Из истории поселка им. Кирова и его жителей

Из истории поселка им. Кирова и его жителей
966
Некоторые дома в поселке им. Кирова сохранились с послевоенных времен

В прошлом году мы публиковали рассказ краеведа Александра БАСКАКОВА об истории поселка им. Кирова. Сегодня предлагаем вашему внимаю воспоминания жительницы этого поселка Лидии Александровны Шараповой, которые записал и принес в редакцию Александр Баскаков.

Мой отец вернулся с войны в июле 1945 года, а жили мы в Костромской области в глухой деревне, где жителей было немного, да и те – женщины, дети и старики. Отец помог маме накосить сена для коровы, поправил крышу дома и забор и уехал на заработки в Ленинград. Устроился на работу в «Ленэнерго», в бригаду монтажников, и его сразу послали в городок Энсо, находившийся у самой границы, – там восстанавливали ГЭС. Их бригада тянула электролинию Энсо-Ленинград, как потом оказалось, через Вещево. И единственной возможностью остаться жить в Выборгском районе было устроиться на работу в тамошний колхоз.

Отец поговорил с председателем, и тот дал согласие на переезд нашей семьи в Вещево. Приехали мы туда 5 декабря 1946 года, и я пошла во второй класс местной школы. Но линию скоро достроили, и отца послали в Выборг. Город хоть и был сильно разрушен, но очень понравился отцу, и всеми правдами и неправдами он постарался сделать так, чтобы мы перебрались в Выборг. Так в марте 1947 года мы оказались в посёлке Кирова, на 4-й Озерной, где уже жила семья Чистяковых, и кто-то из них работал на железной дороге, в ПЧ. Мы с мамой пошли сдавать документы в железнодорожную школу, которая находилась в здании нынешней школы № 11. Но был конец учебного года и поучиться в этой школе мне не довелось.

1 сентября все ученики собрались у школы на Школьной площади, но нас туда не пустили, а послали на Папулу, в школу № 37. Попросили нас с мамой заодно прихватить с собой некоторые школьные вещи: карты, глобус – то, что можно было унести. Так 1 сентября 1947 года была открыта школа № 37, относившаяся к железной дороге. Первым, кто нас там встретил, был новый директор Павел Фёдорович Кузин. Первым классным руководителем была Клавдия Яковлевна Полякова, потом, уже после 4 класса – Мария Сергеевна Перегудова. Историю преподавала Мария Васильевна Сердюкова. Завучем была Циля Юдковна Гедзинская. Помню еще учителей – Клавдию Ивановну Потапову, Марию Ильиничну Тимофееву, а немецкий вела Рита Захаровна. Позже преподавать физику стала Анна Спиридоновна, она потом вышла замуж за нового директора школы Василия Морозова.

Учились мы тогда в две смены, и как-то вернувшись из школы, я увидела у нашего дома по 4-й Озерной милицию – оказалось, нас обокрали. Но милиционер был фронтовик, имел опыт, и вора быстро нашли – он жил по соседству, на 5-й Озерной.

В новой школе оказалось много поселковых детей: Ирена Саморядова, девочки Шараповы и Романовы. Но было и много детей из окрестностей: Ханнилы, Возрождения, Гвардейского. Учителям старались давать жильё поближе. Так у нашего историка Марии Васильевны Сердюковой муж был военным, служил в 129-м полку, который находился тут же на Папуле, ну и квартиру им дали тоже недалеко. Я была старше всех одноклассников, в 6 классе мне исполнилось 16, и выдали паспорт. После 7-го пошла работать, т.к. отец сильно болел и надо было помогать семье. Кого еще помню из соучеников, так это Женю Антонову, у которой отец был машинистом, и Володьку Трифоева – такой балагур был! Помню еще фамилию учительницы, которая потом жила на ул. Рубежной, – Раиса Проценко.

В поселке Кирова был свой клуб, которым заведовала Зоя Евгеньевна Андриевская, а сын ее, Женя, тоже учился в школе № 37. В клубе показывали кино, но были и кружки по интересам – пение. Одна женщина из управления депо очень хорошо пела и выступала в нашем клубе. А аккомпанировал ей гармонист Володя Легойдо, известный в нашем депо машинист. Как я помню, потом они поженились. Отмечали мы в нашем клубе и различные праздники. Были там и танцы – молодежь собиралась со всей округи и даже из города приходили провести вечер. Очень редко, но и мы ходили в город, в кино. Как сейчас помню, в кинотеатре «Родина» в 1948 году показывали фильм «Сказание о земле Сибирской». Вход был с улицы прямо в зал. А билетная касса располагалась через дорогу. Кстати, зал клуба был очень похож на внутреннее убранство «Родины». Даже люстры были одинаковые…

В городе был и клуб железнодорожников, на улице Ушакова, с библиотекой. Потом клуб сгорел, на месте его сейчас стоит пятиэтажная хрущевка. Была железнодорожная больница, институт… Многие дома в Выборге стояли разрушенными, их обнесли высокими заборами и ремонтировали очень долго. И какой же был праздник, когда восстановили рынок, а в 60-е годы еще и кинотеатр «Выборг»! В 1967 году построили Дворец культуры и назвали его в честь 50-летия октября. Там не сразу, но открылось много разных кружков для детей. Ведь у меня тоже родились дети. В 1963 году в железнодорожной больнице появился на свет сын, а дочь в 1967 году я рожала уже в городском роддоме.

Сколько осталось в нашем поселке финских домов – по пальцам пересчитать можно. Но сохранилось немало подвалов и прежних фундаментов. Говорят, что в подвале одного из домов стоит старый токарный станок XIX века, немецкого производства. Дом этот и сейчас цел. В подвалах очень многих домов были, скорее всего, сауны. Да и в нашем доме тоже: когда разбирали подвал после войны, нашли баки и тазики, из стены торчали водяные краны. Значит, в нашем доме был и водопровод, и канализация! А мы воду таскали с водопроводной колонки за 100 м от дома. Но посёлок был сухой – и дороги, и подвалы, а кругом были сады: яблони, сливы, боярышник…

Расскажу про боярышник. У нынешнего предприятия «Утиль-сырье», в бывшем финском парке между 2-й и 3-й Озерными улицами, была большая братская могила. Стоял на могиле и деревянный крест со звездой, сразу после войны были и таблички с фамилиями. Ну почему стоял крест, я не знаю. Скорее всего местные жители поставили или ещё кто... После 1948 года несколько недель оттуда вывозили останки. Куда, мы тоже не знали. А могила по периметру была обсажена боярышником. Говорят, в наших краях, со времен царской армии было принято могилы обсаживать боярышником…

Были и горестные случаи в посёлке. В окрестных лесах и даже в огородах жители находили много боеприпасов. Это были следы гражданской войны в Финляндии 1918 года, войны 1939-1940 годов, а также 1941-1944 годов. Война здесь закончилась в сентябре 1944 года, и посёлок (тогда ещё Карьяла) стали заселять одним из первых, т.к. в нем была вода, электроэнергия, канализация.

Подросло поколение послевоенных детей, которым так и не смогли объяснить, что можно, а что нельзя. Произошло два трагических случая с подрывом на боеприпасах. Что-то сильно грохнуло – как потом оказалось, подорвались школьники из 37-й. К вечеру взрослые обеспокоились и собрались у клуба, организовали группу поиска. И вскоре за сопками, нашлось это место. Четверо детей погибло. Фамилии знаю, но говорить не буду. Это было ужасно... Но уроком случившееся не послужило, и в 1964 году уже дети постарше в районе стадиона, у так называемого Большого камня, опять нашли боеприпасы. Один из них крутил в руках гранату, и все повторилось. Наверно, писать об этом не нужно было, но ведь и сейчас ещё находят боеприпасы, что очень опасно. И хочется, чтобы никто больше не пострадал.

Про посёлок Кирова сейчас нередко говорят: «А, это тот, что на вонючем болоте?». После войны болота не было, и мы летом катались на лодках, а зимой на коньках и финках. А болото называлось залив Папула. Залив хотя и был мелким, но это было нерестилище для рыбы. И рыбы было очень много, и весь Выборг по весне пах корюшкой. А бухты были чистыми, не зарастали ни тростником, ни травой, ни деревьями. Водное пространство было довольно большое. Чтобы попасть на другой берег, в депо Маскола, у финнов был построен довольно-таки длинный мост на сваях. Он был деревянный и после войны был уже в плохом состоянии, а в прилив или весной приходилось обходить его через второй километр, чтобы попасть в город или в депо на работу. Но ещё раз повторю: в посёлке было сухо – и дома, и подвалы, сады, и дороги… А что потом произошло с поселком имени Кирова, это уже другая история, и в этом, наверное, когда-нибудь будут разбираться специалисты. И он может стать лучше, чем был.

Ну и последнее. Окончив 7 классов, я пошла работать в локомотивное депо. Через некоторое время стала старшим экономистом, оттуда и вышла на пенсию – это единственное место моей работы.

Лидия ШАРАПОВА

Читайте также