Виталий Петров о "Формуле 1" и автоспорте

Виталий Петров о "Формуле 1" и автоспорте
423
Виталий Петров о "Формуле 1" и автоспорте

В день рождения Виталия Петрова журналисты издания "ТАСС" подготовили интересное интервью, в котором спортсмен рассказал о своих дальнейших планах, о том, чему его научила лучшая гоночная серия мира, и на что он надеется в будущем.

Меньше месяца осталось до старта российского этапа чемпионата мира по автогонкам в классе машин "Формула-1". Этап в Сочи будет комментировать первый российский гонщик в истории "королевских гонок" Виталий Петров, которому сегодня исполнилось 36 лет. В интервью ТАСС один из самых известных российских пилотов рассказал о том, чему его научила лучшая гоночная серия мира, когда его ждать за рулем "Камаза" в ралли-рейде и как ему работается с новой надеждой российского автоспорта Робертом Шварцманом.

— Как проходит обычный день Виталия Петрова? Чем вы сейчас занимаетесь?

— Сейчас мы с семьей уехали в Республику Карелия, погулять, посмотреть на местную природу. Потом в планах Сочи. Думаю о продолжении карьеры. Либо это будет ралли, либо что-то еще. Этот год получился довольно скованным для всех, так что пока думаем, анализируем и смотрим.

— Вы ведь работали с молодыми пилотами в SMP Racing?

— Да, до кризиса, когда мог куда-то ездить. Тогда я работал и с Робертом Шварцманом, и с другими ребятами. К сожалению, потом наступил кризис, и во время него я пока этой работой не занимаюсь. Пока пауза.

— Как вам эта новая роль наставника? Трудно с молодыми гонщиками?

— Многие пилоты порой не понимают, что есть люди — тот же Миша Алешин, я, наши российские пилоты, которые что-то завоевывали в мире, что мы тоже проходили эту школу от начала и до конца, знаем это дело изнутри. Тут я не имею в виду Роберта, мы с ним неплохо сработались. И это не упрек в адрес молодых ребят, что они какие-то плохие, но в нашем спорте есть много нюансов — на трассе, в видении подготовки. Никто не собирается учить молодых гонщиков, как нужно нажимать на педаль газа или тормоза, как крутить баранку. Речь идет о маленьких нюансах, которые могут в итоге привести к заветной мечте — попасть туда, куда они хотят: в "Формулу-1" или какие-то другие гонки. Но иногда начинающие гонщики думают, что они все знают и могут сами.

Мне никто такого не подсказывал, мы с папой сами топтали эту дорожку, не зная, куда идем. И многие моменты допускали от незнания того, что нас может ждать, допускали ошибки. Мир гонок — это не просто сидеть за рулем. Чтобы добиться результата, нужно, чтобы все вокруг сошлось. Все нужно сделать правильно — как в гонках, так и в подготовке, и в жизни вне гонок.

— Что скажете про работу с Робертом?

— У нас не было никаких проблем, когда мы работали вместе. Результаты говорили сами за себя, он стал лидером чемпионата. Наверное, нужно у него спросить — нужны ли были ему те мои советы. (Смеется.) Но когда гонщик знает, что происходит, чувствует, что кто-то есть рядом, то, возможно, это и есть главная помощь. Присутствие близкого человека или тренера, того, на кого он может положиться. В моей жизни были люди, которым тренер был не нужен, а я вот его очень долго искал. Потратил много времени на то, чтобы встретить такого человека, который понимал бы меня с первого слова.

— Сейчас поддерживаете общение со Шварцманом?

— Иногда общаемся, да, но не постоянно. На расстоянии сложно что-то говорить или советовать. Он пока там, а я здесь.

— Когда нам ждать Роберта в "Формуле-1"?

— Сейчас в "Формуле-2" идет борьба как раз за место в "Формуле-1". Первая тройка пилотов очень сильная, тот же Мик Шумахер, эта фамилия на слуху у всех. Роберту сейчас главное — концентрироваться на своей работе и не думать ни о чем. Конечно, многие команды хотят заполучить того же Мика, который хоть и не первый год выступает в "Формуле-2", но заметно прибавил и едет хорошо, да и фамилия дает о себе знать.

О Шварцмане говорили еще тогда, когда он выступал в "Формуле-3", ехал очень хорошо. И сейчас он один из самых быстрых и разумных пилотов, я уверен, что очередь за ним стоит. Но и мест не так много, и конкурентов у Роберта много. Если Мик Шумахер выигрывает чемпионат, то стопроцентно попадает в "Формулу-1", а если выигрывает Роберт, а Мик станет вторым, то это пока не стопроцентная гарантия для нашего пилота. Но у всех, кто разбирается в скорости, у всех команд "Формулы-1" Роберт на заметке стоит на одном из первых мест.

— Что для вас было самым сложным в "Формуле-1"?

— Да, в принципе, ничего тяжелого не было, но "Формула-1" — это миллиметры, доли секунд. У меня был очень быстрый напарник — Роберт Кубица, который не один год провел в чемпионате и знал все досконально. "Формула-1" — это совсем другой мир, где возможностей в 50 раз больше, чем в обыкновенной машине или даже в "Формуле-2". Поймать ту скорость и нужные настройки было непросто, постоянно должен был быть анализ проделанной работы, заключение этой работы и подготовка к новому этапу. Это работа нон-стоп, в чемпионате никто не стоит на месте, если ты не работаешь, то другая команда или другой пилот прыгнет выше на ступеньку.

— Если не говорить о подиумах, то что вам дало участие в "Формуле-1"?

— Это место, куда попадают не все, а всего лишь 20 пилотов в мире в течение одного года. Выступление в "Формуле-1" дало мне очень многое. Возможность учиться у лучших инженеров, общаться с механиками, разбираться в нюансах телеметрии, компьютерах, датчиках на машинах. Понимать и работать с таким большим количеством данных, в том числе и с человеческим фактором. Каждый датчик получает свою информацию — вращение колеса, работа подвески, работа оборотов двигателей. В команде каждый человек отвечает за какую-то определенную часть этого автомобиля, а тебе нужно перехватить все его знания, чтобы понимать, как все это устроено, чтобы добиться наилучшего результата. Так что ты учишься и общению с людьми. Каждый нюанс тут важен.

— Получается целая школа со множеством предметов.

— А это и есть школа. Мы ведь всю жизнь учимся. Сначала узнаем что-то у наших родителей, у старших, у младших, сейчас смотрим что-то в интернете. В "Формуле-1" тоже учат быстро ездить, но уже с такими данными, с которыми тебе прежде не доводилось работать.

— "Формула-1" скоро приедет в Сочи, планируете посетить Гран-при?

— Да, я там буду. Думаю, что в связи с коронавирусной историей автограф-сессии в этом году не будет, но однозначно сказать пока не могу, этот вопрос решаю не я. Я бы предложил такой вариант — чтобы пилоты вышли к трибунам, просто пообщались бы с болельщиками, раз уж гонка у нас пройдет со зрителями. Я буду комментировать весь этап на "Матч ТВ", будем вести прямые эфиры по три раза в день.

— Как вам роль комментатора? Уверенно себя чувствуете?

— Конечно, это тоже определенная школа, в которой тоже нужно заново всему учиться. Я, наверное, не смогу так же превосходно, как Алексей Попов, рассказывать что-то на протяжении всей гонки. Но я смогу рассказать гораздо больше с другой точки зрения — как пилоты едут, какие ошибки они допускают, увидеть те нюансы, которые комментаторы не видят. Например, кто виноват в аварии, кто ошибся и что может произойти, разобрать саму ситуацию, поговорить о пилоте, что он делает и как будет продвигаться вперед. С этой точки мне легко, это все мне знакомо. Но каждый все-таки профессионал своего дела и занимается своим делом. Вести гонку от начала и до конца, если честно, я не пробовал. Уверен, что этому нужно уделить много времени, подготовиться.

— То есть стать именно постоянным комментатором вы бы не хотели?

— Почему бы нет, нужно попробовать, я только за. (Смеется.) Это интересно, даже болельщикам будет полезно разобраться в той или иной ситуации, которая сложилась на трассе, почему дали штрафы. Мне кажется, в студии должен быть ведущий и эксперт, который разбирает детали каких-то моментов.

— Не становится ли "Формула-1" скучной? Ведь чуть ли не с первого этапа в этом году все стало ясно.

