Особенное финское кино 21 века

688
Аки Каурисмяки

Финское кино сегодня переживает очень хорошее время. Это заметно и у нас – в Выборге, в Петербурге. Финские фильмы, которые еще три десятилетия назад почти никто не покупал, сегодня привлекают внимание и инвестиции на престижных мировых фестивальных площадках, таких как Канны, Берлин, Венеция.

О фестивалях и Неделях

Ставший традиционным выборгский кинофестиваль «Окно в Европу» пока не завоевал славу лучших мировых площадок, но по содержанию и культурной программе он смело идет по пути к Олимпу. А кто создает эти культурные программы? Это не инопланетяне, прилетевшие к нам с Луны, а профессионалы, скромные и независимые. Среди них Алексей ДУНАЕВСКИЙ, программный директор Недели кино Финляндии в Санкт-Петербурге, Михаил ЛИПАТОВ, технический директор фестиваля кино Северных стран и многие другие наши соотечественники. Мне удалось встретиться и поговорить с ними в Генеральном консульстве Финляндии в Санкт-Петербурге во время цикла лекций о финском кино.

Немногие знают, что пару десятков лет назад финское кино возили показывать даже в Сибирь, где до сих пор еще сохранились этнические общины (ранее их было много больше). В Москве проходит «своя» Неделя финского кино, а уж о петербургских и выборгских фестивалях, где периодически эстеты получают культурное удовольствие от знакомства с финским кинематографом – что говорить… В проявлении интереса сказывается близость границ и традиционная ориентация с прицелом на культурные инициативы северного соседа. Да, в относительно маленькой Финляндии не мыслят масштабами обширного российского государства. Зато там хорошо знают цену людям и достигли значительных успехов в том числе и в кинематографе.

Критики сказали: он гений

Наиболее известный финский режиссер Аки КАУРИСМЯКИ, по признанию многих критиков финского киноискусства, – гений, с ним рядом никто не стоит. Но иногда и он мнит себя политическим деятелем, тратит время и средства на несвойственные ему инициативы. И тогда в Лиссабон, куда режиссер переселился из Финляндии уже много лет назад (а его младший брат Мика – в Рио-де-Жанейро), едут финские делегации, которые как-то уговаривают знаменитого Каурисмяки сменить акценты, обратить большее внимание на кино, переубеждают мастера, и он снова занимается своим делом. Его фильм 2018 года «По ту сторону надежды» собрал целую плеяду финских знаменитых артистов, блиставших на экране последние полвека, многие из них играют «с каменными лицами», но и эти лица очень добросердечны; глядеть на них одно удовольствие. Оказывается, не только известные режиссеры, но и рядовой финский гражданин с интересом посматривает на «южно-американские штучки», любит и ценит сальсу.

Кроме знаменитых братьев Каурисмяки, каждый из которых приложил результативные усилия, создав культ финского кино, финский кинематограф разнообразен. Сегодня Каурисмяки знают все. Но те, кому за 50, знают и других мастеров, успех которых в свое время был не меньшим, чем у Каурисмяки. Прежде всего, это режиссер Йорн ДОННЕР. Он родился в 1933 году в семье этнографа сибирских народов (да, по берегам Лены до сих пор живет много потомков финских народностей).

В 60-х годах Йорн Доннер дебютировал с фильмом «Отец и сын», поставленным по одноименного роману и получившему главную литературную премию Финляндии, Затем режиссер снял кучу игровых фильмов высокого качества, отчего считается заслуженно плодовитым в финском и мировом киноискусстве. Это единственный фильм в истории финского кино, получивший тогда признание как лучший неанглоязычный фильм. Йорн работал с И. Бергманом, хотя никогда они не были друзьями, о Бергмане он отзывается как о сложном и неконтактном человеке. И все же это пример сотрудничества двух гениев. Негативных отзывов генеральный консул в Лос-Анджелесе, деятель Европарламента, впоследствии активный политик Йорн Доннер никогда себе не позволял.

В этой связи нас может заинтересовать многим не известный фильм Доннера «Допрос», в котором речь идет о Керте Наутовой, арестованной финской службой безопасности как шпионке СССР в 1942 году. Доннер наблюдает и показывает этот процесс с помощью видеокамеры, причем тональность процесса и фильма в целом меняется с 1942 по 1944 год пропорционально продвижению советских войск и изменению политической обстановки.

С непроницаемым лицом

Есть у Доннера и фильм «Чертова Финляндия», от одного названия которого пробегает по коже холодок и сами собой напрашиваются антипатриотические ассоциации. Но это не так. Доннер на самом деле далек от эстетики американца Майкла Мурра, который в своих фильмах рассуждал о политических разоблачениях. В Финляндии к этой теме известные режиссеры и писатели относятся иначе – мягче. Сколько я читал Арто Тапио Паасилинна, перешедшего в иной мир в прошлом году и оставившего нам свой мир в богатом литературном наследии, переведенном на 17 мировых языков, у того тоже проглядывали такие вещи: «ассоциация анонимных смертников», «полицейская страна, хуже которой нет» и прочее. Но такова автономия взгляда автора на мироустройство. Все подобные выпады на самом деле не превосходят границы эпатажа, это не более, чем констатация факта: «мы прошли через страдания, но не растеряли душевного тепла», «ответственность и насмешка над эгоизмом и тщеславием». Эта такая мягкая форма финской гражданской самокритики. Причем с непроницаемым лицом и несгибаемыми коленями.

Любимый режиссер Алексея Дунаевского, члена Союза кинематографистов и Гильдии киноведов и кинокритиков, доцента кафедры зарубежного театра Санкт-Петербургской Академии Театрального искусства, лауреата журналистских наград «Золотое перо-1997» и «Сезам-2002», а также премий «Фестиваля Фестивалей» 1994 и 1999 гг. – Алекси МЯКЕЛЯ, отпрыск известных финских театральных актеров. В своем творчестве А. Мякеля опробовал гангстерское, криминальное кино, особенно это теперь заметно в копродукции с Эстонской Республикой. Дебютная его кинокартина – «Крутые» или в вольном русском переводе «Братки» (Hajyt). Эта история изначально не претендовала на успех в кинозале. Но случилась неожиданность, а приятная неожиданность, говорят, вдвойне приятна. Результат творчества Алекси Мякеля с его финским представлением о кино можно назвать стратегическим водоразделом «до» и «после». Ибо факты – упрямая вещь: до прихода на кинорынок Мякеля финское кино почти никто не покупал (СССР по обмену фильмами в 1975-1985 – не в счет), не покупали по причине прохладного настроения даже в «братских» странах Скандинавии. Между прочим, в Финляндии для желающих получить квалификацию режиссера предусмотрено в вузе всего три места.

Мякеля фактически совершил революцию. После его фильмов начался бум развития финского кино. Впоследствии режиссер новой волны Доне КАРУКОСКИ сбил «корону» с Алекси Мякеля уже своим дебютным фильмом «Красавица и подонок» - самый известный и кассовый, в целом успешный его фильм. Кроме того, Карукоски создал два кинопроекта, которые впоследствии стали франшизами. Как нередко бывает, этот человек поначалу о кинематографе даже не мечтал – делал успехи в «индор-хоккее». Это такой вид спорта, малоизвестный россиянам: хоккей с мячом на… паркете. Но кинематограф, особенно после дебютного успеха, показал режиссеру его истинное предназначение.

Лапландская одиссея

На фоне этой «картины маслом» невольно возникают параллели с успехами и рабочими вопросами российской киноиндустрии, подготовки режиссеров в вузах. И тут видно, как Алексей Львович Дунаевский, председатель экзаменационной комиссии Государственного университета кино и телевидения (Санкт-Петербург) переживает за дело; известный киновед поделился собственными впечатлениями от того, какое ужасное количество безработных выпускается в жизнь из университета.

Андрей КАШКАРОВ, специально для газеты «Выборг»

(Продолжение в следующем выпуске)

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев