Туристские маршруты Ленинградской области: каменные лабиринты Севера

1691
Вячеслав Мизин

Современному человеку свойственно здоровое любопытство, возможно, это у него в крови. Мы ищем что-то новое на просторах интернета, следуем известными маршрутами туда, где еще не бывали, но хотели побывать. Есть среди нас и любители ходить по неведомым тропам, открывая неизведанные места,  разгадывать загадки. Именно к таким путешественникам относится независимый исследователь культовых камней Ингерманландии и Севера, автор книг, фильмов и фотовыставок, член Русского Географического общества  петербуржец Вячеслав Мизин.

Выборжцы познакомились с ним на встрече в библиотеке Алвара Аалто, где Вячеслав рассказал о своих исследованиях каменных лабиринтов, сохранившихся до наших дней на островах восточной части Финского залива. Эта категория исторических памятников почти не изучена, вокруг них много мистики, всевозможных слухов, фальсификации, а подчас  и откровенного бреда.

Во многом это связано с тем, что современные научные публикации у нас мало доступны, но интересные работы проводились, в том числе и по датировке лабиринтов. Сейчас эта тема активно изучается и в России, и за рубежом. Последние публикации во многом опровергают предыдущие позиции, и представляют большой интерес, похоже, мы приближаемся к разгадке этих  таинственных объектов. Вячеслав Мизин

О научной концепции

Долгое время лабиринты считались памятниками доисторических эпох, пока в середине 80-х годов не были проведены комплексные исследования в Швеции по их датировке, которая проводилась относительно уровня моря по высоте, по уровням нароста лишайников и степени выветривания скальной поверхности.

Самый древний лабиринт относят к концу 13 века, большая часть лабиринтов  - к 16-17 векам. Создавали их вплоть до начала 20 века в Финляндии, Швеции и Эстонии.

Основоположником изучения каменных лабиринтов Северной Европы был академик Карл Эрнст фон Бэр (1792–1876), его первая научная работа вышла в 1844 году, а через 33 года был составлен неполный каталог по Финляндии, которым можно пользоваться до сих пор, так как некоторые объекты частично сохранились даже сейчас. 

Картина Рериха 1910 года – первое художественное изображение тайного финского берега свидетельствует о том, что эти объекты привлекали внимание исследователей, художников и активно изучались.

После революции лабиринты, находящиеся в Российской части Финского залива,  не исследовались. Их заново открыли геологи только в начале текущего века, новые публикации появились после обзорной статьи научного сотрудника отдела археологии МАЭ РАН (Кунсткамера) Станислава БЕЛЬСКОГО тринадцать лет назад.

По степени сохранности лабиринты, расположенные на островах Выборгского района, Вячеслав Мизин разделил на три условные категории: высокая, средняя и низкая, из них четыре объекта сохранились практически полностью. 

Исследователь о себе

Интерес к камням возник у Вячеслава на рубеже веков и начался с накопления информации из доступных письменных источников и личного опыта наблюдения «сейдов»:

- Возникла идея реализовать тему в виде фотовыставки «Почитаемые камни и культурный ландшафт Ленинградской области», и фильма «Дорогами духов». Эти проекты, в процессе работы над ними, дали определенное представление о визуальном образе и динамике сакральных мест, что позволило воспринять их особенности в том спектре, который обычно остается за рамками печатного слова.

На нынешнем этапе для меня представляет интерес выявление культовых камней Ингерманландии, упоминаемых в разных источниках начала 20 века, современное состояние которых неизвестно; работа с такими нестандартными источниками информации о состоянии культовых мест Ленинградской области, как шведские карты 17 века и немецкая аэрофотосъемка времен Второй мировой войны; взаимосвязи природных сакральных мест и православных монастырей. С 2015 года ведётся работа по составлению каталога сведений о сакральных, и близких к ним по значению, местах и объектах, на данный момент систематизированы упоминания о 391 месте или объекте в Ленинградской области. На мое понимание феномена этих мест на разных этапах влияли разные моменты — прочитанные книги и личные наблюдения, общение с интересными людьми и реализация параллельных творческих проектов.

Сакральные места — это грань нашего привычного мира и иного, на этой грани можно ожидать любой неожиданности. Всякое случалось: неожиданные встречи с интересными людьми, наблюдения странных явлений. Были и забавные моменты, например в 2005 и 2007годах, ориентируясь на информацию из разных деревень, дважды я «открыл» один и тот же камень. Бывал и экстрим, например попадание в шторм в Бьеркезунде, столкновение с медведем в Мончетундрах… Надолго запоминаются природные красоты таких мест, как Гогланд, Сейдозеро, Нуорунен, Ладога, Кирхгоф, Вуокса…

Я пока не встречал фото-, видео-, аудиосвидетельств чудесных проявлений на сакральных местах, хотя порой мы и сталкивались с некоторыми странностями. Представляет интерес проверка целебных свойств некоторых упоминаемых в фольклоре культовых камней и священных родников. Подобные случаи не редкость и сейчас, но они, насколько мне известно, не фиксируются и не изучаются. Было бы крайне интересно, если бы работу по проверке возможного целебного воздействия отдельных упоминаемых в фольклоре камней и родников провели и задокументировали врачи. На многие вопросы пока нет однозначных ответов…

Скучным занятием исследование сакральных мест точно не назовёшь. Подготовку публикаций тоже нельзя назвать рутиной, это скорее творческая работа, осмысление идей, воплощение их в письменную форму. В этом тоже есть свой, интеллектуальный драйв.

О туристском потенциале

Несмотря на то, что про древние сакральные места нашего края информации почти нет, туристы посещают известные камни, гроты, холмы, пещеры. Например, почитание одного из камней, возникшего во времена А.С. Пушкина, в Тихвинском монастыре, одном из многовековых оплотов православия на нашей земле. Сакральные места интернациональны, интересно само общение человека и места, не важно, на каком языке молится он у святых источников. Их не втиснуть в рамки какой-либо религии или традиции.

Известные у нас культовые камни, следовики и чашечники, святые родники, пещеры, холмы имеют аналоги в Европе, Америке, Африке, Азии, Океании, наши сакральные места лишь часть общемирового феномена.

Для туристов священные места являются не более чем интересными достопримечательностями, достойными фотографирования с непременным последующим вывешиванием фото в социальных сетях, но это способствует распространению информации о подобных местах.

Путешественников привлекают рассказы о некоторых странных природных феноменах или совпадениях.

- Есть один любопытный камень, про который нам сказали: как только к нему идет человек, начинается дождь. Когда мы к нему приблизились,  именно так и случилось – пошел дождь, который прекратился, как только мы вышли из леса, в котором находится этот камень. Вот что это? Случайное совпадение или какой-то непонятный природный эффект? Я не знаю. Подобные суеверия связаны со многими сакральными местами, где-то видят призраков, где-то исцеляются, где-то еще что-то происходит. Еще пример: есть пара интересных камней, утверждают, что  после посещения одного из них  людям снятся вещие сны, а нахождение на другом раскрывает творческие способности, - говорит Мизин.-  В других местах фиксировались странные эффекты, связанные с изменением радиационного фона. То есть кое-где и приборы фиксируют странные вещи. Исцеления паломников на священных местах тоже отдельная тема, некоторые святые источники славятся как целебные, и тому есть подтверждения. В чем здесь причина? Неизвестные природные факторы или самовнушение верующих в волшебную силу священных мест? На мой взгляд, самая большая загадка сакральных мест это сам человек. Во многом взаимодействие его с таким местом еще является малоизученной темой. Исследуя эти центры, мы исследуем не только природу, но и самих себя. Феномен сакральных мест это в большей степени феномен человека, чем природы. 

Фрагмент каменного круга в лесу недалеко от п.Котлы. Сохранившееся полукружие состоит из 8 камней и имеет диаметр примерно 6.5м. Фото Екатерины Бредис, 22.10.2016

К таким загадочным местам Ленинградской области путешественник относит подводные каменные круги на дне Ладоги и каменные лабиринты на островах Крутояр и Южный Виргин, остров Гогланд, где сохранились фольклорные сведения 19 века о почитании т.н. «сейдов» - валуны, приподнятые на несколько каменных опор. Гора Кирхгоф в Ломоносовском районе, на Ижорской возвышенности Ильеши, где было явление иконы Св. Параскевы Пятницы (икона ныне хранится в Александро-Невской лавре),  до 1917 года Ильеши были целью многолюдных паломничеств, но в 1961 году часовня и почитаемый камень были уничтожены. Что, впрочем, не остановило людей, «свято место пусто не бывает» – сейчас почитание перешло на другой валун. Здесь сейчас, как и раньше, празднуется Ильинская Пятница, съезжаются паломники. На Карельском перешейке Ольховка – крупнейшее в европейской части России скопление камней -чашечников, загадочных и во многом непонятных валунов с высверленными в неведомые времена чашевидными углублениями.

Вячеслав Мизин водит экскурсии по сакральных местам. Рассказывает не только о культовых камнях, святых источниках, каменных крестах, но и о фольклорном, природном, религиозном контексте: важно показать не только объект, но и среду, которая создает этот феномен.

Ольга НАБАТОВА

Читать все статьи автора Ольга Набатова

Читайте также