Подвиг Ленинграда в истории одной семьи

Подвиг Ленинграда в истории одной семьи
723
Михаил Дубайлов знакомит гостей со своим собранием

Михаил ДУБАЙЛОВ – в прошлом человек военный. О Великой Отечественной знает в том числе и по рассказам родителей, которые в начале 40-х жили в Ленинграде…

Много лет Михаил Адрианович собирает информацию, посвященную блокаде: документы, газеты, книги, фотографии, значки… Сегодня выставка «Подвиг Ленинграда», составленная на основе этого собрания, демонстрируется в читальном зале библиотеки Алвара Аалто.

В стеклянной витрине на самом видном месте – черно-белый снимок, сделанный до войны. Здесь родители Михаила Дубайлова: маме 26 лет, отцу – 31. Они веселы и счастливы, еще не знают, что через несколько месяцев окажутся во вражеском кольце. Здесь и удостоверение Адриана Михайловича и Евдокии Яковлевны на эвакуацию, и его листок нетрудоспособности от 15 января 1942 года, по понятным причинам оставшийся не оплаченным.

Представлены на выставке страницы блокадного дневника. В один из дней Адриан Дубайлов оставил такую запись: «Общее положение жизни очень тяжелое, так как продукты не дают совершенно. Сегодня уже 24 января, а нам дали по 100 граммов сахара, 50 граммов масла и 500 граммов мяса. В общем, сидим на хлебе и воде. Народ болеет, мрет. Радио не работает, газет и журналов в этом году еще не выходило. Бани и парикмахерские не работают». А вот из его дневника за 1 февраля: «Я хотел очень кушать и была сильная слабость. Стоял до девяти утра в очереди, карточек нам не хватило. Пришлось стоять до двух часов дня, пока их снова стали выдавать. Я был 53-м и получил только в три часа. В этой очереди было что-то жуткое: детские карточки вообще не давали, сколько было слез матерей, а сколько плакали мужчины…».

– Наша семья эвакуировалась из блокадного города, потом отец заболел тифом, а когда болезнь отступила, его призвали на фронт, – рассказывает Михаил Дубайлов. – Он вспоминал, как однажды на привале достал из рюкзака котелок и обнаружил, что тот пробит с одной стороны, а внутри – осколок. Повезло, ведь смерть прошла совсем рядом. Вскоре его демобилизовали, и он вернулся на железную дорогу. После войны водил паровозы в Выборг, город ему понравился, так мы здесь и оказались.

В личной библиотеке Михаила Дубайлова много книг, среди них, например, сборник «Сообщения советского информбюро», четвертый том за январь-июнь 1943 года, привезенный из Германии, где служил Михаил Адрианович. Книгу нашел совершенно случайно, на территории детского сада – видимо, кто-то выбросил ее за ненадобностью. На одной из страниц штамп: «Библиотека Дома офицеров группы советских оккупационных войск в Германии»:

– Для меня издание ценно тем, что в нем подробно описывается 18 января 1943 года – день, когда советские войска прорвали блокадное кольцо. Сразу же была открыта железная дорога, по которой отец водил поезда с Финляндского вокзала. Первую книгу о блокаде я прочитал еще в детстве. Это была трилогия Германа Матвеева «Тарантул» – о ленинградских подростках – участниках героической обороны города.

Представлена на выставке и коллекция значков, связанных с подвигом Ленинграда, – ее Михаил Адрианович собрал всего за два года. Здесь же серия открыток с Дороги жизни. А рядом – список главнокомандующих Северо-Западным фронтом. За годы вой­ны их было шесть человек, в том числе Леонид Говоров, впоследствии – маршал и Герой Советского Союза. Ценны как память и представленные медали Адриана Дубайлова: за участие в войне и за доблестный труд.

– Из журнала «Родина», который я выписывал много лет, представил на выставке статью о сохранении хлеба в годы войны сотрудниками института растениеводства. А рядом кусочки блокадного хлеба: 250 граммов – для рабочих и 125 – для остальных горожан.

А еще здесь можно увидеть копию части партитуры Седьмой симфонии Шостаковича, впоследствии названной Ленинградской. Известно, что 9 августа 1942 года в течение двух с половиной часов практически несыгранный оркестр исполнял ее в Большом концертном зале филармонии. Дирижировал Карл Элиасберг, в своем дневнике он писал: «Подготовка была трудной: часть исполнителей в эвакуации, другие – в больнице, кто-то погиб. Из ста музыкантов осталось 27 человек». Разыскивал он музыкантов повсюду: по радио сообщали, что городская филармония просит музыкантов явиться в Радиокомитет, некоторых находили прямо в окопах.

Работать над симфонией Дмитрий Шостакович начал еще в Ленинграде, а закончил в эвакуации. За время этого концерта на город не упал ни один вражеский снаряд. И город услышал эту потрясающую музыку…

Первыми увидели выставку студенты политехнического колледжа «Александровский», которые с большим интересом слушали ветерана. О блокаде написано немало, но услышать человека, пережившего эти трагические события в детстве – совсем другое…

Маргарита ЗАХАРОВА

Читать все статьи автора Маргарита Захарова

Читайте также