«Кнутссон охраняет мой подъезд»

«Кнутссон охраняет мой подъезд»
«Кнутссон охраняет мой подъезд» «Кнутссон охраняет мой подъезд»

Александр Беловицкий и его чувство ветра

Он, пожалуй, романтик. Он бард и яхтсмен. И жить предпочитает у воды. Между прочим, уже много лет имеет в своем распоряжении эксклюзивный вид из окна – Ратушную площадь. Александр Беловицкий живет в доме № 2 по Крепостной улице.

«Вы представляете, что такое жить в зале музея?»

– В конце 1950-х это здание восстановил и приспособил под жилье Выборгский порт. Музейные залы были разгорожены на квартиры каркасными перегородками с засыпкой. Когда я шкаф встроенный переносил, был как шахтер: пробил стенку, и на меня обрушился шлак. Я живу здесь с 1982-го и еще застал время, когда в доме была автономная котельная, кочегарка была в помещении, где сейчас кафе «Крендель». Раньше я ремонт потолка так делал: ставил две стремянки, на них клал почтовые ящики, сверху перекидывал доску и по ней передвигался – такая высота. Как-то мне  попалась книжка о музее, и я выяснил, что в соседней квартире лежала мумия, а в нашей был воссоздан какой-то интерьер, возможно, замковый, потому что в глубине зала, судя по фото, висел гобелен во всю стену. Район у нас красивый. Кнутссон охраняет мой подъезд! Но нам всю жизнь чего-то не хватает – зимою лета, осенью зимы. И минус моей квартиры  заключается в том, что все окна выходят на северо-запад. Зимой солнца нет, оно садится раньше, чем до нас дойдет, а летом за вечер квартира так нагревается - не знаешь, куда бежать. Хочется лечь спать, а солнце  жарит, даже шторы не помогают.

Александр рассказывает, да это и очевидно, что дом в плохом состоянии. Крыша протекает (ее ломами пробивают, когда сбивают сосульки), по фасаду течет вода, кирпич валится. Подъезд долго не отапливался: в 90-е батареи почему-то сняли. Потом депутат Алексей ДОЛБНЕВ помог сделать ремонт в парадном, поменять батареи. Но два года назад, как известно, на чердаке случился пожар, пожарные заливали огонь так тщательно, что протекло и на третий этаж.

«Я всегда был связан с водой»

–  Моя мама родом из деревни Остров Вологодской области, отец у нее был рыбак, и она с детства ходила на веслах. А когда я был маленьким, наша семья часто брала лодку на лодочной станции. Помню, как мне было страшно глядеть за борт, ведь я еще не умел плавать. Отец работал в порту, и мы ходили на катере на острова, где была профсоюзная база. И между школами  у нас под эгидой морского клуба ДОСААФ проходили соревнования «Юный моряк» – гребля, стрельба, семафор, узлы.

В общем, в 14 лет у него в кармане уже было удостоверение рулевого шлюпки. Это значило, что подросток мог сам собрать команду, взять шестивесельный ял на причале ДОСААФ (там сейчас причал «Фаворита») и выйти в залив.

– В то время наша семья жила напротив вокзала, в доме № 9, внизу был популярный гастроном «Молодежный». Наши окна выходили на площадь и на залив. Из окна видел приезд Гагарина, Хрущева. А во дворе было столько разных игр! Пятнашки, ушки, ромбики, лапта, казаки-разбойники... Зимой дворник давала шланг, и мы сами заливали площадку, хоккейную коробку сами огораживали. А летом ходили на солдатский пляж у юннатки. Все поголовно увлекались волейболом. А сегодня захожу в свой старый двор – сплошная автостоянка.

После школы Александр поступил в «Военмех». Учился на инженера-механика по специальности «жидкостные реактивные двигатели», занимался в секции подводного плавания.

– Распределился я на испытательную базу КБ «Энергомаш» в Ермилово, был инженером-испытателем на стенде. В Приморске много людей с высшим техническим образованием, и жизнь в городе всегда была активной. Вместе работали и отдыхали, вместе на лыжах катались, в хоккей играли, конкурсы самодеятельности устраивали. Я  был в парусной секции, ходил в байдарочные походы. На швертботе запрягал ветер в паруса – я это так называю: шкоты – это те же поводья... Хождение на швертботах очень увлекательное занятие! Здесь нужно и чувство ветра, и умение  равновесие держать, и ловкость. Чуть зазевался, не потравил шкот – легко можешь перевернуться. Ходили и на  яхтах, в Приморске же я впервые вышел на катамаране «Янус» в открытое море. Августовская ночь, звезды отражаются в водной глади – полное ощущение, будто ты в космосе…

Беловицкий  всегда был активистом – и в школе, и в институте, и в КБ. Поэтому в 1981-м его пригласили работать в горком комсомола в Выборге.

– Долго сомневался. После секретной кафедры, работы за колючей проволокой странное ощущение было, когда свободно шел по городу. Дали мне информационный отдел, по работе я весь район объездил. Потом стал заведующим отделом спортивной и оборонно-массовой работы. Совместно с сотрудниками городского и районного комитетов физкультуры и спорта  занимался организацией соревнований, турслетов среди детей и молодежи. Ездили на заставы с концертами художественной самодеятельности, проводили с пограничниками спортивные состязания. Я  и сам участвовал в соревнованиях  по туртехнике, занимался  художественной самодеятельностью.

В Выборге познакомился с местными яхтсменами и вошел в экипаж яхты «Миларго», капитаном которой был Анатолий АВЧИННИКОВ,  так с 1983-го и дружим. Это была портовская яхта. На ней мы участвовали в Кубке Балтики. Потом нам дали другую яхту, «Норд», мы с Анатолием перегоняли ее из Питера. Еще раз довелось вдвоем идти из Стокгольма. Это тяжело, яхта идет медленно, приходится нести вахту поочередно. Мы и в отпуске ходили на яхтах – профсоюзы тогда  давали своим работникам возможность заниматься парусным спортом.  Тем временем я организовал подростковый парусный клуб при ЖЭКе, по месту жительства. Шефствующим предприятием у нас был порт, он выделил нам два десятка  швертботов разных классов. Сначала у нас было помещение в подвале на Подгорной, 14, потом на Крепостной, 7, Сторожевой башни, 10...

Беловицкий был в свое время и депутатом районного совета. «И это был сумасшедший дом! 180 депутатов неделю могли рассматривать два вопроса. И при этом шла прямая трансляция по выборгскому радио – гласность!»

В 1992 году образовался районный отдел молодежи, и Беловицкий стал работать в нем педагогом-организатором. Предприятия стали сбрасывать с баланса имущество профсоюзов: спортивные объекты, учреждения культуры. Шлюпки из парусного клуба были распроданы. То, ради чего Беловицкий в свое время ушел из профессии, рушилось.

Поющий ковчег

– А летом я работал старшим воспитателем в лагере «Зеленый остров», который к тому времени тоже передали отделу молодежи. В 1993-м Лариса ИГНАТЕНКО привезла в лагерь Алексея СОЛОВЬЕВА и еще нескольких бардов. Мы тот фестиваль ухитрились провести на комплекте аппаратуры «Украина»! Всю ночь пели, а утром все разъехались…

Тут надо сказать, что музыка была еще одним увлечением моей юности. В школе мы с одноклассниками организовали ансамбль. Я играл на бас-гитаре. Выступали на школьных вечерах, в Доме пионеров. Аппаратуру сами делали, первая басовая колонка была у нас из дубового шкафа, эти неподъемные колонки мы таскали по городу...

И вот через несколько месяцев после того фестиваля мы с Мишей ГОРНОСТАЕВЫМ и Юрой ДРОЗЖИНЫМ организовали при шахматном клубе на Московском проспекте, 4 клуб бардовской песни. Потом перешли в городскую библиотеку, расчистили в лекционном зале сцену. Так я переориентировал свою деятельность. Первый раз клубом выступили в костнотуберкулезном санатории перед детьми, потом в санатории «Отрадное», и пошло-поехало. К лету 1994-го нас было уже человек 15. К нам пришел Саша Буслаев, у его брата была шлюпка. И вот однажды мы большой компанией, с детьми, отправились в недельное плавание по островам Выборгского залива  – Ольга ГАНБЕРГ, Наталья ДРУЖКОВА, Олег БЕГЛЯРОВ, Надежда ДВИНСКИХ, Галина и Александр БУСЛАЕВЫ.  Был такой плавучий поющий ковчег. Позднее и название «Ковчег» прижилось. Днем рождения клуба мы считаем 11 апреля 1994 года. На счету «Ковчега» - организация многочисленных фестивалей авторской песни и поэзии: «Гусарская баллада», «Шхерный бриз», «Приморские зори», «Свидание в Монрепо», «Робинзонада», участие в фестивалях регионов. Некоторые из нас (Светлана МЕЛИКЬЯНЦ, Лилия ТРОИЦКАЯ, Валерий РЕМЕНЮК и другие) записывают диски, издают сборники стихов и прозы.

Из отдела молодежи Беловицкий  ушел в 1999 году, с тех пор работает в выборгской сфере культуры, претерпев вместе с ее учреждениями все метаморфозы. Здесь он как рыба в воде - каждый видевший его за работой подтвердит…

На Ратушной площади туристы фотографируют Кнутссона. Буднично проходим мимо и открываем дверь в подъезд. Александр показывает своды, хранящие воспоминания о ратуше. С ветхого балкона во внутренний двор открывается андерсеновский вид. Вот подсобка, которую когда-то Александр «выбил» для парусного клуба. Сейчас она пустует и на замке.

– Не люблю, когда люди начинают жаловаться на жизнь. Если задуматься, так это все мелочи. Страны нет, в которой мы все родились!

А «Ковчег» живет. И дает концерты. И ждет открытия яхтенного сезона.

Юлия ПОДСКРЕБАЕВА

Напомним, что…

Здание на улице Крепостной, 2 было построено в 1680-х годах для городской ратуши. Первоначально оно имело два этажа. Дом сильно пострадал во время осады Выборга войсками Петра Первого в 1710 году, а затем - от городских пожаров 1738 и 1793 годов. Использовался он под разные нужды (одно время здесь размещался городской постоялый двор).

В 1899 году по проекту архитектора Брюнольфа Бломквиста здание было надстроено двумя этажами, а его фасады - оформлены в ганзейском стиле. А в 1900 году здесь был открыт Выборгский исторический музей, в нем было 17 залов, коллекция насчитывала около 13 тысяч экземпляров и была второй по ценности после Национального музея Финляндии.

В последний день Зимней войны, 13 марта 1940 года, в результате бомбардировки здание музея загорелось. Погибла значительная часть коллекции, в том числе хранившаяся здесь египетская мумия. Оставшиеся экспонаты были эвакуированы, в частности, в музей города Лахти.

Послевоенная реконструкция изменила очертания четвертого этажа, ранее бывшего мансардным, но в остальном внешний облик здания не изменился.

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев