Солдат Александр Воробьёв прошёл всю войну без единого ранения

Солдат Александр Воробьёв прошёл всю войну без единого ранения
423
В строю "Бессмертного полка" отец и сын - фронтовик Александр Воробьев и малолетний узник Михаил Воробьев

Он уходил на фронт вслед за сыном, который был призван в армию в начале 1939-го. Тогда ещё было практически мирное время, и деревенского парня отправили служить в крымскую Феодосию, откуда он должен был демобилизоваться спустя три года... Но началась война.

 Так мой дед, 46-летний Александр Яковлевич Воробьёв, в первые дни Великой Отечественной, не дождавшись возвращения сына, стал добровольцем. Дома в родном селе Крапивня Навлинского района тогда ещё Орловской, а сегодня Брянской области осталась жена Мария с детьми-подростками – 16-летней Ксенией и 15-летним Михаилом.

Немолодой солдат был определён в обоз – это тыловое сопровождение войсковой части, без которого передовые силы не могли бы успешно сражаться. Ему приходилось чинить сапоги и технику, заниматься хозяйственными вопросами, быть помощником во многих делах для более молодых бойцов, которые ходили в атаку и побеждали, сражались и гибли…

Судьба сохранила Александра Яковлевича, он ни разу не был ранен. Дошёл до Берлина, расписался на Рейхстаге, был награждён медалью «За освобождение Праги».

А дома... К концу августа 1941-го западные районы Орловщины, в том числе и Навлинский оказались оккупированными. Оставшиеся старики, женщины и дети ушли в лес, где уже начинали действовать партизанские отряды. Неподалёку был создан полуторасотенный отряд имени Лаврентия Берия, который ещё называли Алтуховским по наименованию рабочего посёлка вблизи Крапивни. В отряде, кстати, действовал женский взвод. Но подросткам оружие в руки не давали – Ксения выполняла задачи связной, была живым носителем важной информации, которую передавала по поручению командира.

Партизаны вели успешную диверсионную и подрывную деятельность против фашистов, а те жгли и разоряли сёла, угоняли население в Германию в качестве рабочей силы. В одну из таких облав попал Михаил. Несколько лет он трудился «на бюргера», выполняя самую тяжёлую и грязную работу. Вернувшись после войны домой, не рассказывал о том, что пережил, опасаясь преследований, да и было чего опасаться: бывших военнопленных и интернированных советская власть априори приравнивала к изменникам Родины. Даже спустя много лет, когда Германия организовала выплаты бывшим советским узникам концлагерей и интернированным, Михаил отказался от нескольких сот евро, посчитав это унизительной подачкой.

А Александр Яковлевич после Победы живым и здоровым вернулся домой, вновь стал работать лесником. В подарок жене и дочери привёз трофейные ткани, которые повзрослевшая Ксения тут же пустила на наряды, чем производила яркое впечатление на деревенских танцах. Михаил выучился шоферить, поступил на работу в местный леспромхоз, крутил баранку газогенераторной машины, которая ездила не на бензине, а на дровах.

От старшего сына, Николая, вестей так и не было... В 1946-м по итогам подомовых обходов и опросов в военкомате был составлен список не вернувшихся с войны уроженцев села Крапивня; среди тридцати имен есть в нём и имя Николая Александровича Воробьёва 1919 года рождения с формулировкой «можно считать пропавшим без вести в сентябре 1941 года». Его имя увековечено и на мемориале в родном селе, где обозначены все не вернувшиеся с войны.

Александр Воробьёв был ответственным и профессиональным работником, в лесничестве его ценили настолько, что в бессрочное пользование семьи был передан живописный луг, который до сих пор местные жители называют «воробьёвским». Надо сказать, что угодья под сенокос каждому хозяйству, державшему корову, определялись ежегодно в разных местах. Ну а «воробьёвские» стога имели постоянную «прописку».

В былые годы семьи были большими (как пример: двоюродных братьев и сестёр у моих отца и тётушки было около восьмидесяти). Из огромного рода Воробьёвых не только Александр Яковлевич вписал своё имя в историю Великой Отечественной, оставив автограф на стенах Рейхстага; его племянник, Василий Ильич, 1923 года рождения вернулся с войны полным кавалером ордена Славы. Служил в разведке, на его счету много успешных операций, захватов «языка», пленённых вражеских офицеров и лично уничтоженных фашистов.

Я знаю своего деда только по немногочисленным фотокарточкам из семейных альбомов, да по рассказам бабушки Мани, тётушки Ксени и моего отца. Они запомнили его хозяйственным и работящим, добрым и заботливым, гордившимся тем, что у его детей имена, как у цесаревичей Александра III, в конце правления которого родился он сам. Дедушка любил своих внучек – трёхгодовалую Танюшку и совсем маленькую Галочку. В ноябре 1954 дедушки не стало...

В наши дни бывшее село Крапивня стало частью посёлка Алтухово. Три года назад местные энтузиасты и краеведы открыли в здании некогда одного из красивейших кирпичных станционных зданий на железной дороге Москва-Киев маленький музей. Там собрана вся историческая информация; представлена и военная летопись, в которой отражены заслуги рода Воробьёвых, в том числе и Александра Яковлевича.

Елена СТЕПАНОВА

Читать все статьи автора Елена Степанова

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев