Моя большая интернациональная семья

Моя большая интернациональная семья
994
Джон и Сарайя с Санта-Клаусом

Юлия СОЛОВЬЁВА, педагог по образованию, давно живет в Соединенных Штатах Америки. Она влюбилась в американца с немецкими корнями, вышла замуж и благополучно отбыла в дальние страны. Мне показался интересным её рассказ о том, как встречают Рождество и Новый год американцы.

– Рассказ о праздновании Рождества надо начинать с Дня Благодарения. Он отмечается в четвертый четверг ноября. Сразу после него Чёрная Пятница – марафонский забег по распродажам. Ещё несколько лет назад елочные базары и украшения появлялись сразу после Дня Благодарения. Сейчас же рождественские открытки, украшения и прочая атрибутика выставляются в конце октября, а то и раньше.

Традиционные цвета Рождества - зеленый, красный и белый. Многие надевают красные жилеты и свитера. На лужайках перед домами - надувные фигуры Санта-Клауса, оленей, пингвинов, снеговиков и прочих персонажей. Плюс огромное количество лампочек, фонариков и гирлянд. Есть целые кварталы, украшенные особенно празднично. Семьи с детьми с удовольствием специально приезжают сюда, чтобы полюбоваться иллюминацией. Тут же можно купить горячий шоколад и домашнее печенье.

Без печенья Рождество трудно представить. Ведь в ночь под Рождество Санта-Клаус обязательно должен найти на кухне стакан молока и тарелку печенья. Церкви, школы, клубы проводят распродажи домашней выпечки. Часто это ассорти, красиво разложенное на тарелке и красиво упакованное в целлофан.

Рождество – время проявления любви к ближнему. Пожарные части и полицейские участки раздают велосипеды и игрушки. В школах собирают консервы и макароны для благотворительных столовых и приютов, церкви просят приносить теплые вещи, носки, куртки и пальто.

Очень много концертов, музыка повсюду… Рождество - праздник добрый, семейный. Новый год проходит почти незаметно. Взрослые собираются перед телевизором, ждут, когда упадёт шар на Таймс Сквер, поднимают тост с шампанским и запускают фейерверк.

Я – «бонусная» русская бабушка. Никакого кровного родства у нас, конечно, нет: у моего покойного мужа Лестера, которого не стало в 2012 году, был пасынок от предыдущей жены. Джон наполовину белый, на четверть афроамериканец плюс какая-то часть индейцев-чероки. Он женился на вьетнамке, и у них растут две дочери. Старшая, четырнадцатилетняя Симон, очень похожа на отца. Она играет на контрабасе. Младшая, Сорайя – вылитая мама, занимается танцами.

Я езжу на машине из Ричмонда в Сан-Диего (более 700 км) два раза в году. То на День Благодарения, то на Рождество. Плюс летом - на концерты или на выпускной в начальной школе.

Вот такая у нас интернациональная семья. Не по крови, а по духу.

Рассказ своей американской подруги записала Ольга НАБАТОВА

Читать все статьи автора Ольга Набатова

Читайте также

Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев