Анатолий Иванович Иванов: "Это же война!"

Анатолий Иванович Иванов: "Это же война!"
364
Анатолий Иванович Иванов: "Это же война!"

- До войны мы жили в городе Вязьма Смоленской области, - вспоминает фронтовик, писатель, автор книги "Моя война" и герой медиапроекта "Голоса Победы" Анатолий Иванович Иванов. - В семье у нас было семь человек.

Сестра ушла в армию, ей было 20 лет, - ветеран показывает рукой на черно-белую фотографию молодой красивой девушки. - Она была боевая медсестра. Старший брат Костя, 1922 года рождения, учился в Сумском артиллерийском училище. 18 июня 1941 года у них был выпуск. Им присвоили звания лейтенантов и транспортом немедленно отправили в Брест. Там он принял батарею противотанковых орудий, сорокапятки такие были. Это была ночь на 22-е июня. А в 4 часа утра уже стало все понятно, что случилось. И все они, выпускники Брестской крепости, сделали два залпа и подбили два танка.

Сам Толя добровольцем попал на фронт в 1943 году, прибавив себе возраст, и прошел дорогами войны до самой Победы, прослужив от рядового пулеметчика до майора.

На момент начала Великой Отечественной наш герой учился в ремесленном училище радиосвязи № 5 небольшого городка Духовщина, что в Смоленской области, а исполнилось парнишке всего 15 лет.

Анатолий (в центре) с семьей до войны

- По выходным все ученики выходили в поле, и там были военные игры, - вспоминает ветеран и уточняет, - это уже была своего рода репетиция войны. В один из дней остался я дневальным в общежитии. И вдруг слышу по радио какой-то встревоженный голос. Сделал погромче и слышу: "...Наши войска отбили все атаки!". Так это же война!

Первые азы войны, как называет пережитое сам Анатолий Иванович, пацаны познали сразу, в первую же ночь после ее начала.
- Помню эту радиотревогу: "Все в убежище! Все в убежище!". И такую нам устроили бомбежку! Закидали зажигательными бомбами - город буквально горел. К 6 часам утра бомбежка прекратилась, а у нас трех человек не хватает. Куда делись? Вдруг заходит к нам мужчина и говорит: ваши ребята погибли...

Толя во время обучения в училище

Вскоре Толю вместе с товарищами по училищу отправили на строительство оборонительного рубежа на подступах к Смоленску.
- Мы многое видели уже тогда, - рассказывает ветеран. - Наблюдали воздушные бои - недалеко это все происходило. А однажды видим: наша небольшая танкеточка на большой скорости проехала в сторону, где бои слышались. Прошло какое-то время - танкеточка на такой же скорости возвращается обратно. А за ней идут два танка. Большие танки, мы таких и не видели. И на боках у них кресты. О, немцы!

В октябре 1941 года под Вязьмой разыгралась одна из самых страшных катастроф советских войск в ходе Великой Отечественной войны - разгром Брянского фронта и образование Вяземского "котла". Силам немецкой группы армий "Центр" удалось прорвать оборону советских войск и окружить западнее Вязьмы четыре армии в составе тридцати семи стрелковых дивизий, девяти танковых бригад, тридцати одного артиллерийского полка РГК. Потери убитыми и ранеными Красной армии превысили 380 тысяч человек, в плен попало свыше 600 тысяч человек. Перед Москвой не осталось войск.

Прорвав блокаду, некоторые части советских войск отошли на восток. Семья Ивановых была вынуждена уйти вместе с ними. Прижиться смогли в 20 километрах от Вязьмы, в деревне у родни, и прожили в оккупации до 1943 года. Как только территория была освобождена бойцами Красной армии, Толя тут же отправился в Вяземский военкомат - проситься на фронт. Недостающие годы юноша себе приписал...

- Нас призвали в армию и направили в запасной полк в город Слободской - 286-я запасная дивизия, - рассказывает он. - Мы проходили обучение. И вот здесь нас уже действительно обучали: тревога - и в поле. А в поле снег, мы прямо там и ночевали. Промерзли здорово, кто-то даже палец отморозил. И вот замполит нас спрашивает: "Ну как, ребята? Тяжело, наверное?". "Холодно", - отвечаем ему. "Ну ничего, ничего, ребята", - успокаивает он нас. "Это вы здесь, учитесь. А на фронте в таких ситуациях вы должны знать, как сохранить тепло, как не обморозиться. Если здесь ты отморозил пальчик, то на фронте ты уж ноги не обморозишь, сохранишь". Вот так нас обучали.

Свой первый бой, как и свою первую встречу с врагом, Анатолий Иванович помнит отчетливо.
- Первый бой был в Белоруссии, я в пехоте пулеметчиком был, - рассказывает наш герой. - Мы были уже в действующей армии. Шли по лесу, ночью продвигались. И вдруг слева автоматные очереди. У нас - два пулемета, мы их развернули. Смотрим - немцы перебежками на нас двигаются. Мы открыли огонь - они залегли. И пошло: огонь на огонь. Они по вспышкам стреляют - и мы по вспышкам. Как только мы прерывались, диск сменить, они тут же вставали и бегом на нас. Если бы мы еще один такой перерыв сделали, они бы точно к нам в тыл зашли. Но мы открыли огонь, они повернулись и бежать. А мы им в спины стреляли.

Анатолий Иванович на несколько секунд замолкает, как будто о чем-то задумавшись. И продолжает:
- Такое ощущение тяжёлое было: ты убил... Ты убил живого человека! Не важно, что это немец, что это враг - он живой человек. Дали нам кашу - не идет кашу-то даже есть. Вот такое состояние было... И не только у меня, у многих такое было. А вот уже второй бой ты смотришь по-другому - ты уже стреляешь во врага. И воспринимаешь ты его как врага. Такого сожаления, что человека убил, уже нет.
На дорогах войны Анатолий Иванов был дважды ранен и контужен.

- 23 декабря 1944 года мы вышли на рубеж атаки. Только мы поднимемся, по нам огонь из двух танков. А за ними минометная батарея стоит и тоже бьет по нам. Решил я бросить гранату, приподнялся, потянулся за ней, а тут три взрыва и удар в спину. Чувствую - кровь течет. Ничего не слышу, но ползу вперед, а сам сознание теряю. Очнулся в палатке, на лапнике лежу. Спрашиваю: "Как я здесь оказался?". А мне отвечают: "Это тебя наша неугомонная Анюта вытащила. Она и сейчас по полю боя ползает, ищет, кому помощь нужна. А для тебя сейчас самое лучшее лекарство - сон. Спи". Ну я, наверное, и уснул.

А. Иванов перед демобилизацией

Долгожданную победу наш герой встретил в Латвии.
- Там песчаные дюны. И на каждой такой дюне у немцев огневые точки были, пункты обороны. Мы уничтожали их и несли большие потери. А 1-го и 2-го мая мы уже знали, что над Рейхстагом - красное знамя. И немцы это уже знали и особо не стреляли. Ну и мы тоже не стреляли. И вот настало утро 8-го мая, солнечное такое. Вдруг мы слышим: кто-то стреляет и орет у нас в тылу. Автоматные очереди. Мы подумали, что это немцы к нам в тыл прорвались. Сразу тревога, всех развернули и туда, на подмогу. И вдруг видим: бежит адъютант командира батальона и орет: "Победа! Победа!" и из автомата в воздух палит. Поймали мы его, а потом бросали и ловили, бросали и ловили! И вот тут началось такое, что и описать сложно: кто пляшет, кто поет, кто обнимается, кто целуется, кто плачет - ничего непонятно. Ясно одно: Победа!

Анна ТЮРИНА
Фото Г. ОЖЕГОВА и из семейного архива А. Иванова

Читайте также