Разговор с выборгским лесничим о современном лесопользовании

Разговор с выборгским лесничим о современном лесопользовании
853
Разговор с выборгским лесничим о современном лесопользовании

Мы продолжаем разговор с лесничим Комсомольского лесничества Виктором МАЛЮШИНЫМ. Речь идет о том, какие последствия повлекло принятие в 2007 году Лесного кодекса.

Чем опасны добровольно-выборочные рубки?

– На территории нынешнего Выборгского района веками складывалась продуманная, очень рациональная и технологичная система хозяйствования. Ходишь по нашим лесам и полям и повсюду встречаешь остатки дорог, каменных и бетонных построек, мелиоративных и гидротехнических сооружений…

В России с петровских времен тоже развивались науки, помогавшие человеку эффективнее и разумнее использовать природные ресурсы, включая леса – одно из главных богатств страны. Талантливыми учёными-лесоводами были разработаны прогрессивные методы бережного и непрерывного лесопользования, которые стали мировыми брендами. Заключались эти методы, например, в том, чтобы срубать лес в оптимальном возрасте, когда он уже набрал максимальный объем и остановился в своем росте, в полезной для переработки углекислого газа в кислород функциональности; когда на смену старому насаждению должно прийти поколение молодых деревьев. В нашем климате леса сами хорошо возобновляются: или семенами, или корневой порослью. Но после принятия Лесного кодекса все чаще используются так называемые добровольно-выборочные рубки, которые не стимулируют естественное возобновление и нередко ведут к гибели ельников.

С обхода только что вернулся лесничий Лесогорского лесничества Денис ЛЕЩЕНКО, с которым Виктор Малюшин делит контору. Он поясняет:

– Этот способ лесозаготовки подразумевает не сплошную, а выборочную рубку угнетенных, больных, спелых и перестойных деревьев. При одном и том же количестве заготавливаемой спелой древесины для проведения добровольно-выборочных рубок площадь лесосек в 6-7 раз больше, чем для проведения сплошных рубок спелых и перестойных насаждений. С нашим рельефом и климатом – болота, скалы, отсутствие снега и морозов – такие рубки в ельниках проводить нельзя.  Дело в том, что ельники в зрелом возрасте болезненно реагируют на любые техногенные воздействия. Более 80% еловых корней находится в поверхностном слое почвы, на глубине до 10 см. В тот момент, когда техника идёт по насаждениям, повреждается корневая система всех растущих рядом деревьев, и потом этот лес начинает засыхать, что в дальнейшем приводит к дополнительным санитарным рубкам…

– Даже в бесснежную и тёплую зиму арендатор порой бывает вынужден проводить заготовку древесины в делянке, так как он должен выполнять эти работы в соответствии с проектом освоения лесов, утверждённым государственными органами. За право заготавливать древесину арендаторы ежегодно перечисляют в бюджет арендную плату, – продолжает Виктор Николаевич. – Раньше сдерживающими мерами несвоевременных по погоде рубок были штрафы-неустойки – за повреждение влажной почвы и за обдиры корней и стволов, оставшихся после рубки деревьев. Но изменения лесного законодательства последних лет устранили этот барьер для заготовителей.

Кроме того, большой проблемой для лесов России являются умножающиеся в геометрической прогрессии инфраструктурные и промышленные объекты.  Катастрофически огромные территории занимаются трассами газонефтепроводов, линиями электропередач, гигантскими карьерами, разными промышленными госкорпоративными объектами. Наше здоровое жизненное пространство стремительно сужается. Такая ситуация болезненно отзывается в душе.

«Тот, которому я предназначен, улыбнулся и поднял ружье...»

Виктор Малюшин с увлечением занимается фотоохотой, мало кто из лесных обитателей не попал в его в объектив. А вот реальную охоту не приемлет как антигуманное, атавистическое занятие.

– Браконьерства много. Этому способствует новая техника – нарезные карабины с оптическим прицелом, снегоходы, квадроциклы. Натыкаешься порой на кровавые следы разделки. Мы не ловим браконьеров и не ведем учет отстрела диких животных: вся фауна находится в ведении другой государственной структуры – это охотхозяйства, егерская служба. Сами егеря тоже не успевают отследить всех браконьеров: у каждого из них чрезмерная территория ответственности. Поэтому и мы, и охотхозяйства плотно сотрудничаем и между собой, и с арендаторами на предмет охраны лесов. 

– По-прежнему существует браконьерство, по-прежнему люди везут мусор в лес… Получается, наше общество не эволюционирует?

–  За спиной у русского народа – века рабства и холопства, десятилетия интеллектуального и нравственного геноцида! Сразу не станешь граждански сознательным членом демократического общества. Люди еще не почувствовали себя полноценными хозяевами земли, всех её богатств. Иные пока еще и «барину гадят», и урвать тайком для себя от этого образного «барина» норовят. Однако общемировые тенденции просачиваются в наше общество, начинает меняться и коллективное сознание. Это происходит постепенно, исподволь, но неуклонно. Эволюцию не сдержать…

Беседовала Юлия ПОДСКРЕБАЕВА

Читать все статьи автора Юлия Подскребаева

Читайте также