ПЯТНИЦЫ НА РУБЕЖНОЙ, 18: НОВЫЙ ЦИКЛ ВСТРЕЧ

ПЯТНИЦЫ НА РУБЕЖНОЙ, 18: НОВЫЙ ЦИКЛ ВСТРЕЧ
ПЯТНИЦЫ НА РУБЕЖНОЙ, 18: НОВЫЙ ЦИКЛ ВСТРЕЧ ПЯТНИЦЫ НА РУБЕЖНОЙ, 18: НОВЫЙ ЦИКЛ ВСТРЕЧ
“Гусеница и Аня долго смотрели друг на друга молча. Наконец Гусеница вынула кальян изо рта и обратилась к Ане томным, сонным голосом: “Кто ты?”… Как вы думаете, откуда этот отрывок?

Массовый читатель ассоциирует Владимира Набокова, прежде всего, с “Лолитой”. Ну, что мы ещё можем перечислить навскидку? “Машенька”, “Камера обскура”, “Другие берега”… А между тем Набоков был блестящий переводчик, литературовед, поэт. Приведенный выше отрывок - из сказки Льюиса Кэрролла “Алиса в стране чудес”, переведённой молодым Набоковым в русской традиции как “Аня в стране чудес” в 1923 году в Берлине. А самой первой его переводческой работой (1922 год) стал “Николка Персик” - “Кола Брюньон” Ромена Роллана. В музее В.В. Набокова в Санкт-Петербурге хранится первое издание этой книги с дарственной надписью сестре жены, Анне Фейгин: “Ани-муленьке вагулой бландулой. В. Сирин”. Это пародия на первые строки стихотворения императора Адриана: Animula vagula blandula - “душенька, скиталица нежная”. Роллановский “Кола Брюньон” почти целиком построен на каламбурах и французском просторечии, а Набоков обожал игру слов. Обратите внимание: русской эмиграции Набоков был известен как В. Сирин.

Всё это автор статьи узнал на пятничной встрече с научным сотрудником набоковского музея Данилой СЕРГЕЕВЫМ в библиотеке на Рубежной, 18. Для выборжцев Данила выбрал узкую тему: он познакомил нас с книжным собранием музея, содержащим действительно бесценные экземпляры. Среди них - первое издание “Защиты Лужина”, которого не было и у самого автора. Или вот ещё справочник по бабочкам, которым пользовался восьмилетний Набоков. На титульном листе карандашом написано colored by w nabokov - “раскрашено Набоковым”. Это w - двойное v - тоже от пристрастия будущего писателя к каламбурам, объяснил Данила Сергеев: так мальчик обыграл свои инициалы - В. В.

В тяжёлые годы в Берлине Владимир Набоков подрабатывал составлением шахматных задач и кроссвордов. В его сборнике “Стихи и задачи” видно, что на доске фигуры располагаются в виде тельца и передних крыльев бабочки. По мере того, как решается задача, крылья изменяют цвет (“Движенья рифм и танцовщиц крылатых есть в шахматной задаче...”). Кстати, Владимир Набоков впоследствии утверждал, что первым начал составлять русские крестословицы.

С этими раритетами, а также с немногочисленными, но подлинными вещами, принадлежавшими писателю и его семье, можно познакомиться в небольшом музее, занимающем один этаж дома на Большой Морской, 47, некогда бывшего собственностью Набоковых. Можно даже будет организовать для читателей выезд в музей на библиобусе, подала идею директор межпоселенческой библиотеки Ирина СЕМЁНОВА. Она объяснила, что данная встреча была организована при посредничестве старшего научного сотрудника музея-заповедника “Парк Монрепо” Михаила ЕФИМОВА, который и сам обладает глубокими литературоведческими знаниями. Поэтому коллектив библиотеки надеется, что Михаил тоже выступит в роли лектора в новом цикле пятничных встреч, посвящённых Году литературы.

Кстати, в этом году межпоселенческой исполнится 70 лет: в октябре 1945-го на Пионерской, 4, в тех же помещениях, в которых она находится и сейчас, открылась районная библиотека.

P.S. Данила Сергеев рекомендует начинать знакомство с Набоковым с “Романа о памяти”: это одна из двух книг, которые написаны автором отдельно по-русски и отдельно по-английски (вторая - “Лолита”). А Михаил Ефимов добавляет: Владимир Набоков - это писатель, к которому можно прийти в 15 лет, можно в 30 а можно - с удивлением - в 70…
Имя*:

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения

0 комментариев