Реконструкция Монрепо – ужас или благо?

Монрепо. Вид на Людвигштайн
Монрепо. Вид на Людвигштайн Реконструкция Монрепо – ужас или благо?

Выборжане, давайте честно. Мы что – не знали, что парк ждет масштабная реконструкция? Знали. Эта тема волновала горожан, друзей и поклонников скального романтического парка на протяжении многих десятилетий. Тема Монрепо для горожан – как незаживающий стигмат, который постоянно бередят все, кому не лень.

Так кто уничтожал Монрепо на самом деле?

Давайте вспомним, что охраняемой и исторически-культурной ценностью парк вместе с сохранившимися постройками был признан только в постперестроечное время, благодаря стараниям академика Дмитрия Лихачева, который возглавил движение за сохранение исторического наследия древнего

Выборга. Произошло это не так давно – в 1988 году, и именно с этого времени полный титул парка стал звучать так: Государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник «Парк Монрепо».

Нынешний год – юбилейный, в этом статусе парку исполняется всего лишь 30 лет. Но Монрепо ветшал давно и неуклонно, и в этом процессе приняли деятельное участие советские управленцы. Достаточно вспомнить, что парк был военной вотчиной, санаторием, что здесь размещались жилье и детский сад, что длительное время он имел статус  ЦПКиО, а потом вообще начались безденежье, вандализм и дальнейшее запустение. Да, по мелочи, по крупицам, что-то пытались делать и восстанавливать – честь, хвала и низкий поклон этим титаническим усилиям и этим людям, в том числе, и нашим соседям – финнам.

И даже в статусе охраняемой территории парк все равно подвергался набегам вандалов. Чего греха таить, Монрепо давно воспринимается жителями, как бесплатный сквер, в котором они вольны делать все, что им заблагорассудится: разжигать костры, громить памятники, разрисовывать камни и малые архитектурные формы, мусорить, пьянствовать,  ломать деревья, рвать растения, занесенные в «Красную книгу», выгуливать собак, кататься на велосипедах, купаться, шататься шумными компаниями и не платить за это ни копейки.

На парк длительное время никто не обращал внимания, денег на содержание штата и то едва хватало. Парку сто раз предлагали зарабатывать самостоятельно и не быть захребетниками у бюджетов разного уровня. Сейчас-то мы понимаем, что это было равносильно толчку в спину падающего, хотя все неравнодушные бились за его сохранение и восстановление, как могли и насколько им позволяли их возможности.

Государство в лице разнообразных экспертов, комиссий и комитетов по сохранению наследия (дай Бог упомнить, сколько их было) et cetera практически самоустранилось от поддержки единственного в России непарадного и элегического прибрежного парка.

Все это так, но…

Монрепо. Усадебный дом

Монрепо. Усадебный дом. Фото из архива

Тайная реконструкция

И вот сейчас ситуация сдвинулась с мертвой точки.

Но начавшаяся реконструкция, поднесенная нам всем на блюдечке с голубой каемочкой, вызвала много вопросов, неудовольствия и протестных настроений в соцсетях. Информационный пожар о том, что «Монрепо уничтожают», очень быстро распространился сначала по Северо-западному региону, а сейчас уже можно говорить о том, что чересчур эмоциональные и неподтвержденные экспертами публикации слово в слово разместили многие информационные ресурсы.

И тут, как ни неприятно будет это слышать всем тем, кто занимался разработкой проекта реконструкции, финансированием, подбором исполнителей работ, руководству парка и чиновникам, следует признать, что «информационный бензин» полыхнул именно потому, что люди были лишены регулярной и систематической информации о самой реконструкции. Что не было организовано регулярных общественных слушаний, публикаций, видеофиксаций и других мероприятий о том, почему, скажем, была выбрана временная привязка проекта именно к началу 19 века, а не более поздние варианты? Сейчас, конечно, по каждому пункту претензий пытаются давать разъяснения руководство парка и привлеченные эксперты, но поезд, как говорится, ушел. Это надо было делать намного раньше.

В этой ситуации злую шутку сыграл извечный чиновничий и профессиональный снобизм: дескать, мы знаем, мы скрупулезно изучали, у нас есть специальное образование и опыт, что поймут в этих высоких и сложных материях простые обыватели.

А простые обыватели поняли одно: 3000 деревьев в парке, что называется, без объявления войны, были спилены, и теперь привычные глазу ландшафты выглядят уничижительно лысыми и голыми. Если бы необходимость этого шага была широко озвучена ранее, да еще с привлечением экспертов, с доказательствами, с внятной визуализацией (было-есть-будет), с обсуждениями, спорами, дискуссиями, то может сегодняшних кровавых виртуальных битв и не произошло бы.

Еще одна причина – существует отдельное мнение членов комиссии Петербургского отделения общественной организации по охране памятников ИКОМОС насчет плана реконструкции Монрепо и его осуществления в части вырубки огромного массива деревьев. Они уже высказали свое отрицательное мнение, посчитав, что не привлечение их в качестве советчиков и экспертов было фатальной ошибкой разработчиков проекта.

Так ли все плохо?

Общественные настроения типа «все пропало, гипс снимают, клиент уезжает» постепенно утихнут, если ситуация с реконструкцией парка будет регулярно освещаться и обсуждаться. То есть, процесс реконструкции должен быть максимально прозрачным и открытым.

Конечно, опустошенный Монрепо – болезненное для горожан зрелище. На самом деле весь этот ужас – начало возвращения идеи скального парка. Ведь многие помнят его уже заросшим сорными породами деревьев, с обмелевшими прудами, с заболоченным «ядром» и зарастающей береговой линией. И этот депрессивный одичалый вид вкупе с разрушающимися постройками, со сгнивающей покосившейся усадьбой, утраченными элементами и даже со львом с отбитым носом казался нам родным до слез.

Но покосившиеся и опасно нагнувшиеся деревья рано или поздно бы рухнули. Впрочем, это процесс мы все уже имели «счастье» наблюдать.

Кто будет спорить с тем, что береговую линию надо чистить, укреплять, а дно углублять? Вряд ли найдутся желающие среди тех, кто не один год указывал именно на деградацию водной границы парка.

Кто будет против того, чтобы восстановить дренажную систему изрядно заболоченной парковой территории, где болотные растения вытесняют луговые травы, а деревья гниют на корню? Неужели никто не понимает срочнейшей необходимости в проведении мелиоративных работ? Кто готов выступить за заражение парковых деревьев паразитами и болезнями? Вряд ли кто в здравом уме осмелится на такое заявление.

Все ли знают, что после проведения земляных подготовительных работ, восстановления дренажа будут высаживаться не просто хилые саженцы, а крупномерные деревья? Похоже, что не все.

Конечно, общественный контроль нужен и даже полезен. Поэтому давайте оставим кликушество в стороне и попросим уважаемых спецов не просто сесть за стол переговоров, но и не забывать информировать широкую общественность о своих решениях любым, доступным для широкого круга людей способом.

А то ведь, как сейчас любят говорить в народе, «можем и повторить».

Екатерина СЕМЕНОВА

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев