Будем жить: Ирина Дрозденко предложила раненым бойцам профессиональную переподготовку и возвращение к активности

Будем жить: Ирина Дрозденко предложила раненым бойцам профессиональную переподготовку и возвращение к активности
441
Будем жить: Ирина Дрозденко предложила раненым бойцам профессиональную переподготовку и возвращение к активности

Предложить что-то действительно нужное, быть рядом с теми, кто пострадал в дни испытаний – не просто тяга – насущная потребность неравнодушного человека, предполагающая смелость принимать волевые решения, действовать. Именно так можно расценивать инициативу директора Мультицентра социальной и трудовой интеграции во Всеволожске Ирины Дрозденко обучать новым профессиональным навыкам людей с инвалидностью после военной травмы.

Жить дальше

На днях она побывала сначала в Госпитале Военно-медицинской академии, а затем в филиале гатчинского военного госпиталя № 13, и такие визиты продолжатся. Цель – приглашение выздоравливающих бойцов на профессиональную переподготовку. А это только в теории просто. Когда глаза в глаза – надо собраться, найти нужные слова, чтобы поняли, о чём речь...

«Я очень волновалась, долго думала, как к ним обратиться. Сказать: «Товарищи, бойцы!» – это броневик и Ленин. Обратиться: «Ребята!..»? А там были мои ровесники и люди постарше… Сказать: «Сынки…» – вроде бы тоже неправильно, хотя они не поверили, когда сказала, что у меня взрослая дочь… Просто началась беседа, которая, как я чувствовала, им интересна. Старалась говорить просто и душевно, – вспоминает Ирина Григорьевна встречу с бойцами. – И выздоравливающий боец с позывным «Бурый», у которого сгорели документы, сказал, что я очень похожа на его сестру, и был самым отзывчивым и с самыми понимающими, добрыми глазами – таким, что на душе стало легко… Спазмов не было… но и радости, конечно, тоже. Я его обняла по-сестрински и сказала: «Приезжайте, вам будет у нас легко: поддержим, подбодрим, пойдём дальше – будем жить. Захотите остаться в Ленинградской области – останетесь. А решите вернуться домой, если есть к кому, вернётесь…» Мы отдали ребятам гигантскую корзину с фруктами и 41 пакет с нательным бельем, трусами, носками. А, кроме того, я им привезла часть своих банок с вареньем».

Выяснилось, что почти все рвутся назад, в бой. Обычная история, подтверждённая «афганцами», участниками Чеченских войн и прочих локальных конфликтов…

«Кто-то в прошлой своей жизни был потерян, а в боевых условиях почувствовал себя героем, – пояснила она. – Я им честно сказала: вы всё про хорошо про действительность знаете – оставаться героями пожизненно не получится. В конце концов, встретитесь с обыкновенным серыми буднями, будете обивать пороги, искать работу. Позвольте нам помочь вам…»

Когда Ирина Григорьевна рассказывала про Мультицентр, услышала из зала: «Спасибо…»

А один из слушателей – Юсуф из Таджикистана в какой-то момент поднял руку и спросил: «Разрешите выйти?» Бойцы сидели в больничных халатах. Разрешила. Вернулся в джинсах, в красивой рубашке – совершенно другой. Подошёл о мне, и браво, с достоинством говорит: «Разрешите с вами сфотографироваться!»

«Моя основная задача была донести до них: если будет трудно, помните, что есть заветная территория – звоните, пишите, будем думать о вашей будущей жизни вместе. Когда делали общий снимок, они шутили, что теперь у них «пропуск» по всей Ленинградской области. Дала телефон, сказала, куда писать в ВК. Уже пишут. Один из бойцов прислал фотографию… Два человека сразу сказали, что придут к нам на обучение. Сложилось не просто доверие, они не просто расположились ко мне – приободрились, поняли, что о них готовы заботиться, есть перспектива. Сейчас некогда и не на что строить новые навороченные центры поддержки, реабилитации и так далее. Поэтому, честно говоря, удивляюсь, когда об этом сегодня начинают говорить какие-то «астронавты», оторвавшиеся от реальной жизни».

Поиск решения

Ещё недавно слова «комбатант» (пострадавший от военной травмы) и даже «госпиталь» было для гражданских людей чем-то из прошлого. Сейчас –это общая реальность. Но медицина и даже последующая, опять-таки, медицинская реабилитация – ещё далеко не всё. Получившим военную травму предстоит жить дальше: снова быть с жизнью на «ты», не потерять её смысл.

«Желание внести свою лепту в это стало непреодолимым, – объясняет Ирина Григорьевна. – Мы вышли на руководство Енакиево – город-побратим в ДНР с предложением обучать людей с инвалидностью – военной травмой. Да, собственно говоря, и не только из Енакиево – других областей тоже. После референдумов это возможно, ведь они – россияне, никаких ограничений нет. Пока эта идея позже осуществилась – возможно, не время. Сейчас реальнее – другая, и она меня не покидает – подумать о тех, кому после травмы надо не просто жить дальше – стать полезными для себя и близких».

Но как это сделать, где найти ресурсы и силы для того, чтобы наладить такую непростую работу, встать рядом, дать им возможность открыть дверь, которая после случившего кажется особенно тяжёлой?

«Думая об этом, я понимала, что есть раненые бойцы, которые смогут вернуться в строй или к своим предыдущим – мирным, гражданским профессиям. Но есть те, чьё психическое или физическое состояние необратимо изменилось навсегда. Они получили инвалидность в связи с приобретённой военной травмой. Поговорила об этом несколько раз с коллективом, и мы предприняли определённые профессиональные действия, чтобы увеличить число предложений для них», – рассказала Ирина Григорьевна.

Не медициной единой

Понятно, что до сих пор Мультицентр был ориентирован только на людей с ментальными заболеваниями. А тут речь идёт об охранном интеллекте – колясочниках, людей с ампутированными конечностями и сочетанными травмами, при которых происходит изменение когнитивных функций: снижение памяти, внимания и т.д.

Поэтому специалисты Мультицентра начали перерабатывать программы, ориентируя их именно на такие категории людей. Что касается профессий, то наиболее подходящими были признаны операторы ЭВМ с разными компетенциями – так называемыми «зашитыми» модулями.

«Это и компьютерная графика, и навыки 1с (торговля и склад), и помощник делопроизводителя, и профессии, связанные с типографскими услугами, и к тому же такое дело, как фасовщик-упаковщик, – поясняет она. – Я абсолютно убеждена в том, что одной медицинской и социальной реабилитации – даже в самом широком понятии – недостаточно, если мы не учитываем профессиональную переподготовку. Потому что для настоящего, уважающего себя мужчины принципиально важно содержать себя самостоятельно, без посторонней помощи. Особенно, когда у него есть ответственность за близких, за свою семью. А у многих из получивших серьезные ранения, жизнь разделилась на «до» и «после». Вот и получается, что мы в каком-то авральном режиме сейчас ребят лечим, их реабилитируют, в первую очередь, медики; им предлагают ортезы-протезы. А что будет «потом», так «на потом» и остается».

Главным Ирина Дрозденко считает не просто желание помочь конкретным людям – облегчить им путь к получению профессии с помощью особых программ Мультицентра и коротких сроков обучения, а возможность сделать это именно в период медицинской реабилитации, пока они лежат и думают, что будет дальше.

«Надо, чтобы это «дальше» у них получилось, чтобы они могли строить планы, звонить матерям, подругам, жёнам, говорить: «Думаю идти дальше… что посоветуешь?» Это единственно верный в таких ситуациях алгоритм, – уверена Ирина Дрозденко.

Не менее важной по значимости задачей она считает отработку модели комплексного сопровождения этих людей.

«У нас тоже есть Центр вспомогательных технологий, на базе которого мы как раз можем делать то, что они возможно не успели, пока находятся под медицинским оком, в стационаре: например, протезировать, – напоминает она. – Кроме того, на сегодняшний день у нас в социальных партнёрах Российская психиатрическая ассоциация, специалисты которой готовы заниматься индивидуальной психолого-педагогической и психиатрической реабилитацией комбатантов. Её за период прохождения медицинской реабилитации нельзя нивелировать – для этого требуются долгие сроки, смена обстановки – целый комплекс составляющих. И профессиональная реабилитация в таком случае – компонент самый яркий и важный».

Что предлагается

В Мультицентре искренне рассчитывают и на то, что, помимо нужных профессиональных навыков, подопечным будут предложено социально-культурное, социально-медицинское, и социально-правовое сопровождение. То есть, собственно, то, что здесь считают обязательным условием для полноценной, комплексной реабилитации.

Учитывая то, что никто из потенциальных учеников не готов длительное время «сидеть за партой», эти курсы переподготовки как нельзя лучше соответствуют сегодняшнему запросу. Кроме того, предложен комплексный подход к реабилитации в широком понятии термина «социальная»:

- адекватный подбор профессии с учетом сохранных ПДК;

- социальная адаптация в части компенсации возникших потребностей в части социально-бытовых условий;

- социально-правовые услуги в части восстановления утраченных, оформления новых документов;

- индивидуальный подбор ТСР в части не обеспеченной государственными ведомствами;

- трудоустройство и сопровождение;

- сопровождаемое проживание – (для тех, кто в этом нуждается).

«Сейчас объезжаю госпитали Ленинградской области, – объясняет она. – И в предстоящей работе нам многие готовы помочь. Уже встречалась, например, с ректором Военно-медицинской академии, нам обещали содействие и информационную поддержку. Думаю, что у нас есть и без строительства чего-то нового-сверхъестественного всё для того, чтобы у этих парней было состоявшееся «потом»».

Ирина Дрозденко на сто – нет, даже на двести процентов – уверена, что не следует «причинять добро» – надо думать о людях сегодня и сейчас. Без этого – никуда.

Евгения Дылева

Источник: https://online47.ru/

Читайте также