Когда отгремели победные салюты: рассказывает «Выборгский большевик»

Когда отгремели победные салюты: рассказывает «Выборгский большевик»
291
Анна Светочева помогает Ульяне Ворониной работать с документальным фондом музея

В документальном фонде Выборгского музея-заповедника более 60000 предметов, и отвечает за них Ульяна ВОРОНИНА. Как вы понимаете, это большая нагрузка – учитывать их, сохранять, изучать. Кроме того, все документы должны быть внесены в Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации. Недавно дошла очередь до подшивок «Выборгского коммуниста».

Один из этих «фолиантов» таил сюрприз: вместо «Выборгского коммуниста», как значилось на обложке, это оказался «Выборгский большевик» за 1945 год. (Напомним, что «Выборгским коммунистом» газета стала только в 1950-е годы). Подшивки этой нет ни в ЛОГАВ, ни в библиотеке Аалто, ни в редакции «Выборга», в петербургских архивах – только разрозненные номера. В Москве таковая имеется, но в ней нет восьми номеров. Так выяснилось, что на данный момент Выборгский замок располагает самой полной подшивкой 1945 года, где отсутствует только один-единственный номер.

Заниматься находкой главный хранитель замковой коллекции Андрей СМИРНОВ поручил молодому сотруднику Анне СВЕТОЧЕВОЙ. Она работает в музее третий год и помогает фондовикам оцифровывать предметы, вносить их в базу данных, заполняет инвентарные книги. И она единственная, кто прочитал найденную подшивку от корки до корки.

– В базу данных нужно вносить краткое содержание документов, поэтому я начала читать все номера один за другим. И увлеклась: первый номер «Выборгского большевика» вышел 11 мая (до этого газета называлась «Виипурский большевик»), только отгремели победные салюты. О городе я знаю пока мало, так что мне было вдвойне интересно.

Анна родом из Сургута, в Выборг они с мужем и дочкой переехали вслед за родственниками несколько лет назад, сын родился уже здесь. Шутит: «Родители здорово вложились в мое образование». По диплому у нее специализация «Социально-культурный сервис и туризм». Анна работала в Греции отельным гидом, училась на языковых курсах в Англии и на Мальте. Ну а в Выборге до декретного отпуска успела поработать на главпочтамте.

– Когда я устраивалась сюда, Андрей Александрович сказал: «Учтите, это монотонная работа». А я подумала, что после почты все знаю про монотонную работу. Но оказалось, что я понятия не имею, что это такое. На главпочтамте я была в группе эксплуатации – это связующее звено между выборгскими отделениями и управлением Почты России в Петербурге. В один день наш отдел мог получить задание проверить 900 номеров отслеживания, подготовить и сдать отчет, а наутро перед нами ставилась уже другая задача. В общем, это был один большой экшн. А здесь хранитель фонда тканей, например, может сидеть и изо дня в день перебирать 300 одинаковых бусинок, каждую нужно описать, сфотографировать, внести в базу данных...

Анна рассказала, что в подшивке 335 номеров, но за 1945-й из них только треть, остальные 1946-го. Поначалу газета издавалась бессистемно и только на двух полосах, в мае вышло всего шесть номеров, а с июня она стала печататься трижды в неделю, к концу года - пять раз и уже на четырех полосах, но это связано с тем, что в газете размещалась политическая агитация: в начале 1946-го были выборы.

– Ответственным редактором был Н. П. Федоров. Интересно, что телефон издательства на улице Пеллерво, 9 (ныне Мира, 9) – за номером 42 (так мало телефонных точек было в городе). В первых выпусках печатались в основном официальные документы, а дальше валом пошли обязательства трудовых коллективов: страна взяла курс на восстановление, на огромную национальную стройку, и Выборг активно в нее включился. Но из прочитанного у меня сложилось впечатление, что город был в удручающем состоянии: затоплены подвалы, в домах пробоины, канализация не работала, нечистоты выливались прямо на улицы или на лестничные клетки. В некоторых квартирах вода стояла по колено, из-за этого распространялись инфекции и паразиты... Коллеги рассказали мне, что в следующие два года материальная база Выборга все ухудшалась, к 1947-му он был доведен «до ручки», и только потом началось настоящее восстановление.

Особенно интересны письма читателей, которые обращались за помощью к газете. У многих просто не было жилья, а если было, то там не было печей. Поэтому жители были закреплены за столовыми. А столовая могла внезапно закрыться на ремонт из-за неисправности оборудования. Тогда людям выдавали сухие пайки. Но зачем они были нужны, если их негде было приготовить? Негде было починить часы, обувь, или эти услуги были непомерно дороги. В газете описана история человека с перевязанной щекой, который ходил по Рыночной площади и просил у прохожих флакончик. Люди думали, что это сумасшедший. На самом деле ему надо было купить обезболивающее, а в аптеке не отпускали лекарства тем, кто у кого не было своей тары. Глубоко шокировали материалы, где описано состояние роддома: в палатах температура +8, у рожениц нет одеял, они лежат в тонких халатах, до родзала их тащат волоком, потому что нет носилок и каталок, на весь роддом несколько ложек и вилок… По этому факту было редакционное расследование, сместили заведующего горздравотделом. Надо признать, скорость принятия решений тогда была высокой.

Некоторые моменты я зачитывала коллегам вслух, и тогда они убедили меня написать статью о том, как газета отражала жизнь послевоенного города.

Статья уже готова к размещению в очередном сборнике научно-исследовательских материалов музея-заповедника. Но мы надеемся увидеть ее и на страницах «Выборга» – прямого наследника «Выборгского большевика».

Юлия ПОДСКРЕБАЕВА

Читать все статьи автора Юлия Подскребаева

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев