Лариса Лужина: Интервью на лоне природы

Лариса Лужина: Интервью на лоне природы
1372
Лариса Лужина: Интервью на лоне природы

Ларису Лужину с полным правом можно назвать представительницей ещё советской актёрской элиты. Она была хорошо знакома с основателями выборгского кинофорума – Станиславом Ростоцким, Саввой Кулишом, Марленом Хуциевым.

Лариса Анатольевна бывала и на первых выборгских кинофестивалях, приезжала и после ухода его основателей. Как минимум четырежды участвовала 83-летняя актриса в «Окне в Европу», в последний раз встречалась с поклонниками в ресторане «Круглая башня» в 2016 году.

На этот раз Лужина беседовала с любителями кино в библиотеке Алвара Аалто. Получив заряд бодрости от общения с коллегами по цеху и местными любителями кино, гостья на следующий день в компании выборжанок вырвалась за город – в «Тапиолу». Поскольку в компании оказалась и журналистка, то без задушевной беседы на берегу озера под соснами не обошлось.

– Лариса Анатольевна, кому и чему вы в жизни благодарны? Есть ли что-то, по-вашему, что не получилось?

– Я благодарна судьбе: как многие девчонки Советского Союза, я мечтала быть актрисой, поэтому ходила в драмкружок и делала всё, чтобы пойти по этой стезе. Но провалилась на экзаменах и уже казалось, что никогда не поступлю. Однако же судьба была на моей стороне: я попала в руки замечательной женщины, моей творческой крёстной мамы – режиссёра с эстонской киностудии Лейды Лайдус, которая меня заметила и очень помогла. Мне очень повезло учиться в мастерской Сергея Герасимова и Тамары Макаровой. Что до творческого пути, то у меня в этом отношении судьба не сложилась так, как хотелось бы: хорошо, когда у актёра есть свой режиссёр, который тебя снимает из картины в картину, раскрывая грани твоего таланта. Идеальный тандем – это муж-режиссёр и жена-актриса, как Инна Чурикова и Глеб Панфилов, Наталия Белохвостикова и Владимир Наумов. Или же такой дружеский творческий тандем, как был у режиссёра Ростоцкого с Вячеславом Тихоновым. У меня, к сожалению, такого режиссёра не было.

После фильма «На семи ветрах» мне предлагали типичные роли положительных и милых девушек и женщин. Но однотипные роли приедаются, поэтому мне всегда хотелось чего-нибудь остренького сыграть, характерного – как Васса Железнова. Но эта роль мне не досталась, хотя позже черты Вассы я воплощала в характерах своих героинь из сериалов «Любовь как любовь» и других. Благодаря этим ролям я и сама научилась быть твёрже. Был момент, когда у меня появился «свой» режиссёр Семён Туманов, который разглядел во мне и другие грани – у него я сыграла две драматические судьбы. Семён Ильич уже писал под меня третий сценарий, где я должна была сыграть жену Серго Орджоникидзе, но в последний день озвучания картины «Жизнь на грешной земле» он ушёл из жизни; ему было всего пятьдесят.

Так что в моей творческой судьбе нет ролей в фильмах такого уровня, как «Летят журавли», «Андрей Рублёв» или «Тихий Дон». Но я не жалуюсь – я до сих пор востребована: работаю, играю в театре в двух совершенно разных антрепризах – исторической и трагикомической, езжу на фестивали, снимаюсь в кино, встречаюсь со зрителями – за всё это я благодарна судьбе. «Утучняется плоть, испаряется пыл. Годы вышли на медленный ужин. И приятно подумать, что все-таки был и кому-то бывал я нужен» – цитирует Лариса четверостишие Игоря ГУБЕРМАНА.

– Вы прошли большой путь и до сих пор активно снимаетесь вместе с молодыми коллегами. Что за последние 50 лет изменилось в актёрской профессии?

– Если говорить о технологиях, то их развитие безусловно ускорило все процессы. И с одной стороны это большие возможности. С другой – что-то исчезает, и сегодня мне часто не хватает глубины. Думаю, это обусловлено тем, что раньше мы дольше снимали и дольше погружались в материал, мы были одной командой, жили одним духом с режиссёром и оператором, хорошо знали сценарий. Сегодня всё очень по-разному. Бывает, один проект в один день снимают два разных режиссёра, и текст актёры учат чуть ли не на площадке, при этом не знают сценарий. Вероятно, поэтому большинство современных картин о войне и былых временах смотреть невозможно. В них вроде бы всё делают правильно: и смеются, и плачут, и страдают, и дерутся, но это не трогает: нет глубины. Сейчас я снимаюсь в сериале «Райский» – это детективная история: 50 серий про «ментов». Мы с Леонидом Каневским играем родителей главного героя Райского: Лёня – генерал в отставке, а я завотделением больницы. И вот я всегда прошу сценарий за пару дней и читаю все сцены от начала до конца, не могу «с листа» входить в кадр, мне надо «переспать» с сюжетом, прочувствовать, погрузиться в материал. А молодёжь запоминает текст с ходу, и всё как будто делают правильно, но что-то при этом теряется, какая-то глубина уходит…

– Что вы считаете вашим главным личным достижением?

– Моё главное личное достижение – сын (Павел ШУВАЛОВ, звукорежиссёр киностудии «Мосфильм» – прим авт.) от моего второго мужа кинооператора Валерия ШУВАЛОВА. Сын – моё самое дорогое существо. Да, я люблю своих троих внуков, но всё же сын – самое главное в моей жизни. Он достался мне большим трудом: я болела и могла вообще не иметь детей, но рискнула, – рассказывает Лариса Анатольевна. – С отцом Павла мы развелись, когда сыну было шесть лет. Мы много работали, внимания и любви ему не хватало, притом, что Валерий был не только талантливым оператором, но и прекрасным отцом, и их общению я никогда не препятствовала. К сожалению, в позапрошлом году Валерий ушёл из жизни из-за ковида. И сегодня мне жаль – ведь это я предала талантливого человека, который ко мне хорошо относился, был хорошим отцом и мог бы быть хорошим мужем. Но я сломала семью, я была виновата. Но так уж сложилась жизнь. К счастью, семейная жизнь сына, в отличие от моей, складывается благополучно: со своей женой они уже больше двадцати лет демонстрируют любовь, взаимное уважение, доверие, согласие и постоянство. У меня было четыре мужа и всего этого не было. Сын с супругой вырастили троих сыновей, из которых старший закончил МГУ, средний получает высшее образование, а младший учится в шестом классе. Дай Бог, чтобы и дальше их союз был счастливым и все они были здоровы.

В юности Лариса Лужина любила рисовать и до поступления в театральный даже поступала в художественную академию, однако же за всю жизнь ни одно из увлечений так и не заняло в её жизни и сотой доли по сравнению с приверженностью актёрской профессии. Даже бильярд, в который актриса может играть у себя на даче часами, пусть даже в полном одиночестве.

– Это удивительная игра меня гипнотизирует. Я словно медитирую на поле с ромашками. Играю иногда с внуками, иногда приезжают мои друзья, кое-кто из них мастера бильярда. Но мне и наедине с собой не скучно выстраивать композиции, оттачивать технику ударов.

Лариса Анатольевна не живёт по строгому расписанию, её жизненный ритм завязан на съёмках, репетициях, встречах с семьёй, друзьями и поклонниками и естественной потребности в отдыхе. Несколько лет назад актриса перенесла операцию на сердце, поэтому сегодня у неё дома стоит тренажёр: двигаться жизненно необходимо.

– Жёсткий распорядок – не мой конёк. Единственная жёсткая борьба, которую я веду всю жизнь – борьба за похудение. И все эти диеты – они так надоели!... Правильно говорила Майя Плисецкая – чтобы меньше жрать, надо пластырем заклеить рот.

Актриса Лужина – городской житель, что не мешает ей любить жизнь на природе. В 56 километрах от Москвы у Ларисы Анатольевны дача: 12 соток, домик с баней, 37 берёзами, двумя елями и яблоней. Актриса признаётся, что если бы смогла преодолеть страх вождения и имела машину, то наверняка жила бы сегодня за городом.

– Я никогда не думала, что у меня будет дача – с землёй я «на вы». Кроме деревьев и плодовых кустарников с цветами на моём участке баня и гостевой домик. В девяностые нам раздавали участки, за которые нужно было отработать гастроли, и поначалу я даже не хотела эту землю, но сегодня очень люблю свой уголок природы – лежать в гамаке и смотреть в небо и на мои берёзки сродни нахождению в другом мире.

Ирина ВОЛОЧКОВСКАЯ

Читайте также