Кошки в подвалах Выборга - они защитят нас от крыс

443

Маруся никогда не была чьей-то. Она родилась и выросла в заброшенном деревянном доме. Однажды туда пришли борцы с крысами и рассыпали отраву. Крыс не стало, не стало и кошек. Из всего «прайда» выжила одна Маруся.

Бойся равнодушных!

А Рыжик был домашним. Но его хозяйка умерла, квартиру продали, кота выставили на улицу. Он скитается уже около пяти лет. Долгое время Рыжик, Маруся и подобные им бездомные кошки жили в подвалах домов, прилегающих к Интендантской горе. Здесь, в удаленности от центральных улиц, они чувствовали себя комфортно. И среди местных всегда находились люди, которые их подкармливали. Но сейчас, похоже, этот мирный уголок охватила «кошачья лихорадка»: жильцы окрестных домов взялись заколачивать подвальные отверстия. В одном из домов конфликт между защитниками кошек и их гонителями настолько обострился, что люди обратились за поддержкой в редакцию. Они рассказали, что много лет подкармливали кошек, живущих в подвале. Но недавно один из соседей решил положить конец этой истории и начал методично закрывать подвальное окно, служившее кошкам единственным выходом, а потом и вовсе его заколотил. Тогда и соседкам пришлось прибегнуть к мужской помощи... Их оппонент ярится все больше, обзавелся сторонниками, дошел уже до завуалированных оскорблений и даже прямых угроз другим участникам конфликта (кошек в этом дворе кормят и жители ближайших домов). А усатым-полосатым вменяется в вину то, что они гадят, разносят блох, способствуют разведению крыс и даже… вируса шизофрении!

– Наш дом – это страна в миниатюре, – рассуждает одна из защитниц кошек. – Среди жильцов есть люди, у которых четкая позиция, есть сочувствующие той или иной стороне, и есть те, кому все равно.

Выгнать кошек из подвала, особенно в холода, – это значит обречь их на смерть. Мы узнали, что в соседнем доме кошка, пытаясь спасти из замурованного подвала новорожденных котят, принесла их в холодный подъезд. Люди ходили мимо, и только одна соседка приняла ситуацию близко к сердцу, но ей удалось выходить только одного котенка.

Ветеринар Ирина ДЕРЯБИНА сталкивается с людским равнодушием ежедневно. Все ее домашние питомцы в свое время были забраны из тяжелых условий или предназначались на усыпление. Ирина часто бескорыстно оказывает врачебную помощь бездомным животным по просьбам совершенно посторонних людей:

Они живут рядом с нами, чтобы мы видели, какие люди нас окружают, от кого надо держаться подальше. Ведь тот, кто обижает животное, легко сделает то же с людьми. В нашем обществе ожесточение, в полном смысле этого слова. А против животных ожесточиться легче – они не ответят. В данном случае надо собирать команду, кого больше, тот и победит. К сожалению, пока так. Еще – не знаю почему – на жестоких людей действуют слова о том, что их детям или внукам все вернется... Обычно после этого они замолкают и задумываются.

Может быть, вы сочтете эти слова Ирины категоричными, но такую острую реакцию часто встречаешь у людей, которые каждый день видят звериные несчастья. Для большинства из нас бродячие животные – лишь часть обыденного пейзажа. Они с воплем кидаются навстречу, когда мы выходим из магазина («Ах, прости, забыл купить тебе пакетик!»). Зимой сидят, скрючившись, на колодцах. Бегают одичавшими стаями за городом – брошенные дачные игрушки...

Божьи твари

Среди гонителей кошек в этом одноподъездном доме есть и те, кто считает себя истинно верующими, регулярно посещают храм. Мы попросили прокомментировать эту ситуацию выборгского священника Геннадия ПОНОМАРЕВА.

– Вот по таким прихожанам потом и говорят: «Смотри, какие православные!» Грустно. Любви людям не хватает, и к себе, и к кошкам. Злой народ, – вздохнул отец Геннадий и привел нам статью из богословского альманаха «Альфа и Омега».

«Милосердие — неотъемлемая часть нашей веры, – читаем там. – Человек с каменным сердцем по определению не может войти в Небесную Обитель, причём сострадание не бывает избирательным. Нельзя любить людей и в то же время презирать остальную Божию тварь. В противном случае такое “милосердие” фальшиво; а человеку в этом случае стоит честно ответить себе на вопрос: а есть ли в нём Любовь вообще? Или он только делает вид, что способен любить? …Если имеется возможность помочь несчастным бедолагам, то христианин это сделать обязан. Непозволительно верующим во Христа пройти мимо голодного котёнка или сбитого машиной, но ещё живого щенка!»

Меж двух огней

В доме всего два десятка квартир. Тем более тяжело, когда в таком тесном сообществе люди не чувствуют себя в безопасности.

Председатель совета дома говорит, что в этой ситуации оказалась меж двух огней: с одной стороны ей кошек жалко, она и сама их подкармливает, а с другой стороны давят недовольные жильцы:

– Недавно мы собирались по этому поводу советом дома, пришел директор нашей новой управляющей компании. Рассуждали, какой же компромисс найти? В конце концов, сошлись на двух возможных вариантах: либо выгородить в подвале закуток для кошек, либо построить для них домик во дворе. Первый вариант мне кажется более реальным. Только в закутке этом надо будет убирать.

Директор управляющей компании смотрит на эту идею пессимистичнее:

– Кошка такое животное, которое гуляет само по себе и где захочет, не будет она сидеть в выгороженном пространстве. А я со своей стороны должен обеспечить рабочим доступ к коммуникациям. Мне довелось бывать в подвалах других домов, где люди тоже кормят кошек и оставляют прямо там использованные пакетики, плошки. Но в этом подвале довольно чисто. И лично мне кошки не мешают.

Думается, что в приведенном нами конкретном случае агрессию к братьям нашим меньшим удастся нейтрализовать если не с помощью договоренности, то с помощью органов правопорядка. Хочется в связи с этим напомнить, что в декабре минувшего года, после восьми лет редактирования и согласования с 28-ю профильными ведомствами, в России наконец-то был принят закон об ответственном обращении с животными. В нем, в том числе, есть статья № 17, предусматривающая ответственность за неподобающее обращение с животными без владельцев.

А как у них?

Если даже наугад «зачерпнуть» европейского опыта, станет ясно, насколько мы в арьергарде:

* В Чехии отстрел бездомных животных и их усыпление запрещены законом. Если кто-то выгнал животное из дому – ему грозит серьезный штраф. А тот, кто забрал собаку из приюта, освобождается от уплаты собачьего налога на 2 года.

Такой дом для кошек построили в Санкт-Петербурге

* Австрийцы спасают бездомных животных из других стран – в том числе из Беларуси и России. В самой Австрии встретить бездомную собаку или кошку почти нереально. Усыпление животных в этой стране возможно только в крайних случаях, а если хозяин выгонит питомца из дома, то рискует даже попасть за решетку.

* В Финляндии в восьмидесятые годы начали масштабную программу по стерилизации бездомных животных, и они не оставили после себя потомства. Выпускать «побегать» или тем более выбрасывать зверей не принято, а в случае внезапной смерти одинокого хозяина пес или кот сразу отправляются в приют.

Ну, а мы что же?

Еще несколько лет назад бездомные кошки были даже «визитной карточкой» Выборга. Сейчас их на улицах заметно меньше, возможно, благодаря тем, кто тратит свои деньги не только на корм, но и на стерилизацию брошенных животных. Ну а если Выборгу все же хочется сохранить статус «кошачьего города», то почему бы не включить решение этого вопроса в какую-нибудь программу благоустройства? Например, масштабный приют для кошек можно было бы устроить на острове Мюллюсаари.

Там бы о них заботились воспитанники станции юных натуралистов, туда приходили бы туристы, а доброхоты знали бы, куда адресовать помощь. И жизнь в этом кошачьем раю была бы «лишь тихой радостью в наслаждении светозарной природой и в общении с человеком, который уже не будет мучить и истреблять её». Впрочем, эта фраза вырвана из контекста, а этого делать никогда не следует…

Ульяна СИБИРЦЕВА

Читать все статьи автора Юлия Подскребаева

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев