Кто они были, первые переселенцы Выборга?

Кто они были,  первые переселенцы Выборга?
5669
Так выглядел наш город в первые послевоенные годы

Автор этой публикации, Виктор Желваков, долгое время жили работал в Выборге. Сейчас живет на родине, в Вятке. Статья была подготовлена им для страницы «История» официального сайта министерства финансов Кировской области

Интересный факт удалось обнаружить в истории персонала министерства финансов Кировской области. В ведомственном архиве много лет хранились трудовые книжки немногочисленной группы специалистов, прибывших из Карело-Финской ССР.

Выходцы из разных уголков страны, в марте 1940 года они были направлены в Выборг и на Карельский перешеек для налаживания жизни. Именно тогда была образована 16-я советская республика – Карело-Финская, просуществовавшая по историческим меркам непродолжительное время.

Вся страна включилась тогда в освоение этого края. Немалый вклад внесли и кировчане. Личным участием – переезд в новые, неизвестные места, в посёлки, хутора был сопряжен с определенным риском. Оказали помощь в организации хозяйственной жизни и непосредственно поддержкой переселенцев.

В Выборгском районе оставленные финнами города, посёлки и хутора осваивали выходцы из многих районов Кировской области, прежде всего крестьянская колхозная молодёжь. Интересный факт: в деревни Мурашинского района Кировской области в послевоенное время приходили письма из Выборгского района, из колхоза с названием «Мурашинский район». Понятное чувство: и на новом месте людям хотелось сохранить память о родных краях.

Вятских немало было на севере и юге Выборгского района. К примеру, близ границы они жили в поселке Топольки, а также в Лосево, на центральной усадьбе бывшего совхоза «Сосновая горка». Наследники переселенцев, насколько мне известно, проживают в Выборге и в Выборгском районе и сегодня.

Но вернемся к упомянутым трудовым книжкам, принадлежавшим финансовым работникам Виипурского, позднее Выборгского городского финансового отдела. Записи содержат оба эти наименования, так как и финское, и русское названия города и района использовались на первоначальном этапе, когда появились только временные органы государственной власти. Например, текст штампа для документов: «Карело-Финская Советская Социалистическая республика САЛЬМИНСКОЕ Временное Управление».

Познакомимся с личными данными тех сотрудников.

23 июня 1940 года приказом заведующего Выборгским горфинотделом т. Ластовки № 2 от 23.06.1940: «бухгалтером гос/дох. Выборгского горфо с окладом 300 р. в м-ц» – была зачислена Левкина Татьяна Васильевна, 1916 г.р., с начальным образованием, по профессии счётный работник. Судя по заполненной 6 января 1939 г. трудовой книжке, с 1934 года по 1 ноября 1939 г. она трудилась счетоводом в Ленинградской области, в Тихвине и в посёлке Мга, откуда уволилась по собственному желанию. 30 августа 1940 г., приказом по горфинотделу Левкина Т.В., «согласно приказу Н.К.Ф. от 30/VIII/ c/г. за № 28 – утверждена на должность бухгалтера по налогам».

Казалось бы, для кадрового решения это низовой уровень, но для него потребовался приказ народного комиссариата финансов республики. И это потому, что послевоенному восстановлению разрушенного хозяйства шахт Донбасса и всех бывших оккупированных земель, скорейшему освоению Карельского перешейка, Северной Карелии, Бессарабии, Сахалина и Курильской гряды, в целом Дальнего Востока, областей Западной Украины и Западной Белоруссии – правительство уделяло первостепенное значение, выделяя большие финансовые средства, материальные ресурсы и, что очень важно, большие людские силы, прежде всего, в массовом порядке крестьянскую и рабочую молодёжь.

Другая судьба. После работы в должности налогового инспектора в Белозерском Горфо Вологодской области, в Виипурский городской финансовый отдел приказом от 15 июля 1940 года № 4 на должность старшего налогового инспектора с окладом 400 рублей в месяц был зачислен Борис Иванович Казаков, 1910 года рождения. На его примере мы можем судить, что работа на новом месте была непростая, не все справлялись… Вот и Казаков Б.И. менее чем через год был переведён на должность рядового инспектора – возможно, сказался низкий уровень образования (всего лишь начальное).

1 сентября 1940 года на должность старшего инспектора по государственным доходам Виипурского горфо был зачислен «экономист-финансист» с высшим образованием – Григорий Николаевич Яхонтов, 1912 года рождения. Он был направлен к месту службы «по путёвке Н.К.Ф. Р.С.Ф.С.Р.» – так значилось в его трудовой книжке.

Г.Н. Яхонтов трудился добросовестно и продуктивно, вероятно, быстро стал руководителем сектора. «В ознаменование дня 1 мая, праздника пролетарской солидарности, за лучшие образцы производственной работы в Горфо; за перевыполнение плана по госдоходам и улучшение работы сектора, объявлена благодарность» – запись в трудовой книжке заверена подписью заведующего горфинотделом Бурлакова 29 апреля 1941 года.

Интересно, что трудовая книжка Г.Н. Яхонтова заполнена 10 августа 1940 года на русском и карельском языках. Вполне возможно, что Яхонтов был направлен в Выборг после окончания вуза.

Виктор Григорьевич Кириллов, 1912 года рождения, до сентября 1940 года работал контролёром-ревизором КРУ НКФ СССР по Мичуринскому району Тамбовской области. В момент заполнения бланка Трудовой книжки имел начальное образование и профессию бухгалтера-ревизора.

25 сентября 1940 года он был «освоб ождён от занимаемой должности» в связи с переводом в КФССР, а 15 октября зачисляется Старшим контролёром-ревизором выборгского Горфо с окладом 550 р.

С 12 ноября 1940 года инспектором по штатам в Виипурское горфо была принята Справцева Раиса Григорьевна, 1922 г.р., имевшая среднее образование. Правда, ее трудовая книжка, на русском и карельском, была заполнена только 15 марта 1941 года. Проработать в Выборге Раисе Григорьевне довелось меньше восьми месяцев. Затем, вероятно, последовала эвакуация в Киров и работа в системе финансовых органов области.

Учитывая, что в трудовых книжках кроме записей о работе в Выборгском горфинотделе других данных нет, можно предположить, что в Кирове на этих людей были заведены новые трудовые книжки и сделаны новые записи о прохождении службы уже в Кировской области.

Но кто теперь знает – может быть, вовсе не сами люди прибыли тогда в Киров, а только их трудовые книжки были кем-то из эвакуируемых привезены сюда в числе других документов. Ясно только, что отсутствие записей об увольнении или переводе работников, скорее всего, было вызвано спешкой отправки в июне-июле 1941 года. А может быть, кому-то что-то известно о судьбе этих людей, первых выборгских переселенцев?

Виктор ЖЕЛВАКОВ

Читайте также