— Болельщики должны понять, что каждый производитель, команда и каждый ее сотрудник хочет быть лучшим и идет к этому. "Мерседес" не выигрывал гонки до этого, и кому было до него дело? Сейчас команда на порядок превзошла всех, построила такую машину, которая способна побеждать, а Льюис Хэмилтон достиг невероятного успеха, он будет одним из величайших спортсменов мира наряду с Шумахером. Так и другим командам надо стремиться к тому же, становиться лучше. Машины не стоят на месте, они становятся быстрее, красивее, появляются какие-то гибриды. Давайте все пересядем обратно в картинг и будем там кататься. Но это же неинтересно, все хотят рекорды, постоянного совершенствования. А это значит, нужно искать решения, людей, гениальные умы, которые все это разрабатывают.

Конечно, всем, да и мне тоже, хочется большей конкуренции в чемпионате, интриги. Но я понимаю и производителей, которые не сидят на месте, а работают. Остальные должны подтягиваться.

— Кто для вас в этом сезоне главное открытие, прорыв, и главное разочарование?

— Ну с "Мерседесом" все понятно, это сверхубийственная сила, которая просто наповал сражает всех. Мне понравилось, что многие другие команды, которые потеряли темп на протяжении нескольких лет, сейчас улучшают свои позиции, возвращаются. Это, например, "Макларен", "Рено", за который я выступал. Очень рад, что "Рено" возвращается в эту группу, где порядка десяти машин находятся ближе, чем когда-либо. Вот эта плотная серединка таблицы очень радует, потому что мы видим такую борьбу.

Что касается разочарований… Мне который год подряд не нравится подход "Уильямса". Не знаю, как сказать, но они получаются самым слабым звеном — ужасно едут, проигрывают. И непонятно, для чего они выступают. У меня много вопросов, почему они так едут.

— В чем, на ваш взгляд, находит мотивацию Даниил Квят?

— Мотивация — это само учение, мы всегда учимся. Даже когда я был в слабой команде, в "Катерхэме", то смог настроить машину так, как мне было нужно. Надо было обогнать Хейкки Ковалайнена, и я перебрал множество вариантов, чтобы заставить машину работать так, как мне нужно. Часами работал с инженерами-мотористами, чтобы получить именно тот диапазон оборотов, который был мне нужен при торможении. И нам удалось это сделать. Так что мотивация есть всегда: это стремление к совершенству.

Второй момент — только сам Даня сможет рассказать обо всех нюансах, которые происходят в самой гонке, в квалификации. Их очень много. Есть условия, по которым пилот не вправе говорить, что там происходит. Я знаю, насколько в каждом Гран-при, в каждой квалификации может оказаться какой-то нюанс, из-за которого весь уик-энд не сложится.

— Какие у вас остались мечты в автоспорте? Вы были на подиуме "Формулы-1", на подиуме Ле-Мана. Ждать вас на ралли-рейдах, за рулем "Камаза"?

— Я не вижу сложностей, чтобы ехать и в ралли-рейдах, и на "Камазах". По сути, это все автоспорт, и все возможно. Конечно, хотелось стать чемпионом мира и в "Формуле-1", в LMP2 или LMP1. Но там вот были "Тойоты", которые невозможно было победить, как вот сейчас "Мерседес" в "Формуле-1". Мы заняли третье место на чемпионате мира, можно сказать, стали первыми после гибридных автомобилей. Но как таковой победы не было, и вот это обидно — там очень хотелось. Легко выиграть на самой быстрой машине, а вы попробуйте победить на той, которая есть. В том же LMP2 у нас была не самая лучшая машина, она занимала восьмое — десятое место по скорости. Но работа всей команды и пилотов позволила нам добраться до подиума в Ле-Мане с российским экипажем — это тоже многого стоит. Мы ведь не нанимали западных гонщиков, а четко решили — едем своими пилотами. Была борьба, и ночью приходилось ехать очень быстро, чтобы не потерять ту позицию, на которой мы шли.

А в "Формуле-1"… Инженеры и так все знают. Все говорили, что, мол, жалко, что так сложилось, что не было у нас лучшей машины. И мы не смогли продолжить и в следующие годы показать, что не просто так шли сюда все эти годы.

— Если бы у вас появилась возможность начать свою карьеру заново, вы бы поменяли что-то?

— Гонщик в "Формуле-1", да и в любой другой категории, дай ему еще один круг на этой трассе — и он поедет еще быстрее. Всегда есть к чему стремиться, над чем работать, как и в жизни. Всегда можно было сделать что-то лучше. Но, думаю, мы сделали все верно, и я не жалею об этом. И моя семья не жалеет, мы много времени посвятили большому автоспорту, выкладывались на 100%, чтобы добиться результатов и побывать там, где мы побывали.

Беседовала Полина Панина

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев