Местерьярви и окрестности

Местерьярви и окрестности
2416
Первый вокзал станции Местерьярви, 1920-е годы

Южная часть Выборгского района на границе с мегаполисом интересна своей историей. Наш корреспондент побывал в этих краях, побеседовал с людьми.

Как раньше здесь жили

На побережье Финского залива люди поселились задолго до строительства Петербурга и петровских инициатив. Крестьянские дома два века назад – по всей Ингрии – были и «белые» с дымоходом, и курные избы с «изломанной крышей», когда крыша являет собой не ровный треугольник (перевернутая галочка), а обе ее поверхности преломляются, меняют угол наклона. Технология, вероятно, заимствована из Финляндии, где в то время, судя по фотографиям, были такие избы. Ломаная крыша в чем-то может быть удобна: во всяком случае снег зимой на нижних гранях не задерживался. На одном из старинных фото я видел и такой вариант: половина постройки «белая», с печкой и трубой, со стеклами в окнах, другая половина – изба «по-черному». Напомню, что когда-то налог платили и за количество окон, и за трубы. Практичные люди экономили на всем.

Косые заборы из тонких жердей, как в старом Местерьярви, до сих пор применяются кое-где для ограждения лесных питомников. Эта технология относительно проста и малозатратна: лоси и кабаны не могут преодолеть такие препятствия, так как их копыта скользят по наклонной.

В этом районе немного рек и речушек, но бани, как и везде, старались строить на берегу. Баню без трубы – на манер курной избы – устраивали и в землянке. Для вепсов, карелов, ижор, эстонцев и русских, когда-то проживающих на территории нынешней Ленобласти, такие конструкции два века назад возводили не только у жилых строений, но и на окраинах лесов, полей. Удобно: после пахоты можно было тут же и «душ принять». Воду вдали от жилья брали в лесных ручьях. Таков был временный вариант, предназначавшийся для сезонной работы, и он имел смысл: топлива нужно меньше, тепло держится дольше.

Резное коромысло

Несмотря на индустриализацию, сельское хозяйство было весьма архаичным. Перед посевной землю на поле «выжигали», затем мотыжили. Придумали в незапамятные времена, практиковали аж до ХХ века, поэтому, что эффективно, хоть и относительно опасно – гибли мелкие животные, да и пожары случались часто. Но и смысл тоже был: клещей меньше, выжигали семена сорняков и возбудителей заболеваний, прогоняли змей. Деревни и хутора в этом краю не были нищими, люди жили в среднем неплохо, насколько могу судить по фото, рассказам старожилов и источникам. И, конечно, в этом краю, как и по всей территории нынешней Ленобласти, были особенные орудия труда. К примеру, расписное резное коромысло с непривычной формой: деревянный брус кладут не на плечи, как в центральной России, а плашмя – на спину, и поддерживают руками, для которых в изогнутом коромысле сделаны специальные выемки. Способ не заставляет горбиться, а наоборот распрямляет фигуру. Даже традиционное коромысло можно перехватить ниже плеч. Руки придерживают коромысло на манер того, как придерживают концы женского платка – когда его кладут не на плечи, а ниже шейных позвонков – на спину. Интересная конструкция, хотя, возможно, и небезупречная: все-таки, думаю, нагрузка ложится не на плечи, а на предплечья, но если прижилось, значит, имело смысл. Ведра, разумеется, крепили на крючки на концах коромысла, как и в «классическом» варианте.

Край озерный…

«Приветное озеро» – бывшее Ино ярви» – так и указывали на картах Санкт-Петербургской губернии 1867 года – через пробел. И Местер Ярви писали так же. Железнодорожная платформа теперь находится ровно посередине одноименного поселения, обозначенного на картах еще 1867 года. Причем тогда поселений с названием Местер Ярви было два. Одно, состоящее из девятнадцати крестьянских домов и двух усадеб, располагалось на месте теперешней станции в радиусе 600 метров. Другое – севернее, на расстоянии примерно 2,5 версты – к этим семи домам вела проселочная дорога. Теперь через это место идет автомобильная дорога от Приморского шоссе, из Песков через Осетрово в Тарасово и далее на северо-восток. В 400 метрах к юго-востоку от старого Местерьярви находилась мыза Бусена и деревня Яковала, на северо-востоке располагались самостоятельные мызы Артела, Габеля, состоящие из пяти-шести строений, каждая – с мельницей. На восток – деревня Тайгина, хутора Торпула и Торп. А от них, совсем рядом, менее версты – знаменитый форт Ино. Он отстоял непосредственно от берега Финского залива примерно на одну версту. Тут же у побережья прятались рыбачьи деревеньки Мартила, Говимяги и Латаранда и Метсякюля с 39 домами. Теперь это окрестности поселка Смолячково, а на месте бывшей Латаранда – «академические дачи». Там, где два века назад стояла деревня Яковала, теперь восточный край СНТ «Озерное». На месте бывшего жилого Яппиля – южная окраина СНТ «Журналист». Побывал на этом месте лично и скажу откровенно – недурно устроились тут коллеги, хотя следует знать, что название далеко не всегда отвечает сути.

Здесь сегодня мы видим три правильной прямоугольной формы рукотворных пруда в обрамлении сосен. На месте некогда жилого и относительно крупного поселка Ино теперь располагаются служебные, и жилые корпуса, до сих пор принадлежащие воинской части. Споры по поводу содержания домов между военным и гражданским ведомствами также идут до сих пор.

Хорошо здесь летом

Жить в этих краях не то, чтобы плохо, но и хорошего услышишь немного. Один из местных жителей рассказывает, что десять лет назад он приобрел тут однокомнатную квартиру на девятом этаже – единственный «высотный» многоквартирный дом на всю округу, ранее построенный для военнослужащих воинской части и находящийся на ее балансе. «Лифт есть, но он сломан все эти 10 лет не выделяют деньги на ремонт, хожу пешком. Если заболел, езжу в поликлинику в Выборг или Рощино. Больница – в Выборге. В 2019-м поймал клеща и замучился с медицинской помощью. Я пенсионер, анализы платные, ехать сдавать – далеко. Инфраструктура оставляет желать лучшего – ни выбора магазинов, ни услуг. Квартплата в месяц более 5000 рублей: оплату за отопление раскидывают на весь год равными частями. Прошлым летом продал все-таки это жилье за 1,4 млн. рублей и перекрестился».

Но это лишь один из примеров, а ведь и тут люди хорошо живут. Особенно в частном секторе, в коттеджах. Несомненно, имея деньги, свой транспорт, и тут можно хорошо отдыхать. По давно не обновлявшимся сведениям из Википедии, 10 лет назад в Местерьярви и в Семашко постоянно проживали только 22 гражданина. И это при «шаговой доступности» Северной столицы. Где вы такое встретите в Москве и Московской области? А у нас есть еще чем удивить… Но неудивительно, что упразднены некогда жилые деревни Волково, Озерное, Подгорное и Урожайное. Теперь в этих краях немногие живут круглый год, но летом места оживают удивительным образом, создается впечатление, что сюда, на небольшой участок, похожий на «аппендикс» Выборгского района, устремляется пол-Петербурга.

Андрей КАШКАРОВ

Читайте также