка, которое началось после строительства железнодорожного моста на 2-м километре светогорского направления. Отметка основания вновь построенного моста – выше дна ручья более чем на метр. При устройстве пешеходного перехода от посёлка на товарную станцию сделали насыпь и ручей (ещё раз!) перекрыли. До войны на этом месте был деревянный мост на сваях, около 100 м. Со стороны улицы Весенний поток образовалось болото. А раньше на улицах посёлка и в погребах было сухо, не было и зловонного запаха из бухты Радуга.

Вторая причина заключалась в том, что во время ремонта был уложен коллектор водоотвода меньшего диаметра, чем требовалось. При этом была совсем перекрыта ливневая канализация. После такого «ремонта» уже тогда, т.е. 30 лет назад, половина посёлка превратилась в руины. А ведь когда-то это предместье населяли представители золотого фонда нашего города: ветераны войны и труда, которые в 1944 году первыми приехали восстанавливать Выборг и хозяйство железнодорожной дороги.

Подоспела и ещё одна беда. Об этом написано в статье «Спасти бухту Радуга» в газете от 10 января 1989 года. Тем, кто хотел помочь Радуге, надо было изучить источники ее питания, пройтись по руслу Мельничного ручья. Ведь все помнят, какой запах стоял в районе тюрьмы и поселка Кирова. И все прекрасно знали, что воды залива загрязняли более 12 предприятий города, а также погранотряд, вся Лазаревка и тот же посёлок Кирова. Все они не имели очистных сооружений и сливали отходы прямо в залив.

Прошло много лет, но мало что изменилось в нижней части поселка. Всё тот же заброшенный вид, если не считать шикарных коттеджей, построенных на возвышенностях. Нет ни детской спортивной площадки, ни клуба…

Пусть будет памятный знак

Мало кто сегодня знает и про огромное братское захоронение между 2-й и 3-й Озерными улицами. Да, конечно, останки погибших воинов были вывезены отсюда в конце 40-х годов, но какой-то памятный камень на этом месте нужно обязательно поставить.

Сейчас, насколько мне известно, у районной администрации есть какие-то планы по благоустройству посёлка. Есть здесь и свои депутаты, и свои активисты, все пытаются что-то сделать – хотелось бы чем-то им помочь. Знать бы как…

Александр БАСКАКОВ, краевед

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев