Выборг и выборжцы: она - актриса, он - гитарист группы "Аквариум"

1986
Юлия Шулепова и Алексей Зубарев

Мы разговорились в парке, где она гуляла с парочкой корги. Шапочное знакомство закончилось мини-фотосессией. Чуяло мое сердце, что это не простая горожанка. Просто по наитию, вместо того, чтобы найти ее «ВКонтакте» и переслать фото, я ввела в поисковую строку: «Юлия Шулепова». И даже почти не удивилась, когда в ответ на мой запрос интернет выдал страницу в «Википедии».

Принцесса из детства

«Ю́лия Шуле́пова получила известность, исполнив двойную роль пионерки Любы и принца Чихальи в двухсерийном телевизионном фильме Игоря Усова «Весёлое сновидение, или Смех и слёзы» (1976) по пьесе Сергея Михалкова. Снялась в эпизодических ролях в фильме Игоря Усова «Сегодня или никогда» (1978) и телесериале Искандера Хамраева «Соль земли» (1978). Окончила Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Живёт в Выборге».

Вот так. А потом оказалось, что Юлия замужем за гитаристом группы «Аквариум», композитором Алексеем Зубаревым. Ну как тут не напроситься в гости?..

Из подъезда попадаешь сразу в гостиную с камином: в квартире убраны все советские перегородки. Окна распахнуты, с одной стороны в комнату проникают зеленые заросли, с другой - шум порта.  Здесь отдыхает вся семья. Пять кошек и четыре собаки мирно сосуществуют, спят в обнимку и даже пьют воду из общих мисок. Правда иногда корги дают кошкам «строгача», и те взлетают на второй ярус – шкафы и комоды.

У сына Саввы - свадьба

Как хорошо, что в доме звери

- Это совершенно другая история жизни – когда у тебя есть звери и когда их нет. Но такой экспириенс специально себе никто не устроит. У нас была одна прекрасная девочка Фрея. А потом Шуля в Атяшево нашла потерянного породистого  парня, - рассказывает Алексей.

- Хорошо, что у «Аквариума» есть фаны, - это уже Юлия. - Троя нам на перекладных двое суток везли. А ведь сначала еще отловить надо было!

- Когда появились щенки, мы думали - раздадим. А потом оказалось, что эти четверо друг без друга не могут. Отдали малыша в Москву, а через две недели  поехали забирать: он  все это  время сидел на окне и ждал нас.  Начинаешь понимать, что у тебя полноценная стая, и ты должен с ней взаимодействовать.

Поэтому сейчас Юлия по нескольку раз в день - «рулевой квадриги». Корги, несмотря на свою «няшность» и фирменную улыбку – собаки серьезные. Фрея, Трой, Вульф, Уна – каждый со своим характером. Да и кошки тоже: ангорец Анджей, полутайский Мариконе, «дворяне» Тарья и Степан, а также самая старшая Гестия.

Шуля и Зуба

Как это возможно – бросить все и уехать в «глубинку»? А легко! – говорят. Во-первых, работать можно удаленно. Алексей и музыку к фильму «Географ глобус пропил», за которую получил «Нику» и «Кинотавра», писал, будучи на гастролях. На концерты «Аквариума» группа собирается, можно сказать, с разных концов света. А вот когда в Питере соседи по дому начинают принимать твой выговор коренного ленинградца за провинциальный, понимаешь: того города, в котором родились и выросли, уже нет.

Шуля и Зуба - так они ласково зовут друг друга.

- Это потому что мы знакомы почти со школы. Ну, какое еще могло быть прозвище у девочки с фамилией Шулепова?

Юлия в детстве жила на Моховой, Алексей – на Гривцова. Оба учились в языковых школах. Вместе со средним образованием он получил диплом технического переводчика, она -  переводчика-синхрониста.

Золотая молодежь? В некоторой степени да – соглашается Алексей:

- Мы выросли на пятачке между «Мухой», училищем имени Мусорского, Этнографическим  и Русским музеем. Это, конечно, особенные условия. Тебя могло занести как в филармонию, так и в рок-клуб, что со мной и произошло.

В 12 лет он уже гастролировал по странам соцлагеря с ансамблем молодых гитаристов районного Дома пионеров. Юные музыканты  давали по паре концертов в день и даже зарабатывали деньги.

А Юлия, по собственному выражению, выросла под роялем в театре Ленсовета, где ее мама работала педагогом-концертмейстером:

- Детство было очень ответственное, спартанское. Мама по гастролям моталась, я видела ее редко, папа работал на Ближнем Востоке. Так что я росла с бабушкой. Она меня очень рано отдала на студию при телевидении. Вел ее телережиссер Глеб Селянин, который когда-то работал в Ленкоме с моим дедушкой. Лет в восемь я уже играла в театральных и телеспектаклях...

Юля Шулепова в роли принца Чихальи

Съемки в «Веселом сновидении», сделавшем ее знаменитой, вспоминает как тяжелую работу: ранние подъемы, ночные смены, мешки под глазами…

– Сейчас я понимаю, что мне тогда платили примерно столько же, сколько моей маме, и это было большим подспорьем семье. В школе я бывала редко. С уроков часто сбегала в Эрмитаж. Мой сын говорит: «Мама, ты всегда была человеком девиантного поведения» (смеется). В 14 лет могла в одиночестве сесть на трамвай и уехать до Стрельны, а потом возвращаться оттуда пешком. Мне интересно было изучать город. Приходила уже за полночь, бабушка встречала меня внизу со свечой (лампочки в подъезде были побиты), молча шла на пятый этаж, а потом говорила: марш в постель…

После института я решила, что не пойду в театр, устроилась администратором в молодежный центр при Ленинградском рок-клубе. Занималась организацией концертов для групп. Параллельно пела в «Тресте путей сообщения», где Леша играл.

 «Известный питерский мультиинструменталист, композитор, аранжировщик и студийный музыкант, Алексей Зубарев уверенно чувствует себя едва ли не в любом жанре и имеет богатый опыт работы как с музыкантами-академистами, так и в мире рок-н-ролла. Наиболее яркие страницы его биографии связаны с участием в группах «Сезон дождей» и «Аквариум», - это из «Энциклопедии рока». Еще во время учебы на оркестровом отделении Института культуры Алексей начал работать на ленинградском отделении фирмы «Мелодия»: записывал музыку к спектаклям, документальным и художественным фильмам.

- Я играл классику и свою музыку в хороших залах, преподавал, был руководителем оркестра, с детства получил прививку хороших гастролей. Другое дело, что мне нравилась рок-музыка. Да, рок чуть-чуть уже, там есть момент примитивизации, но с этим тоже надо уметь работать. Поначалу «Аквариум» был питерским андеграундом, где играли без правильного построения звука. Я еще зацепил это время. Когда ты играешь в зальчике на двадцать человек – это одно. А выйди-ка на тысячный стадион! Только в 1995 году после очередного такого концерта БГ сказал: стадион получился! Ушел я из «Аквариума» в 1997-м, и мне надо было как-то доказать, что я не гитарист, который решил работать в кино, что музыку пишу давно и успешно. Ведь на тебе клеймо, ты рокер.

1997 год. Американский тур

Когда пишешь музыку для кино, нужно уединение,  даже от семейства. Темочка нужна, мотивчик. Он часто приходит во сне. Надо сразу встать и записать. И всегда первая реакция: так понятно и так здорово! Нет, это я что-то вспомнил, это кто-то другой написал. Идешь в общество композиторов, спрашиваешь у друзей…

Почти 15 лет мы говорили с БГ только по телефону и иногда встречались у друзей. Когда в 2013-м я вернулся в группу, это уже была другая работа и другой коллектив.

 Квартирники «Аквариума» теперь проходят не в Питере, а, допустим, в Катманду, в Лондоне или в горах Алтая. И пьют на них не дешевый портвейн. А дух тот же, и люди такие же. Только иногда им бывает трудно расслабиться, сесть по-простому на пол, чтобы слушать...

Вот так и живут: Алексей часто в разъездах, иногда и Юлия с ним. Но у нее свои творческие проекты, а также, по выражению главы семейства, она решает, как живут дети и собаки. А Выборг – это гавань, дом.

Вот такой Выборг

- Первый раз меня сюда привезла крестная, - рассказывает Юлия. - У ее папы была зеленая «Победа». Андрей Артемьевич, царствие небесное, лежал под ней девять месяцев в году для того, чтобы можно было летом поехать на юг. А еще осенью он отправлялся под Выборг за брусникой и брал с собой мою бабушку. Как-то раз в Выборг взяли и меня. Это был год 1975-й. Как сейчас помню Рыночную площадь, где мы остановились. Вся площадь была в палатках, по ней ходили финские цыгане, а торговали там почему-то вьетнамцы. Феерическое впечатление! Поднимались мы в тот день и на башню Олафа...

Когда я уже работала в Молодежном центре, меня послали в Выборг на завод «Сетка», чтобы я договорилась о поставке строительной сетки: центр, помимо всего прочего, занимался реставрацией домового храма Академии художеств. Это был март 1986-го. Я быстро покончила с делами и пошла гулять - до электрички еще оставалось время. В любом городе я сразу оказываюсь в порту. Вот и здесь: поднялась на Панцерлакс и была совершенно потрясена открывшимся видом.

В выборгском лесу: Юлия, Алексей и их сын Савва

Потом как-то в декабре (падал снежок, было тепло) мы уже с Лешкой поехали в Выборг на романтичную прогулку. Вышли в Выборге – минус 12, ледяной ветер. А на нас кожаные курточки. Какое там погреться в кафе! Мы и на электричке-то ехали зайцем. Увидели на Кутузова магазинчик в деревянном доме, зашли - а там продается зефир, который я с детства не видела! Купили мы этот свежайший зефир и бутылку Токайского. Приехали домой, напились, казалось, вусмерть, закусили зефиром и уснули. Наутро оказалось, что бутылка почти полная. Вот такой у нас был Выборг. Мы и с сыном часто сюда ездили. А когда Савке было лет 13, приехала из Польши моя мама – она много лет там преподавала. И мы отправились в Выборг все вместе. Заблудились. По Данилова, мимо хлебозавода, вышли, наконец,  на набережную и я говорю: «Так, ребята, а вот здесь я хочу жить»...

- Выборг – это великолепная среда обитания, - вторит Алексей. - Тут много воздуха, тут вода. Самый прекрасный вид на питерские крыши с этим не сравнится. Правда, здесь я еще не пробовал на своем трехколесном велосипеде кататься…

Юлия ПОДСКРЕБАЕВА

Читать все статьи автора Юлия Подскребаева

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев