Выставка архивных документов расскажет о зверствах оккупационного режима

Выставка архивных документов расскажет о зверствах оккупационного режима
226
Выставка архивных документов расскажет о зверствах оккупационного режима

В выставочном зале «Выборг – город воинской славы» разместилась выставка архивных документов и фотохроники «Без срока давности» о зверствах фашистов на оккупированных территориях в годы Великой Отечественной войны. Документы, относящиеся к территории Ленинградской области в современных границах 47 региона, представила директор Ленинградского областного государственного архива в Выборге Юлия КРИПАТОВА:

- Этот большой проект приурочен к 75-летию Победы и посвящён памяти жертв среди гражданского населения, которые пострадали на оккупированных территориях. Проект охватывает 23 региона, в том числе Ленинградскую область, где в годы Великой Отечественной совершались массовые расстрелы и иные злодеяния в отношении мирного населения. Юлия Крипатова

Курирует проект оргкомитет «Победа» совместно с поисковым движением, федеральным архивным агентством, Российским историческим обществом и другими общественными движениями. Старт был дан по поручению президента Владимира Путина.

Идея в том, чтобы собрать все имеющиеся документы по данной теме и издать сборники – отдельный в каждом из регионов. Открытая в Выборге выставка – это демо-версия готовящейся к изданию книги. Её презентация запланирована на 20 ноября, дату годовщины Нюрнбергского процесса; в этот день все 23 тома должны быть представлены Президенту.

- Мы один из первых регионов, где выставка уже открыта. Необходимо сказать, что представленные и на выставке, и в сборнике документы касаются современных границ Ленинградской области. То есть территории современной Псковской и Новгородской областей, бывшие в годы войны в составе Ленобласти, войдут в сборники 53-го и 60-го регионов. Юлия Крипатова

Юлия Крипатова поясняет, что до сих пор тема оккупации была в некоторой тени таких событий как блокада Ленинграда и трагедий соседних регионов, где жестокость оккупационного режима была гораздо более ужасающей – массовые расстрелы, концлагеря. Тем не менее, по официальным данным в Ленобласти погибло от пыток и истязаний около 24 тысяч человек (включая стариков, женщин, детей), подверглись арестам и насилию 16,5 тысяч мирных граждан.

Здесь располагались в основном лагеря для военнопленных, но есть сведения, что в них содержалось и мирное население, не подчинявшееся «новому режиму», помогавшее партизанам. Условия в лагерях были жестокими.

При оформлении выставки и составлении сборника архивистам Ленинградской области приходилось обращаться в Санкт-Петербургские архивы (до 1991 года архивные фонды двух регионов были едиными) – Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (здесь сохранились так называемые трофейные документы оккупационных властей, поясняет Юлия Крипатова), Центральный государственный архив кино-, фото-, фонодокументов (предоставил все иллюстративные материалы), Архив историко-политических документов (показания партизан).

- Чтобы подготовить этот сборник, архивистами проделана очень большая работа. Кроме того, так как это общероссийский проект, нам были предоставлены документы ФСБ России, управления ФСБ по Ленинградской области. Все документы рассекречены, многие публикуются впервые.

Для нашего сборника было выявлено 225 документов. Они будут представлены не только в виде иллюстраций, но и набранных текстов, с ними будет удобно работать исследователям, а также в просветительских целях школьникам старших классов. Обязательно должен быть возрастной ценз, поскольку эмоционально это очень тяжелый материал, с которым не все смогут работать. Юлия Крипатова

Каждый из уникальных документов имеет большое историческое значение. Однако есть и такие особые, о которых архивисты рассказывают подробно. Например, об акте об уничтожении пациентов больницы имени Кащенко:

- Это свидетельские показания жителя села Николькское Гатчинского района. Дело в том, что в годы войны здесь располагалась больница для душевнобольных. Оккупационными властями было принято решение об уничтожении всех душевнобольных… Насколько нам известно, это один из постулатов фашистского режима – не кормить зазря людей с психическими отклонениями, не приносящими пользу.

Вместе с больными погибла и часть персонала; по разным данным это от девятисот до полутора тысяч человек. Они были умерщвлены путём ввода отравляющих инъекций, тела сброшены в ров. Когда ситуация на фронте стала меняться, было решено замести следы этого преступления: руками военнопленных останки были собраны, сожжены, военнопленные затем тоже были сожжены в сарае.

Этот документ хранится в ЛОГАВ, хорошо известен, и мы всегда рассказывали эту историю. Каково же было наше удивление, когда в ходе работы над составлением сборника мы узнали много деталей – практически во всех архивах нашлись подтверждения, и изложенная на двух страницах акта история обросла подробностями. Юлия Крипатова

На примере этой истории архивисты поняли, что в ходе совместной работы над единым проектом можно показать с большей достоверностью тот или иной факт. И хотя описанное преступление Юлия Крипатова называет не иначе как жутчайшим, об этом нельзя не говорить, считает она.

В разделах будущего сборника и, соответственно, на выставке есть документы об отношении оккупантов к детям. Так в воспоминаниях учительницы говорится о том, что фашисты относились к детям хуже, чем к собакам: вышедший на улицу с куском хлеба военный подзывал собаку, вместо того, чтобы отдать его подбежавшим детям.

- Поражает полное уничтожение семей, деревень за помощь партизанам. Несмотря на предупреждения представителей «нового режима», что за помощь партизанам грозит жестокая расправа, люди не могли не помогать – в лес уходили мужья, братья, сыновья… Юлия Крипатова

Конечно, официальные цифры жертв оккупационного режима могут расходиться с реальностью. Дело в том, что специальным комиссиям, которые работали в послевоенный период на ранее оккупированных территориях, непросто было получить достоверные данные. К примеру, если в полностью уничтоженной деревне не осталось ни одного жителя, то кто вспомнит и расскажет, сколько человек здесь проживало, сколько погибло?..

- Таких судебных процессов над пособниками фашистов, участвовавших в массовых злодеяниях, как в других регионах, на территории Ленинградской области не было. Но возвращавшиеся мирные жители рассказывали впоследствии о таких фактах, как, например, с больницей имени Кащенко в Гатчинском, или мызой Васильковичи в Лужском районе – известном месте массового уничтожения цыган… Юлия Крипатова

Екатерина ВОРОБЬЁВА

Читать все статьи автора Екатерина Воробьева

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев