Разгром елки в Гаврилово предсказал выборгский писатель

Разгром елки в Гаврилово предсказал выборгский писатель
1364
Разгром елки в Гаврилово предсказал выборгский писатель

Интересный святочный рассказ прислал в редакцию газеты "Выборг"  Валерий Ременюк. И оказалось, что автор, как в воду глядел: все это поняли, когда узнали, какая история произошла недавно в Гаврилово.

Новость поселке довольно грустная: 20 декабря  местная администрация установила в центре празднично украшенную искусственную ель, и в ту же ночь там устроила свой шабаш местная нечисть.  Да и  как иначе назвать ту свору, которая  с наслаждением била игрушки, ломала ветки,  срывала гирлянды! Глава Гончаровской администрации Андрей Симонов с огорчением и недоумением комментировал ситуацию, хотя, собственно, сказать-то тут нечего. Бессмысленные и агрессивные действия… Как в том анекдоте: оденусь во все коричневое, буду изображать сами знаете что и испорчу всем праздник…

Полиция, конечно, к делу подключилась но при любом, даже самом оптимистичном раскладе, восстановить новогоднюю красавицу в прежнем виде не удастся.

А история от нашего выборгского писателя закачивалась вполне оптимистично.

История про новогоднего вора

Однажды утром по пути в школу Артур и Зина обнаружили, что Новый год уже не за горами. Во дворе дома работники ЖЭКа наряжали елку. Они истоптали весь снег вокруг пышной и высокой ели, которую накануне установил подъемный кран. Трое рабочих покрикивали друг на друга и незлобиво переругивались. Командовала ими Жек-Жековна - так все во дворе за глаза звали Евгению Евгеньевну, инженера ЖЭКа. Она с детства жила в этом дворе и, когда была еще девчонкой, ее звали Жека. А когда выросла, стала долговязой и ворчливой теткой, выучилась в институте и пришла в свой ЖЭК на работу. И стала Жек-Жековной.

Наконец, все шары, сосульки, гирлянды и звезда на макушке ели были посажены на свои места. Жек-Жековна подошла к электрическому ящику на столбе, торжественно сказала: «Огонь!» и нажала кнопку. Елка весело вспыхнула огоньками гирлянд, рабочие, а с ними Артур и Зина закричали: «Ура!». Потом жэковская бригада отошла в сторонку, полюбовалась на дело рук своих, попила из бумажного пакета кефира по кругу, крякнула, закусила докторской колбасой и ушла в соседний двор наряжать очередную елку.

- Какая красота! – сказала Зина и тронула пальцем блестящий елочный шар. Он слегка качнулся и в его зеркальном бочке поплыли по кругу и Артур, и Зина, и весь прекрасный белоснежный мир.

- А ведь Новый год уже через три дня! – заметил Артур, - Как хорошо, что нам успели поставить во дворе елку – теперь и настроение у всех будет праздничное!

И они побежали в школу.

Но за день до Нового года случилось страшное. Утром Артур и Зина вышли на двор выгулять Тарзана и обнаружили, что на макушке ели сиротливо и одиноко висит лишь покосившаяся звезда. Ни гирлянд, ни шаров, ни игрушек на елке не было. Рядом с елкой стояла Жек-Жековна, вытирала носовым платком глаза, сморкалась, махала руками и что-то сердито выговаривала участковому полицейскому Семенову. Тот быстро писал в блокнот какие-то слова, рисовал схему двора и хмуро кивал в ответ. Артур и Зина подошли поближе и услышали окончание разговора:

- Дохлый номер, Евгеньевна! – буркнул Семенов, - Где я тебе вора искать буду под новый год?

- А это уже твои дела! – огрызнулась Жек-Жековна, - И актик мне, будь любезен, составь! Кто мне елочных игрушек на девять тыщ списывать будет, Пушкин?

И они, продолжая поругиваться и по-вороньи размахивая руками, пошли в контору ЖЭКа оформлять документы о краже.

- Ну и дела! – присвистнул Артур, - Всю елку обчистили за ночь!

- Вот негодяи! – возмутилась Зина, - Чтоб у них руки отсохли, воры проклятые! Всем настроение испортили!

И тут они обратили внимание на Тарзана: эрдельтерьер вспахал носом свежий снег, выпавший ночью, и вытащил из него … кожаную потрепанную перчатку.

- О! – воскликнул Артур, - А вот и улика! Если это вор обронил, то мы его можем найти! Молодец, Тарзан!

Он погладил собаку по голове, отобрал перчатку и осмотрел ее. Перчатка была небольшого размера и еще не успела замерзнуть, хотя на улице морозец был градусов под десять.

- Похоже, ее обронили совсем недавно, под утро – она еще не заледенела. А ну, Тарзан, нюхай!

Тарзан засунул нос в перчатку, энергично обнюхал ее, даже немного потрепал, и весело тявкнул, мол, готов!

- След! – крикнул Артур и Таразан засновал вокруг елки, тыча носом в снег. Потом натянул поводок и уверенно устремился под арку проходного двора. Артур и Зина побежали за ним. Тарзан пересек соседний двор, еще один, попетлял по узкой улочке, а затем через пустой заснеженный скверик рванул в сторону городского рынка. Артур и Зина следовали за ним, как нитка за иголкой.

На рынке было людно и шумно по случаю предпраздничной субботы. Народ торопился добрать продуктов для новогоднего стола, а продавцы весело зазывали покупателей к своим прилавкам:

- А вот куры, куры из Первомайска, еще вчера кудахтали!

- А кому творожка, сметанки от местных фермеров!

- Девушка, девушка, бери хурму, росла в Крыму, не пожалеешь!

- Курага, изюм киш-миш, орехи кедровые и грецкие!

Но Тарзан протащил Артура и Зину мимо всех этих соблазнов в самый конец рынка, туда, где были ряды барахолки. Там на дощатых прилавках народ продавал кто во что горазд, короче, всякую всячину: старую обувь и одежду, рыбацкие снасти, плотницкий инструмент, какие-то провода и лампочки… За крайним прилавком сидел щуплый парнишка и продавал … елочные игрушки! К нему-то и привел Тарзан наших юных детективов.

- Венька, ты что тут делаешь? – удивленно воскликнул Артур. Паренек был из соседнего двора, Артур и Зина хорошо его знали. Венька учился в седьмом классе, был шалопаем, но младших не обижал. А еще его во дворах побаивались, потому что старший брат у Веньки сидел в тюрьме за хулиганство и отсвет его мрачной славы падал и на Веньку.

- Покупай игрушки елочные, пацаны! Недорого отдам – по червонцу штука! – ответил Венька, ничуть не смущаясь и притоптывая ногами - грелся. На нем было короткое осеннее пальтишко и кургузый треух из искусственного меха. У ног стоял пузатый брезентовый рюкзак. В нем, обернутые в обрывки газет, находились елочные игрушки и украшения. На прилавке лежали припорошенные снегом елочные шары и смотанная в кольца электрическая гирлянда, та самая гирлянда, которая так красиво перемигивалась огоньками на елке в их дворе!

- Откуда дровишки? – в тон Веньке спросил Артур и взял в руки один шар. Шар опять исправно отразил Артура и Зину, окружающий их предновогодний мир, но теперь в этой картине не осталось ни капли веселья и сказки.

- А тебе чо? Прокурор что ли? – хмуро буркнул Венька и подышал в голый кулак. На другой руке у него была точь-в-точь такая же перчатка, как та, что нашел Тарзан.

- Мамка болеет, а сеструху муж ее бросил с ребенком, жрать дома нечего. Вот, продаю наши старые игрушки. Всё понятно? – добавил он с угрозой, - Или покупай, или проваливай давай!

Зина подошла к воришке вплотную и решительно сказала:

- Венька, ты врешь - игрушки ты украл с елки в нашем дворе!

- А ты докажи, малявка! – прошипел Венька и угрожающе склонился над Зиной.

- А тут и доказывать нечего! – спокойно отрезал Артур и встал рядом с Зиной. Тарзан привстал на задние лапы, положил передние на прилавок и слегка зарычал на Веньку. Артур пояснил:

- Под елкой мы нашли твою перчатку, а Тарзан привел нас сюда по твоим следам. Если не вернешь игрушки, мы все это расскажем полиции. Там, в ЖЭКе участковый сейчас как раз составляет протокол. Ну, так что, вернешь игрушки сам или как?

Венька растерянно заморгал белесыми ресницами и судорожно сглотнул слюну. Видно было, что он никак не ожидал от малявок такой угрозы! Он забегал глазами по сторонам, как бы ища выход из затруднительного положения. Но выхода не находилось. А на него смотрели в упор три пары суровых глаз, да еще пес скалил острые зубы. Венька всхлипнул и растерянно пробормотал:

- А как же я, это, верну их обратно? Меня же заметут!

- Как снимал, так и вернешь! – жестко ответил Артур.

- Я удочкой снимал, с крючком! Обратно так не повесить… - прошептал Венька.

Зина закусила губу и немного подумала:

- Ладно, ты хотя бы просто верни в ЖЭК. Скажи, что нашел рюкзак с игрушками в соседнем дворе, в подвале, наверное, воры спрятали!

- Я боюсь… Давайте, вместе вернем, а? Вам поверят! А меня, точно, арестуют, если сам приду! – жалобно попросил Венька, - Я же уже на учете в детской комнате полиции...

Когда Артур и Зина с Венькой пришли в ЖЭК и поставили на пол рюкзак с игрушками, Жек-Жековна ахнула и всплеснула руками:

- Ой, да неужто нашлись?

- Да, мы с Венькой в подвале нашего дома нашли! Наверное, воры спрятали и собирались за ними прийти, но не успели, - сказал Артур.

- Господи, дайте ж я вас расцелую, спасители вы мои! – и она бросилась обнимать детей: - Ну, раздевайтесь, садитесь, я вас чаем напою с печеньем! Замерзли, небось? А собачка ваша колбаску будет?

Потом Жек-Жековна крикнула в коридор:

- Василий, Вовка, Петя, собирайтесь на выход! Елку оживлять будем!

Попив чаю, Артур, Зина и Венька попрощались с Жек-Жековной и вышли во двор.

- Скажи, а ты правду говорил про маму и сестру? – спросил Артур Веньку, но не успел услышать ответ, потому что из-за угла вышла молодая женщина. Она тянула санки с ребенком, закутанным в пальтишко и шаль.

- Венчик, где тебя носит? – воскликнула женщина, - Иди домой, посиди с мамой, пока я Люську в поликлинику свожу! Да, а ты одолжил денег, как обещал? Надо бы хлеба и молока купить.

- Уже иду, Зоя! – быстро ответил Венька, - Деньги одолжу позже, пока не получилось…

- Ну, ладно, - вздохнула женщина, названная Зоей, - Иди, не мерзни, мы скоро будем! Там я картошку сварила, еще теплая…

Зоя с Люськой удалились, поскрипывая санками. Зина посмотрела им вслед и сказала:

- Венька, я могу тебе одолжить пятьсот рублей - я скопила на каникулы, но пока обойдусь. Ты, точно, отдашь?

- Клянусь! – прошептал Венька и перекрестился, а затем для убедительности провел ребром ладони поперек горла.

- Ладно, я тоже свои пятьсот рублей дам тебе в долг. Вернешь, когда сможешь. Только не воровать! Обещаешь? - сказал Артур.

Венька хотел было еще раз перекреститься, но только нагнул голову и всхлипнул.

А во дворе Жек-Жековна уже опять покрикивала на рабочих, восстанавливавших наряд новогодней ели. И голос инженера ЖЭКа звучал по-девичьи задорно и весело, и Новый год был совсем близко.

Валерий РЕМЕНЮК

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев