О ландшафте, усадебном доме и флигеле

Усадебный дом уже практически готов к разборке
Усадебный дом уже практически готов к разборке

Как это ни парадоксально, но за проект реставрации «Монрепо» проектировщикам пришлось бороться. Изначально в техническом задании числились только четыре строения в центре усадебного комплекса. Но кому нужны недоступные для посещения отреставрированные здания? «Монрепо» должен быть живым, доступным в течение круглого года в полном его объёме, удобным и оснащённым необходимой инженерной инфраструктурой комплексом.

Именно такую мотивацию ставили во главу угла создатели проекта реставрации парка – специалисты архитектурного бюро «Литейная часть-91». А ещё: для обслуживания отреставрированного парка необходим персонал, служебные помещения, техника и многое другое, отмечает архитектор-реставратор высшей категории Елена СКРЫЛЕВА:

Нам приходилось убеждать: вот мы отреставрируем и закроем, и посетители не смогут это увидеть; зимой не будет тепла, света, тогда какой смысл всё это реставрировать? Ведь если не поддерживать климатические параметры, то всё осыплется...

Но вернёмся к дню сегодняшнему. Большой ажиотаж у оживившейся вдруг определённой части местной общественности по-прежнему вызывают ландшафтные работы в «Монрепо». И ещё раз поговорить об этом – самое время, чтобы весной, когда работы интенсифицируются, жители и гости Выборга себе хорошо представляли планы реставраторов. Может быть, желающих что-то приостановить, повернуть вспять, сделать мемориальным не только пень, но и, например, болото, поубавится.

На камнях, конечно, могут расти деревья, но не в парке…

Удивительно, но в нашем скальном парке мы нашли скалу, – иронизирует главный специалист по парковой реставрации Алексей ЛОДЫГИН, комментируя предстоящие корректировки проекта высадки лип на «краю света». – Будем уточнять местоположение скалы и видоизменять наши посадки.

Речь о том, что предполагалось создать поляну, обсаженную липами, но специалисты под слоем грунта обнаружили скальный массив. Конечно, нет смысла сажать липы на гранит, поэтому конфигурацию посадок придётся сделать другой.

Затронул специалист и больную тему сноса деревьев, пояснив, что, если сноса можно избежать, растения сохраняются.

Например, в долине «Розенталь» прекрасные здоровые еловые аллеи. Мы высадим там липы с шагом не 4 метра, а 54, а в качестве заполнения высадим молодые ели. Они теневыносливы и будут прекрасно расти под большими деревьями. Учитывается биология растений. В итоге мы должны получить и соответствующий облик парка, и устойчивую экосистему: растения должны расти самостоятельно даже без ухода за ними человеком.

Прокомментировал и «нарушение лесосеменного районирования» из скандального протокола ИКОМОС с критикой ввоза саженцев из-за границы:

На дворе – XXI век. В России есть питомники, которые выпускают качественный посадочный материал. Если липа мелколистная как вид у нас устойчива, то совершенно неважно, где она выращена. Принципиального значения это не имеет. Самое главное – качество посадочного материала.

Есть нормативы по морозостойкости и зимостойкости (эта международная шкала классификации разработана сельскохозяйственным институтом США), в соответствии с которыми растения и подбираются.

Вызвавший сомнения у членов ИКОМОС крупнейший в Европе питомник Лорберг (Германия), откуда планируется закупать растения, 7-8 лет назад поставлял посадочный материал для Летнего сада, Павловска, и даже мемориальный дуб у домика Петра I тоже был привезён из Германии.

Там мы будем закупать топиарную липу, аллейные деревья липы и плодовые формы для топиарного плодового сада. Что касается ели, сосны и берёзы – это будет наш отечественный посадочный материал.

В районе "Китай" (за" Нарциссом") предусмотрены открытые дренажные канавы, они будут вычищены, отпрофилированы. Снятый грунт будет произвесткован, возвращён на место, и высажены красивые влаголюбивые растения (например, таволга вязолистная). Это называется дождевой сад.

Сейчас уже почти завершён снос ольхи чёрной на Людвигштайне и на «Краю света» (дюжину деревьев всё же оставят, но через несколько лет они всё равно погибнут, прогнозирует практик). Осталось снести около 120 деревьев в рамках санитарных рубок и берегоукрепления. На острове Турецкой палатки ели (несмотря на то, что часть корневой системы просто висит в воздухе) сохранят; деревья здоровы, при берегоукреплении специалисты сделают каменную кладку и восполнят недостающий грунт. А вот самосевные клёны будут удалены (большая часть их, к тому же, поражена различными заболеваниями).

Что ждёт усадебный дом и флигель?

Деревянные строения векового возраста ожидает глобальная переборка. Аттестованный Минкультом специалист – главный конструктор архитектурного бюро «Литейная часть-91» Ирина СЕМЁНОВА подробно рассказывает о проделанной работе и планах:

За время существования здания эксплуатировались по-разному (в советские годы – как жилое строение, как детский сад, с перепланировками и беспощадным отношением к памятнику).

Проведено обследование деревянных конструкций, сруба. Вместе с конструкторами работал биолог-миколог (специалист по грибкам) Евгения Богомолова. Флигель сохранился гораздо хуже, а в усадебном доме часть здания ранее была приведена в порядок и использовалась.

Как и любое деревянное сооружение (а дерево – недолгостойкий материал) при определённом темпе- ратурно-влажностном режиме, разрушенной кровле и протечках строения начали разрушаться.

Микологическая экспертиза показала, что древесина поражена домовым грибом, выявила наличие жучка-древоточца и его личинок (которые могут пребывать долгое время в анабиозе и оживать с наступлением благоприятных для них условий – влажности и температуры, когда нет отопления и протекает крыша). Всё это значительно снижает прочностные характеристики и несущую способность древесины, подтверждают специалисты.

Есть современные технологии, которые позволяют вылечить деревянные элементы конструкций, поясняет Ирина Семёнова. Каждую деталь необходимо поместить в специальный раствор под высоким давлением, или применить высокотемпературные методы. Всё это возможно только после полной разборки. Такие методики реставрационного ремонта применяли, кстати, и наши предки, говорит она - перебирали срубы домов, храмов.

Специалисты подчёркивают, что в идеале уже через 50 лет любое деревянное здание необходимо капитально ремонтировать. В данном же случае, спустя более века после окончания строительства, реставраторы намереваются пронумеровать все детали строений, нанести все метки на чертежи и схемы и разобрать всё «по брёвнышку». Затем всё будет складировано в строго определённом порядке, обследовано, пролечено или протезировано, после чего – собрано в обратном порядке в прежнем виде.

Внимание – каждой детали

В зданиях сохранились фрагменты подлинных обоев, засовы, элементы альфрейной живописи, лепнина и многое другое. В проекте реставрации подробно расписаны методики демонтажа этих имеющих ценность фрагментов; художники, специалисты-реставраторы будут сверять свои действия с методиками, разработанными в проектной документации.

Были выявлены предметы охраны, работы ведутся в соответствии с охранными обязательствами и ГОСТами. Согласно Венецианской хартии, мы восстановим сохранившиеся фрагменты альфрейной живописи на стенах. Ещё предстоит обсуждение с комитетом по культуре – будут ли только музеефицированы эти фрагменты или, как это заложено в проекте, воссозданы все живописные разделки стен (дополнены живописные утраченные элементы). Это же касается и изразцовых печей, и всего объёма, так называемых красных зон будущей музейной экспозиции. – поясняет Елена Скрылева.

Примечательно, что (по требованию пожохраны), например, отреставрированные печи будут выполнять только декоративную функцию экспонатов. Система отопления, как и другая инженерная инфраструктура, будут современными, тщательно интегрированными в старинные интерьеры.

– В итоге получится памятник-музей, оснащённый всеми современными инженерными системами. Необходимо, чтобы посетители могли всем этим любоваться! – подытоживает Ирина Семёнова.

Елена СТЕПАНОВА

P.S. от Елены Скрылевой: «Важно напомнить и об объектах, которые не вошли проект реставрации, но которые существовали Николаи. Это малые архитектурные формы (Китайский зонтик, обелиск братьев Броглио, павильон Турецкой палатки и др.). Мы сделали эскизные проекты на 10 таких объектов и подарили их парку. Возможно, найдется возможность их реализовать…»

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев