Спарринг с машиной

563

«Самая тяжелая гонка из всех, что были до этого». Таково единогласное мнение всех участников экипажа машины № 11 команды SMP Racing, занявшей в прошедшие выходные третье место во Французском Ле Мане в 24-х часовой гонке на выносливость.

Одна из самых известных в автоспорте персон, а именно Кими РЯЙККОНЕН, сказал: «Зритель и журналист видит в гонках только то, что он видит на трассе и чествует только победителей. Но то, что видно на экранах, это только часть шоу, причем часть не самая показательная, хотя при этом самая доступная. Вряд ли кто-то поймет, а тем более увидит, что происходит до и после начала самой гонки. Вряд ли кто-то поймет меня, если я скажу, что, например, сегодня, когда я занял какое-нибудь десятое место, я счастлив, и эта гонка, хоть я и далек от подиума, для меня одна из лучших. Или наоборот – я первый, но попал я на это место только стечением обстоятельств и хвастаться, собственно, мне не чем».

Скорее всего финн прав. Мы действительно видим кульминацию. Но в прошедшие выходные мы постарались заглянуть за кулисы самой изматывающей гонки – суточного марафона, где пилоты вступают в спарринг не только с собой, но и с машиной, на которой едут. И это именно спарринг, битва двух, где один оставляет другому физические травмы, которые заботливый доктор не обезболивает, и приходится вновь и вновь выходить на бой, зная, что вот сейчас боль придет вновь и будет жечь уже покалеченные места.

Уже после первой сессии, которая для Виталия ПЕТРОВА длилась 2 часа 20 минут, стало понятно, что машина на высоких скоростях капризничает – ее начинало болтать. В боксах механики уменьшили чувствительность гидроусилителя, дабы прекратить раскачивание, и пилотам все оставшиеся 22 часа пришлось ехать почти без помощи этого полезного устройства (кто имел опыт общения с классикой советского автопрома, вспомнит, что такое машина без гидроусилителя). Команде в дальнейшем пришлось сократить время сессии для каждого пилота. Даже в прохладе ночи, при искусственном освещении, было видно, что пилоты вылезают из кокпита мокрые насквозь.

Я первый раз был в Ле Мане, видел не только гонку, но и общую картину работы команды. Да, меня поразило количество зрителей, организация, скорости. Но более всего меня впечатлило ощущение духа сплоченности команды, который мне крайне трудно сравнить с чем-либо из повседневной жизни. И еще, может быть для меня, для любого обычного человека, поразительно было увидеть результат борьбы пилота на трассе. Я увидел, какими приезжают гонщики в боксы после двухчасовой борьбы на трассе. Илья ЛЕОНОВ

24 часа – срок большой, и любого человека будет клонить в сон. Тем более после нагрузок. Для этой цели у всех пилотов есть свои комнаты, где стоит диван и пара тренажеров. Сняв мокрую одежду, пилот входит в свою комнату, где его уже ждет массажист. «Все мышцы во всем теле после сессии настолько забиты, что, прежде чем лечь отдыхать, мне необходимо снять напряжение и, по возможности, расслабить мышцы, восстановить спокойный кровоток. Иначе гонщик пробудится ото сна и просто не сможет встать», – говорит массажист. Но в эти сутки Виталий не смог уснуть. Велико было напряжение и высока ответственность. «Если уж мы все участвуем в гонке, то все. Я не могу себе позволить уснуть и отключиться от происходящего. Я, когда сам нахожусь на трассе, сердцем чувствую, что меня поддерживает команда. Мы как бы все вместе держимся за руль и нажимаем на педали. Поэтому я должен быть с ними вместе», – сказал Виталий, упал на кровать и закрыл глаза. Он не лукавил. Он лежал с закрытыми глазами. Трудно сказать, о чем он думал. Может быть, представлял себя сидящим рядом со своим напарником Алешиным, проходя очередной поворот…

– В каком-то смысле мы, группа друзей Виталия, участники его команды. Можно представить себе, когда среди стрессовых нагрузок, действующих и на психику, и на физическое состояние, ты видишь знакомое по родному городу лицо. Быть рядом и физически, и морально – дорогого стоит, – поделился своими мыслями Александр НИСТОРОВИЧ, давний друг и болельщик Виталия Петрова.

Мы немного поговорили, но хотелось все-таки покоя. Прошло некоторое время, и в дверях появился человек, сказавший одно слово: «пора». Виталий сразу встал, но по его лицу было видно, что сон пытался его одолеть. Надо было очнуться, привести себя в рабочее состояние. Как раз для этого в комнате стоят два тренажера. Один тренажер «гребля», но он достаточно прост и всем знаком. Второй тренажер «раскачивает» реакцию. Мы, вообщем-то, не уставшие люди, набрали на этом устройстве не более 50 очков. Виталий сходу набрал 60. Видимо его опыт уже на уровне нервных импульсов. Но весь интерес к тренажеру у нас пропал, когда в свете ламп мы четко увидели приличные темные синяки на спине пилота… «А как вы думали! Не на перине сижу. Ускорения, перегрузки. Болит, конечно, но о них я потом подумаю», – отследив наш недоуменный взгляд, сказал Виталий. И вот тогда подумалось о спарринге. О спарринге с машиной.

Я знал Виталия постольку – поскольку. Он многого добился в своей спортивной карьере. Но для меня он оставался просто человеком. Сейчас, когда я увидел весь процесс своими глазами, выборгский пилот стал для меня, в моем мироощущении, может, и не сверхличностью, но Человеком с большой буквы. Роман Эпп, болельщик

Минут за двадцать Виталий спустился в боксы смотреть и слушать, оценивать происходящее и делать выводы из уже произошедшего на трассе за время своего отдыха. Болид прильнул к боксам, из кокпита вылез напарник, а Виталий занял его место и сорвался вперед. Прошло полтора часа. И картина повторилась. Теперь взмокший Виталий на земле, а третий напарник в кресле пилота. Картинка обострилась только тем, что Виталий, вылезая из машины, ударился коленом, приобретя очередной синяк. За сутки Виталий садился за руль четыре раза и каждый раз, после своих сессий, не пытался уснуть. После своей последней «смены», когда команда оторвалась от ближайшего преследователя на три круга, Виталий вылезал из-за руля уже веселый и довольный. Понимал, видимо, что гонка удалась. И самое приятное было то, что она удалась именно в Ле Мане, в том самом месте, откуда «есть пошла» серия гонок на выносливость.

– Любой спорт – серьезное испытание, схватка между духом и телом внутри и между своей личностью и соперником, между своим опытом и спортивным снарядом. Возможно стоит один раз увидеть эту схватку изнутри, и тогда угол зрения на спорт и на самого спортсмена поменяется раз и навсегда, – Михаил БУЛАНКИН, участник группы поддержки Виталия Петрова.

Публикация подготовлена ОО «Фаворит-Выборг»

Читайте также