ИСТОРИЯ ВЫБОРГА, СЛОЖЕННАЯ ПО КИРПИЧИКУ. ЧАСТЬ 5

ИСТОРИЯ ВЫБОРГА, СЛОЖЕННАЯ ПО КИРПИЧИКУ. ЧАСТЬ 5
ИСТОРИЯ ВЫБОРГА, СЛОЖЕННАЯ ПО КИРПИЧИКУ. ЧАСТЬ 5 ИСТОРИЯ ВЫБОРГА, СЛОЖЕННАЯ ПО КИРПИЧИКУ. ЧАСТЬ 5

Гости из Петербурга

Центр города принято называть его лицом. Если использовать такую терминологию, то можно сказать, что лицо Выборга в привычном для нас виде сформировалось в основном в конце 19 – начале 20 веков. Интересно, что практически любой житель центральной части города, на вопрос: «В каком доме ты живешь?», с гордостью в голосе без запинки ответит: «В финском!». Но вот в доме нашего знакомого из центра затеяли ремонт. И в куче строительного мусора, оставшегося от сноса старой стены, он с удивлением обнаруживает на «финских» кирпичах русские надписи – «Ермак», «Нева», «Колпино»…  Откуда они? 

(Начало в №№ 60, 65, 68, 71)

Здесь, пожалуй, будет уместно напомнить, что Выборг все же 200 лет входил в состав Российской империи, и что близость к ее столице всегда во многом определяла темпы его развития. Как будет уместно вспомнить и о русской составляющей его населения, которая, хотя по ряду причин к концу 19 века значительно снизилась, но русские купеческие династии продолжали играть весьма заметную роль в Выборгской промышленности. Но дело тут вовсе даже не в местных русских купцах, точнее – не только в них. Русские кирпичи встречаются практически в любых крупных сооружениях, вне зависимости от национальности их строителя-подрядчика. 

Дело в том, что на рубеже веков в Петербурге и его окрестностях насчитывалось около сотни крупных кирпичных заводов. Они выпускали очень качественную и, главное, сравнительно дешевую продукцию. При заказе крупной партии столичный кирпич обходился подрядчику дешевле местного, к тому же он мог получить его всегда и в любом количестве. Этому способствовала соединившая в 1870 году Выборг и Петербург железнодорожная магистраль. Наиболее распространенный у нас, пожалуй, кирпич с клеймом «Г.Л.», его можно увидеть практически везде. Так, например, стена на Батарейной горе (к сожалению, интенсивно разрушаемая сейчас) сложена именно из таких.  Г.Л.  – это аббревиатура титула и фамилии владельца графа Левашова. Из каталога клейм известного коллекционера и исследователя кирпичного производства Владимира Смирнова можно узнать, что семейству Левашовых принадлежали заводы в Дибунах и Песочной. Первый был основан еще в 1864 году. Работали они до 1917 года. «Имеется разнообразие клейм и конфигураций плашек. Клеймо без рамки. Как более раннее, скорее всего, относится к первому владельцу. Редко встречается клеймо с центральным круговым оттиском, где указан год 1882, а сверху надпись ВЫСТАВКА. Скорее всего, эта серия кирпичей выпущена к Всероссийской промышленно художественной выставке 1882 года». 

Как видно на примере одного клейма, по кирпичным клеймам и их вариациям вполне можно приблизительно определить возраст постройки. А если в постройке имеется несколько разных клейм, то, учитывая сроки работы заводов, формы клейм и их рамок, дату можно определить еще точнее. О многом может поведать специалисту и сам тип кирпичной кладки, состав скрепляющего раствора. Однако это уже, хотя и очень интересная, но совсем другая тема. 

Часто встречается в Выборге кирпич с клеймом «ГСР». И это неудивительно, если учесть, что к концу 19 века завод, владельцем которого был Григорий Сергеевич Растеряев, выпускал 16 миллионов кирпичей в год. (Здесь и далее сведения о кирпичных производствах петербургской губернии взяты из каталога 

В. Смирнова). Или вот, например, кирпич с оттиском на постеле «П. Беляева». Это продукция заводов на левом берегу Невы и в Рыбацком, которыми владела вовсе не женщина, а выборгский купец первой гильдии (с 1854 года – петербургский купец первой гильдии) Петр Абрамович Беляев. Просто на ранних клеймах фамилия владельца писалась в родительном падеже.  Сын Беляева Митрофан заслужил славу известного мецената. Он много сделал для российского искусства, помогая отечественным композиторам и музыкантам. После смерти самого Петра Абрамовича в 1880 году, по его завещанию была учреждена ежегодная премия его имени в размере 300 рублей, которая выдавалась малоимущим студентам Технологического института вплоть до 1917 года. 

Среди встречающихся еще кое-где руин дореволюционных построек нередок кирпич с изображением большого якоря. Такой символ, вместо буквенного написания фамилии, выбрал себе когда-то петербургский купец Елисеев. 

Только в коллекции автора имеются экземпляры продукции более двух десятков петербургских заводов, найденные в Выборге и районе. А вообще-то их в нашем городе, конечно же, гораздо больше. Символично, что стоят они в кладке зачастую вперемешку с финскими и шведскими кирпичами, как бы лишний раз наглядно подтверждая этим многонациональность и былое единство культур славного города на Балтике. 

Александр ЛИТВИНЕНКО

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев