Как выборгская семья воспитывала пернатых

Как выборгская семья воспитывала пернатых
1501
Как выборгская семья воспитывала пернатых

Удивительную историю рассказала нам недавно Евгения Протасова. Мы ее послушали и решили, что читателям тоже будет интересно узнать эту захватывающую эпопею воспитания пернатого племени. Предлагаем вашему вниманию дневниковые записи из серии «Птицы и люди».

День первый, 10 июня

В скворечнике на дачном участке синички вывели птенцов. Наблюдаем, как они трудятся, собирая гусениц с яблонь, быстро перепархивая с одной ветки на другую и часто зависая вниз головой.

Позавчера одна птичка куда-то пропала. Может, кошка поймала?..
Вторая птичка, из сил выбиваясь, кормила птенцов одна. Сегодня она тоже исчезла.

Птенцы пищат. Один выглядывает из скворечника. Но они ещё такие маленькие…Что с ними делать теперь? Как кормить?

Один птенчик самостоятельно вылез и улетел. Затем второй как-то неуверенно, но тоже вылетел.
Сняли скворечник – там оказаьлось вроде бы семь, более маленьких. Среди них пара совсем квёлых, есть не хотят.

Пересадили их в коробку, я разобрала вареную говядину на мелкие волокна, покормила неожиданных питомцев. Позвонила в клинику Ленинградского зоопарка. Там, кстати, добрые и отзывчивые люди работают. Подтвердили мои соображения: кормить надо часто, каждые полчаса. Сказали, чем. Не обрадовали: шансы выжить у сирот невелики. Настроение испортилось. Забрать их в город? Довезу ли?..

День второй

Птенцы в городской квартире.
Первый подъем в 5 утра. Давно рассвело, и делать вид, что спишь, трудно.

Сказать, что птенцы офигели, увидев меня, значит, ничего не сказать.

Их всё-таки семь. Видимо, вчера от радости, что на нас свалилось такое счастье, никак не могли толком их посчитать.

От варёного яйца отказались наотрез. К счастью, дома есть парная говядина – на пинцете «зашла». Двое так и не едят – претенденты на «вылет». Все, как у людей: самые нахальные поели первыми.

Забавно: как только синички наелись, сразу уснули. Спит малышня.

Да, в скворечнике была туча блох и личинок. Заметила, что на птенчиках они еще остались. Не буду говорить об этом сыну: его очередь кормить – следующая.

День третий

Ну и длинный сегодня был день… Команду Angry Birds кормили каждый час. В предпочтении у них по-прежнему говядина, хотя предлагали гречку и творог.

С 6 утра кормила я, затем выручил сын. Нянчился с пернатой командой весь день, знает всех «в лицо». Вечером – муж. Кстати, ему удалось накормить даже двух задохликов. «У меня едят все!» – сказал, как отрезал. А потом весь вечер учил двух самых шустрых летать.

Эти двое, видимо, сидели ближе других к входу в скворечнике, и им доставалось больше еды, поэтому они быстрее подросли. Ближе к вечеру осмелели, перепархивали и пытались хулиганить. Цирк да и только!

Остальные совсем еще малыши. Они заметно мельче, у них больше пуха, чем перьев, хуже едят и много спят. Поели и сбились в кучу, дремлют. Летать даже не пробуют.

Добрые люди подогнали клеточку, так что теперь «дети» живут уже не в коробке.

День четвертый

У нас хорошие новости. Птенцы растут волшебным образом. Вчера два пробовали летать и научились сидеть на верхней жёрдочке в клетке. Остальные сидели, сбившись в кучу.

Сегодня на жёрдочке сидят уже четверо. Перешли из младшей группы в среднюю. Пытаются пить из кормушки и есть самостоятельно. Остальные больше не жмутся друг к дружке и как будто прилично выросли.

Видно, питание идёт на пользу. Кормим смесью из творога, варёного яйца и толченого гаммаруса. Вареная говядина тоже идёт хорошо.

Это синицы лазоревки. Взрослые птички весят около 15 грамм. Прочитала, что «птицеродители» могут бросить гнездо из-за большого количества паразитов. А у наших-то блох было – мама, не горюй! Сейчас уже нет.

Это укрепило мою веру в то, что мы поступили правильно, забрав брошенных птенчиков.

Кстати, один питерский орнитолог предложил забрать их и поселить у себя в вольере. Муж и сын – против. Считают, сами можем их вырастить, и даже ручные, они не пропадут. Может, они и правы. Я ещё думаю…

День пятый

Учебный полет проходит нормально.

В среднюю группу переведены все, кроме двух заморышей, плохо евших с самого начала. Муж, который является основным кормильцем стаи, сказал, вздыхая: «С таким отношением к еде в жизни им придется трудно».

Мне показалось, что при этих словах сын вздрогнул.

Есть какая-то релаксация, когда наблюдаешь за малышней.

Заметно, что проявляются характеры: один – очень шустрый, задирает братьев и сестер, специально садится им на спину, виснет на лапках. Есть важный, самый крупный, он получил имя Вовчик. Иногда муж зовет его Владимир Владимирович. У него есть приятель, кругленький такой, его мы зовем Мишустин.

Экзамен на перевод в среднюю группу: нужно залезть на верхнюю жердочку, поближе к Вовчику, и удержаться там. Справились все, кроме двух задохликов.

Младшие, похоже, наблюдают за старшими и пытаются подражать им.

Старшие научились пить из поилки, ждем, когда начнут и есть самостоятельно, а не с пинцета. Еда, конечно, не совсем та. Впервые в жизни огорчилась, что на даче нет гусениц. Наловить хоть какой-то живности не получилось. Заказала доставку из Петербурга сухого корма для насекомоядных птиц. Готова дать объявление: куплю 200 граммов гусениц. Тьфу!

День шестой

Как и в любой повзрослевшей компании детей, появляется иерархия. Хорошо различаются «старшие» и «младшие»: первые более степенные, пьют воду, подбирают еду с пола, уже неплохо летают. По вечерам выпускаем их из клетки – пусть учатся летать. Облюбовали люстру, наверху у нее есть такой «кармашек», устроили там нечто вроде гнезда. Вечером возвращаем компанию в клетку.

Явно появилась средняя группа. Назовем ее «Спорт», часть младших условно переведена в нее. Учатся у старших, но более активны и непоседливы, исследуют все вокруг, карабкаются по стенкам, висят и раскачиваются на веточках. Как и в любом школьном коллективе, есть свой хулиган и задира. Скачет по головам, дергает за лапки соседей, пару раз удрал из клетки во время кормления. Когда стали раздавать вкусную мешанку из яйца, рыбьего корма, тертой моркови и творога, все же подлетел к клетке: голод не тетка.

В младшей группе остался только Главный задохлик. У этого птенца все же, видимо, есть проблемы со здоровьем. Либо он как самый слабый получал недостаточно корма в скворечнике. У него еще не вылез пух и не почернел клювик. Но даже он сегодня неуклюже плюхнулся на пол: «Ну, я полетел»… В честь этого события решено дать ему имя Крепыш. Пусть имя работает на птенца.

Напоминаю, что бедные сиротки принимают пожертвования в виде гусениц, жуков и прочей дачной гадости.

День седьмой

Сегодня ровно неделя, как к нам попали семеро из скворечника.

Этой ночью улетел наш малыш Крепыш на свою лазоревую птичью радугу.
Простите, друзья, я знаю, что вы все переживали за малыша. Мы честно боролись за него, вы это тоже знаете.
И главное, вчера мы поверили, что он выкарабкался...
Не зря сначала мы никак не могли их сосчитать: то семь, то шесть. Вот и шесть в итоге.

День восьмой

Продолжаю хроники наших «пикирующих бомбардировщиков». Вчера «мать-синица», несмотря на больное горло, ездила в большой зоомагазин в Петербурге.

Между прочим, я была сильно разочарована видом и мучных червей, и гусениц-бражников (или бражниц?). Они больше похожи на гусениц-слонов. Сверчков и тараканов даже обсуждать не хочу. Пришлось прикупить ещё корм для насекомоядных птиц. Теперь идет битва за более-менее нормальное питание. Я птенцов понимаю: мешанку из яйца и жевать не надо. Знай себе глотай. Гусеницы вызывают подозрения. Приходится маскировать тем же яйцом. Все это сильно напоминает «танцы» во время кормления детей примерно двухлетнего возраста.

Введение нового рациона совпало с открытием летнего сезона. В клетке никто сидеть уже не хочет. «На хозяйстве» только самый маленький, у которого летать пока не очень получается. Остальные затребовали свободы и зависают на люстре.

План такой: кормить только маленького, слетки должны научиться сами подлетать к месту кормления и есть невкусных гусениц. Им, конечно, интереснее сесть на клетку и клянчить еду, однако к вечеру у нас получилось! Почти все ели новый корм и купались по колено в воде. Лететь потом было трудно. Обнаружила Ирокеза в крайне смущенном виде под стулом – перья намокли, лететь не получалось. Но он не растерялся: промаршировал пешком к шторам и забрался по ним повыше. Кстати, Ирокез на самом деле плешив, как доминиканский монах. Пух на макушке выпал, а перья еще не выросли, торчат несколько длинных. Очень смешной.

Не могу сказать, что птенцы совсем ручные, видно, что они понимают: мы далеко не птицы. Меня лично это очень радует, потому что я все же надеюсь, что у них есть шанс жить на природе, а не в клетке.

День девятый

Продолжаем наш увлекательный birdwatching (наблюдение за птицами, очень распространённое времяпровождение в Великобритании и Японии, например).

Казалось, уже ничего интересного происходить больше не будет. Старшая группа ведет все более независимую жизнь: днем сидят на люстре (слава богу, что у нее такая форма! Потом отмоем), кормятся возле клетки.

Старшие это Вовчик, Мишустин (или Миша), Спортсмен, Ирокез и, по просьбе девочки Эмили из Нью-Йорка (моя подписчица) – Аттикус. Младший сидит в клетке и иногда выходит на тренировочный полет под присмотром мужа. Назвали его Гераклом, коротко Гера. (Если вы думаете, что мы тут все поклонники древнегреческих мифов, то это не совсем так. Просто у мужа есть такая присказка: «Геракл засушенный» (про особо изящных мужчин). Разочарую вас – мы теперь уже особо своих воспитанников «в лицо» не различаем.

Сегодня Гера совершил прорыв, смог долететь до гардины и верхней полки, до люстры пока так и не получилось. И тут остальная компания разволновалась, все слетелись к нему. Кто-то выщипывал пух, кто-то выговаривал братцу. Мы обрадовались и решили, что старшаки учат жизни младшего, показывают ему, как попасть на заветную люстру. Неужели у синиц такой высокоразвитый интеллект и чувство взаимопомощи? Увы, рано мы радовались...

Во время всей этой истории появились новые интересные знакомства. Периодически консультируюсь с Виталий Симуткиным. Насколько я понимаю, Виталий орнитолог-любитель, но с большим опытом и стажем, известен в международных кругах, автор научных статей и блога на YouTube. В домашних вольерах он содержит около 300 птиц, в основном диких, среди них есть и редкие виды.

Так вот, Виталий разочаровал нас: оказывается, старшие просто доминируют над младшим, показывают свою силу. Жаль.

Все-таки не припишешь птицам человеческие качества. Вернули в клетку расти и крепнуть дальше. «Синица-отец», правда, был не согласен. Сказал: «Мои детки маленьких не обижают».

Кстати, на сегодня был запланирован выпуск синичек в естественную среду на даче, там, где они и родились. Там более-менее безопасно. Нет хищных птиц, и участки у всех большие, много деревьев. Но Виталий посоветовал повременить еще недельку. При всей кажущейся самостоятельности птенцам еще нужно докармливаться.

Кстати, по словам Виталия Симуткина, в этом году гибнет рекордное количество взрослых птиц и птенцов. Одной из возможных причин орнитологи считают тестовые испытания 5G. Птицы пользуются ультразвуковой и геомагнитной навигацией. Получив сильный звуковой сигнал, в панике улетают.

День десятый

Что-то сегодня вспомнился рассказ О’Генри «Вождь краснокожих».
«...– Сэм, ты сочтешь меня предателем, но я просто не мог терпеть. Мальчик ушёл. Я отослал его домой. Все кончено...
– Билл, – говорю я – У вас в семье ведь нет сердечных болезней?
– Нет, ничего такого хронического, кроме малярии и несчастных случаев. А что?
– Тогда можешь обернуться, – говорю я, – и поглядеть, что у тебя за спиной».

Примерно так же мы чувствовали себя, вернувшись с дачи через два дня. Сын сообщил, что синички проникли в его комнату, видимо, с одной целью: разграбить ее и затем сожрать его самого. К этому времени мои орхидеи сын уже спрятал в другой комнате, потому что цветы подверглись варварскому нападению.

Мы почти поверили ему, видно было, что птички готовы к большому разбою. «Передержали, пора отпускать на волю», – подумали мы.

Сегодня виражи стали еще круче, а докармливать с ложечки никого не пришлось. Так что сепарация от синицеродителей прошла успешно. И слава богу. Откладывать выпускной больше нет смысла.

День одиннадцатый

Обманула я вас, друзья. Трансляции выпускного не будет. Потому что была проведена целая спецоперация «Freedom» (Свобода), и снять на видео ее мы не смогли.

Сначала вечером были плотно задёрнуты все шторы, чтобы создать иллюзию вечера. А белыми ночами это, ой, как непросто.
Затем в течение двух часов муж скакал с лестницей по квартире, ловил птенцов и отправлял в клетку. Как я уже говорила, синички не совсем ручные, и энергии он потратил предостаточно. Около 10 вечера мы все же отправились на дачу и выпустили молодёжь в гостевом доме. Оставили им корм и воду, чтобы утром перед запуском они могли позавтракать.

Ну вот и все. А рано утром открыли дверь на улицу. Примерно час птенцы лазоревки не могли понять, как пользоваться дверью, затем кое-как по одному выпорхнули на улицу. Честно говоря, мы думали, что больше не увидим их. Но на всякий случай оставили корм и воду недалеко от их родного скворечника.

Теперь сидим на качели возле дома, и вы не поверите, но узнаём их голоса. Птенцы обосновались на яблонях и сливах, и я уже проверила, что они не голодны. Я вижу, как они бодро собирают что-то на ветках. Значит, голодать не будут. Не зря синички – символ оптимизма, добра и счастья. Синицы напоминают нам о том, что всегда следует находиться в формате «здесь и сейчас», перестать копаться в прошлом и не думать излишне напряженно о будущем. «Будет день, будет пища» – лозунг, вполне подходящий синице.

Наши семеро из скворечника тоже кое-что показали мне: каким заботливым и нежным может быть муж, и ответственным – сын. И что семейная команда может многое, даже если это выкармливание птенцов синиц лазоревок.

Так что, если вам попадутся синички, не обижайте их. Вдруг это – наши.

Евгения ПРОТАСОВА

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев