Страницы истории Выборга: Дом у Фридрихсгамских ворот

Страницы истории Выборга: Дом у Фридрихсгамских ворот
2254
Петровская улица, дом 4. Автор фото: Денис Гильманов/газета "Выборг"

Если от Петровской площади подниматься вверх по булыжной мостовой в сторону Фридрихсгамских ворот, то с левой стороны, прямо напротив Кордегардии, вы увидите небольшое двухэтажное здание, над единственной парадной дверью которого висит табличка с адресом: «Петровская улица, дом 4». Этот достаточно хорошо сохранившийся особняк с балконом в стиле второй ампир был построен в 1840 году для коменданта Санкт-Аннен Крон (Анненские укрепления).

История этого дома тесно связана с именами двух выборгских красавиц: Авроры Карамзиной (в девичестве Шернваль) и её сестры Эмилии Мусиной-Пушкиной, которой Лермонтов посвящал свои стихи. Впрочем, Аврора тоже не была обделена вниманием авторов поэтических произведений. Евгений Баратынский, выразительность изящного стиха которого не уступала пушкинской, проходя службу в Финляндии, посвятил ей стихотворение и перевёл на французский язык.

Аврора и Эмилия были дочерьми выборгского губернатора Карла Юхана Шернваля и часто приезжали в гости к своей кузине Софье Шернваль, жившей в этом доме. По воспоминаниям современников, сёстры были так прекрасны, что трудно было сказать, какая из них действительно милее и краше. Ни один бал в Хельсинки не проходил без них, а в столичном обществе сестер называли «финляндскими звёздами». 

Старшая сестра, Аврора, вышла замуж за известного промышленника Павла Демидова. После смерти мужа занялась благотворительностью и очень много сделала для улучшения жизни рабочих Демидовских заводов на Урале.

Спустя некоторое время Аврора вступила в брак с Андреем Карамзиным – старшим сыном историка и крупнейшего литератора Николая Карамзина, создателя знаменитой «Истории государства Российского».

Во время Крымской войны Андрей был убит. Рассказывают, что турки зарубили его саблями за то, что он не позволил сорвать со своей шеи медальон с портретом жены.

Овдовевшая Аврора вернулась на родину в Финляндию, где с большим усердием продолжила заниматься общественной и благотворительной деятельностью. В Хельсинки её именем названы две улицы и открыт музей. 

Младшая сестра, Эмилия, вышла замуж за декабриста Владимира Мусина-Пушкина. Свадьба состоялась в Выборге, но родственники со стороны жениха на ней не присутствовали: мать графиня Екатерина Алексеевна Мусина-Пушкина не могла смириться с тем, что её сын женится на шведке. 

В семейной жизни Эмилия была счастлива. В своём имении в Борисоглебе она всячески пыталась улучшить быт крестьян: строила больницы и школы, защищала бедных и угнетённых. Писала Авроре, что счастлива, когда может украсить повседневность полезным трудом и добрым делом. Крестьяне назвали её «Борисоглебским ангелом». Когда в Борисоглебе началась эпидемия, Эмилия привезла медикаменты и стала сама ухаживать за больными. Заразившись, умерла на четвёртый день. Ей было всего 36 лет.

Впоследствии дом у Фридрихсгамских ворот перешёл к потомкам графа Шернваля. Одна из них – Лиса Луукканен (Lisa Luukkanen) в настоящий момент проживает в Хельсинки. Ей недавно исполнилось 100 лет, а её квартира – это самый настоящий музей семьи Шернваль. Старые снимки семейного дома и картина с его изображением служат напоминанием о детских и юношеских годах. До 1939 года она жила в этом доме вместе со своей матерью (Edith Wetterhoff), отец которой (Ernst Wetterhoff) был выдающимся военным инженером, строившим оборонительные укрепления на Дальнем Востоке. В свою очередь отец Эрнста (Adolf Wetterhoff) был женат на Софии Шернваль – племяннице Карла Шернваля, дочерьми которого были Аврора и Эмилия.

Отчим Лисы Arvo Lyytinen был комендантом Санкт-Аннен Крон и жил в доме Шернваль не только по праву мужа. С 1940 по 1941 года он пребывал в должности военного атташе в Москве.

После 1944 года в особняке располагался штаб советских войск, а позже туда заселили семьи военнослужащих. До последнего времени дом находился в распоряжении военного ведомства. Несмотря на такой почтенный возраст, здание никогда не было признано аварийным. Остается только удивляться высокому профессиональному мастерству военных строителей. Конечно, зданию требуется ремонт кровли и проведение центрального отопления (в настоящий момент используется печное).

Так же, как и Кордегардия, расположенная по соседству, дом является объектом культурного наследия регионального значения.

Лиса Луукканен часто приезжала в Выборг. Вместе с профессором Высшей технической школы в Хельсинки и общественным деятелем Хансом Андерсином, для которого Выборг являлся родным городом, она оказывала помощь детям школы-интерната, находившегося в Северном посёлке.

Лиса Луукканен со своим сыном, известным финским экологом Олави Луукканеном

Когда-то словосочетание «быть выборжцем» означало быть полезным любимому городу и заботиться о благополучии его жителей. Финские, шведские и русские меценаты заботились об украшении города, хотели видеть его богатым и красивым, помогали бедным и обездоленным.

Если я здесь зарабатываю, значит, город даёт мне такую возможность, поэтому я в свою очередь должен помочь ему, - так думали люди, жертвовавшие часть своих капиталов и сбережений на нужды родного города.

Традиции выборгской благотворительности живы и сейчас.

Жители Выборга активно участвуют в восстановлении памятников архитектуры, учреждаются благотворительные организации и фонды.

Интересный экскурс в двухвековую историю особняка для нас сделала известный выборгский краевед и культуролог Эльга Николаевна Абакшина, проживающая в нем уже больше 30 лет.

Далеко не все старые дома в Выборге отреставрированы и приведены в надлежащий вид. А ведь каждый из них хранит свою уникальную историю. С каждым из них связаны те или иные значимые события в жизни города и людей, когда-то в них живших. Сохраним наше культурное наследие вместе.

Денис ГИЛЬМАНОВ 

Читать все статьи автора Денис Гильманов

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев